шлюхи Екатеринбурга

Неожиданное продолжение праздника (2 часть)


По принуждению, Традиционный секс
За окном офиса светило яркое весеннее солнышко, а по дорогам текли тонкие ручейки подтаявшего снега. Кого-то в этот момент согревала пробуждающаяся от зимнего сна природа, кого-то любовь, а для Наташи единственным источником сил и вдохновения была чашка крепкого ароматного кофе. Работы у неё пока не намечалось, и девушка снова и снова погружалась в калейдоскоп своих воспоминаний. Её никак не могла отпустить картина, навсегда врезавшаяся в память своей непомерной жестокостью по отношению к ней. Распахнутая дверь ванной. Её муж Саша со спущенными штанами. Перед ним на коленях – лучшая подруга Леся с измазанным в сперме лицом. Теперь уже бывшая лучшая подруга…

В такой ситуации хочется найти ответы на извечные вопросы: кто виноват и что делать. Наташа много раз отвечала себе одно и то же: виновата я – за то, что любила этого козла и доверяла ему, за то, что оставила эту шалашовку наедине с мужем, за то, что не подала заявление на развод. Виноват он, в первую очередь ОН, как он посмел, тварь! Воспользовался ситуацией, тоже мне, блин, бык осеменитель! За прошедшие с того случая 3 месяца Саша нередко получал отказ и оставался без приятностей супружеской жизни. То голова у неё болит, то живот. Но истинная причина заключалась в другом: Наташа, несмотря на внешнее прощение, в душе затаила глубокую обиду на мужа. Не хотела и не могла она ласкать этого человека, он стал противен ей на уровне инстинктов.

От хмурых мыслей девушку отвлёк внезапный телефонный звонок. Это была Светка – единственная подруга, с которой теперь поддерживала общение Наташа. У Светиной дочки Оленьки приближался день рождения. Два годика как никак, а Наташа – крёстная. На выходных Света приглашала к себе, к тому же давно не виделись. Наташа отметила в ежедневнике, что к субботе надо купить подарок своей любимой белокурой принцессе.

Наташа снова посмотрела в окно и с сожалением вздохнула. «За что мне эти мучения? – подумала она. – Так соберись, хватит переживать, жизнь продолжается. – С каждым глотком горячего напитка ей становилось всё легче, и легче. Допив чашечку кофе, девушка окончательно успокоилась. – Ничего, муженёк, отольются кошке мышкины слёзки!»

Наташа достала из косметички маленькое зеркальце и взглянула на себя: «А я ещё ничего!» Собранные в хвост русые волосы открывали симпатичное личико девушки. Полноватые припудренные щёчки, тонкий носик с едва заметной горбинкой, зачёсанная набок серебристая чёлка. В карих глазах, полных грусти, появился огонёк надежды. Надежды на то, что жизнь её наладится и она будет счастлива. Наташа поправила накрахмаленный воротник белой блузки. Дебильная строгая форма: только чёрное и белое. Ей так хотелось надеть что-то яркое, броское, но внутренние правила конторы запрещали всякое вольнодумство в одежде. Эх … такая она госслужба: бессмысленная и беспощадная. Коллектив их почти полностью состоял из женщин. Так уж повелось, что мужики в их отделе подолгу не задерживались. Да и симпатичных сотрудников мужского пола было немного. А так хотелось Наташе показать свою красоту, ещё не тронутую морщинами и сединой.

Она продолжала любоваться собой в зеркале: «Ну вот и губы, словно гигиенической помадой помазаны. Нет, так не пойдёт, пора что-то в себе менять!» В этот раз Наташа не смогла чётко сформулировать, в чём должны заключаться перемены, но она с трепетом их ожидала. Её внутренний монолог прервали вернувшиеся из буфета коллеги Любаша и Маринка, активно обсуждающие последние новости на работе.

– Наташ, ты знаешь какая новость? Наш отчёт, говорят, в Москве зарубили, – Маринка при этом изобразила на лице смешную рожицу.

– Совсем охренели там. Никто разбираться не хочет, всё им на блюдечке подавай! А нам что, разорваться? – негодовала Любаша.

А через пару часов начальница сообщила Наташе, что её отправляют в командировку в министерство.

***