шлюхи Екатеринбурга

Нежная порка для сладкого демона, или Сумеешь досчитать до десяти?..

Произведение является фанфиком по мотивам фильма-мюзикла «Суини Тодд, демон-парикмахер с Флит-стрит», но содержание канона знать не обязательно.

(Лондон 19 века. Цирюльник Суини Тодд снимает квартиру в доме Нелли Ловетт, которая торгует мясными пирогами собственного приготовления. Нелли чертовски нравится Суини Тодд, но красивый своевольный цирюльник не очень то торопится отвечать на ее чувства…)

– Сейчас я тебе напомню, как в Англии воспитывают непослушных мальчиков! — И с этими словами миссис Ловетт втолкнула Тодда в подвал. Там было довольно темно, горела только печь: на противнях пеклись мясные пироги, перекрывая ароматом свежей выпечки весьма непривлекательный, совсем иного рода резкий запах. Довольно низкий, длинный коридор соединял подвал с запутанным, непроходимым лабиринтом лондонской канализации.

Когда Суини сильно доставал ее — невежливым общением, отсутствием реакции или другими парикмахерскими бздыками, она брала его за маленькое аккуратненькое ушко, — правда, чрезвычайно деликатно, двумя пальчиками, чтобы не дай Бог не оторвать! — и уводила его вниз, по лестнице за обитую железом дверь, которую тут же запирала на ключ. Сегодня вечером был именно тот случай: Суини учудил настоящий спектакль не для слабонервных. Подумать только: выбежать на улицу в одной рубашке (ну ладно, будем более точны: в рубашке и штанах!), с одной бретелькой через плечо, размахивая бритвой направо и налево, да еще и с какими-то идиотскими песнями! Типа, «Мы все заслуживаем смерти!»

«Да, знаю я — открыл Америку на Флит-стрит! Сейчас я покажу, чего ты сам заслуживаешь!..» — мысленно возмущалась миссис Ловетт.

– Ну-ка иди сюда! — Нелл резко развернула Тодда к себе лицом.

Ооо! Вот это зрелище: пылающие темные глаза, растрепанные волосы и чувственные губы, своевольно изогнувшиеся в демонической усмешке!..

— Нет, лучше — лицом к стене! — скомандовала Нелли тоном каторжного надзирателя.

Но было уже поздно: Суини сгоряча прижал ее к железной двери возле входа. Или выхода?..

«Какого еще выхода!? Не выбежишь. — Мысли роились и путались в ее голове. — Вот я тебе!.. Ой… Простите, сэр, вы не подскажете, где выход?.. Ладно, уже не надо…»

Всего минуту назад разъяренная и готовая на любые суровые меры, Нелли вдруг, незаметно для себя, поглаживает черные растрепанные кудри, ее руки спускаются ниже, на шею… и, наконец, тугим кольцом обхватывают сильные плечи. Мужчина дерзко вздергивает свой точеный подбородок. «Не умничай, сейчас ты у меня узнаешь!» — Миссис Ловетт решительно перемещает руки вниз… а Тодд все крепче прижимает ее к двери. Досадно, что им движет лишь одно упрямое желание напугать! Нелли нащупывает напряженное упругое округлое место там, где кончается его спина… «О, Боже, я не захватила розги!..» Внезапно ей открылся весь ужас положения, в котором она оказалась — в темном подвале, «безоружная», наедине с разбушевавшимся прекрасным демоном! И тут ей вдруг приходит в голову блестящая идея! «Ммм… аж дух захватывает, до чего все это доведет… если умело повести игру!»

– Так, ладно — стой ко мне поближе (Куда уж ближе!) и не двигайся! — Она решительно сжимает пальцы, лежащие на его крепком мускулистом теле. — Сегодня, по случаю праздника, получишь всего лишь десять! Не извиваться и не стонать, иначе все начну сначала! Вытерпишь молча — отпущу! Согласен?

Цирюльник иронически прищурился: «Какой там еще праздник? Придумала тоже!» В календаре на этот месяц все цифры были черные: он утром сам смотрел, когда листочков пять повырывал, чтобы судья быстрей пришел побриться! А что касается ее задумки с воспитанием, то: ххха! и фи-и-и! В прошлый раз — получилось, а теперь — не удастся!

…Все началось одним угрюмо-серым Лондонским деньком. Суини был в отвратном настроении и вел себя особо отвратительно. Да еще вздумал угрожать хозяйке дома остро наточенной им бритвой. Тогда Ловетт сказала, что он может вылетать (казалось бы — из собственной цирюльни!..) хоть сейчас: в этом доме давно установлены строгие правила и их необходимо выполнять! А бегать и орать он может где угодно — хоть до утра следующего вечера! На что Суини пренебрежительно пожал плечами и отвернулся к треснувшему зеркалу: тоже мне воспитательница! Готовить научись сначала! Но тут же запел по-другому, увидев, как мимо него пролетела знакомая миска с пеной для бритья — прямиком на улицу, со второго этажа! Раз! Затем — простынка для клиентов… Два… Он затаил дыханье…

– Стой, только не бритвы!.. — Тодд готов был на все, что угодно, только бы это издевательство прекратилось!

– Спокойно, Нелл, я принимаю твои правила!!! А… что я должен делать? — поинтересовался он.

Миссис Ловет уперлась кулаками в бока.

– «Тома Сойера» читал? — сурово спросила она.

– Чего?.. — Суини сразу не понял.

– Там про такого же как ты, шалопая, написано! И про то, как учить его уму-разуму! А ну-ка живо марш в подвал!

…После первого раза повторений уже не хотелось! Тодд никогда особо не был очарован миссис Ловетт (или — был, просто боялся себе в этом признаться?), но около недели он вспоминал о ней по нескольку раз на день… когда собирался присесть. Потом однажды вдруг уселся поудобнее да подзабыл!

И вот опять попался!.. А он-то думал — мол, не заметит! Блин, заметила!

– Повторение — мать умения! — строго напомнила Нелл. — Эй, ты идешь в подвальчик, дорогуша? — прибавила она с иронией. — Или пожитки собираешь?..