Проститутки Екатеринбурга

Нейропорно. Часть 6

     – Ti lubish krasnie yabloki?

     – Da, – сглотнул парень слюну.

     – Ti lubish beliy shokolad?

     – Da…

     – Tebe nravitsa… raduga?

     – Da.

     – Tebe nravyatsa zvyozdi?

     – Da…

     – Tebe nravyatsa moi koleni?

     Подросток открыл рот и тут же закрыл, сбившись с налаженного ритма. Глаза его моргнули.

     – Ну же, Дэн, – ласково увещевала его Ирина. – Тебе просто нужно ответить положительно или отрицательно на простой вопрос. Если ты забыл какие-то слова или не знаешь их значения, я могу тебе объяснить.

     – Я… – Он замолчал.

     Она коснулась рукою колена, открытого теперь до бедра. Парень, от шока, похоже, забывший даже об избегании глазного контакта, мог насладиться этим зрелищем во всей красе.

     – Tebe nravyatsa moi koleni, Дэн?

     Голос её был таким сладким. Таким вкрадчивым.

     – D-da, – сглотнув комок, выдавил парень.

     Ирина улыбнулась уголками рта. Едва заметно.

     – Tebe nravyatsa… moi byodra?

     Она провела ладонью по одному из них, как бы случайно позволив юбке ещё чуть-чуть приподняться. Сантиметра на два.

     – Da, – проговорил ученик.

     Щёки его горели.

     – Чего ты хочешь, Дэн? – проговорила Ирина, не сводя с него пристального взгляда через свои деловые очки. – Я предлагаю тебе поиграть… в немного другую игру. Игру, которая может ещё сильнее расширить твой словарный запас.

     Преподавательница сделала паузу.

     – Ты формулируешь желания на инлинке. Можешь пользоваться записями. Можешь даже подглядывать в учебник… это только поможет расширить твой лексикон. Я – выполняю их, если это в моих силах.

     Она неспешно поменяла расположение ног, тем не менее оставляя их перекрещёнными.

     – Ты… согласен?

     Глаза подростка горели. Но он явно не знал, что ответить, снова впав в ступор.

     – Эх, как же плохо ты понимаешь простые вещи, – с показной грустью покачала она головой. – Ну хорошо, для примера… vozmi ruchku.

     Дэн моргнул. Затем вздрогнул. Мгновением позже пальцы его сомкнулись на гелевом стерженьке.

     Преподавательница откинулась на спинку офисного стула, в глазах её проявилась мечтательность. Рука её соскользнула вниз по ткани колгот на колене.

     – Narisuy krug.

     Ручка описала окружность на листе бумаги.

     – Твоя очередь.

     Ирина неспешно покачивалась влево-вправо вместе с офисным стулом, колени её выписывали те же завораживающие движения под взором Дэна.

     Не в силах отвести от них взор, подросток сглотнул слюну.

     – Sdelayte… yubka vverh, – выдавил он, явно позабыв все правила согласования слов. И заалел.

     Сделав недоумённое лицо, Ирина еле заметно покачала головой. Коснулась рукой края подола и изобразила лёгкую укоризну.

     – Как тебе не стыдно, Дэн.

     Она смерила его взглядом с головы до ног. Смотреть на лицо парня было просто жалко.

     – Как тебе не стыдно допустить столько ошибок в реплике, – с той же интонацией добавила она. – Ты как будто совсем не учил интерлинка?

     Сжалившись над ним – и вспомнив попутно кое о чём – она быстро набросала на листке бумаги схему согласования для каждого из слов в подобного рода фразах и указала предпочтительные синонимы.

     – Смотри.

     Подросток глянул. Лицо его заалело ещё гуще.

     – Ну, попробуй ещё раз. Ты же способен построить фразу правильно, да?

     По лицу парня прошла дрожь.

     Он ещё раз взглянул на листок, потом – на её колени. Потом – снова на листок.

     – Pripodnimite… kray yubki.

     Преподавательница интерлинка слегка поправила очки, продолжая строго разглядывать его. Предложение было построено верно, но отказать себе в маленьком невинном удовольствии она не могла.

     – Ты забыл одно слово. Ключевое. В фольклорах некоторых стран его даже считают волшебным.

     – Pozhaluysta… – выдохнул Дэн.

     Последовала пауза.

     Затем, будто по таймеру, темноволосая девушка в чёрных сапогах, тёмных колготках, полураспахнутой кожаной куртке, чёрной юбке, белой блузе и деловых очках неторопливо выпрямилась.

     Стоя перед Дэном, она коснулась пальцами края юбки – неуверенно и сразу отдёрнув пальцы, как от огня, – но тут же, будто набравшись духу, взявшись за тёмный подол вновь.

     Пристально глядя ему в лицо, Ирина приподняла край своего одеяния, обнажая обтянутые тёмными колготками колени, открывая взору безупречные бёдра и предоставляя даже шанс увидеть часть манящих ягодиц. Пальцы её дрогнули было на миг, словно в стремлении отпустить подол, – но тут же застыли, стальными клещами удерживая чёрную ткань в наибесстыднейшем положении.

     Преподавательница несмело облизнула губы.

     – Чего ты теперь хочешь, Дэн? – мягко осведомилась она. Брови её взлетели.

     Подростка слегка трясло. Он тяжело дышал, не отводя взгляда от её оголённых ног.

     – Хочу… чтобы…

     – На инлинке, Дэни, – ласково напомнила она.

     Ирина смотрела, как раскрасневшийся ученик листает учебник и конспекты в поисках нужных слов, как блестят капельки пота на его лбу, как взгляд его временами скользит по её ягодицам и бёдрам, порою перемещаясь чуть выше. Откинув голову назад, она попыталась принять более влекущую позу.

     Кто бы мог подумать, что стезя садистки окажется столь сладка?

     Займись она самоанализом, она бы поняла, что в ощущениях этих многое от скрытого желания отомстить устроителям шоу, как бы воплотившимся для неё ныне в нескладной фигуре ученика. Преподавательнице сейчас, однако, было не до психологических изысканий.

     Кровь бархатно стучала в её висках. Пряный аромат воздуха, кажется, пропитал её всю.

     Подросток негромко кашлянул.

     – Да, Дэни? – нежно поинтересовалась она. Чуть-чуть потеребив пальцами края юбки.

     Дэн помялся с минуту. Набрал в грудь воздуха.

     – Pozhaluysta… snimite s sebya odezhdu. Ispolnite… ispolnite striptiz, – выдохнул он.

     Брови преподавательницы заново взмыли вверх.

     – Ты… хочешь, чтобы я сняла с себя всё? – будто в припадке растерянности сама кашлянула она, перейдя на обычный язык. Приоткрыв на миг губы – и как бы даже сурово нахмурившись. – Разделась перед тобою прямо тут и сейчас? Сделав это. . под музыку?

     На тинейджера было жалко смотреть. Стыд и страх плыли по его лицу белесо-алыми волнами.

     Ирина, украдкой любуясь дивными переливами оттенков, поправила свои строгие деловые очки.

     – Horosho, – опускает она взор.

     Рука её, высвободив край юбки, проскальзывает в висящую на плече сумочку, извлекая косметичку. Как хорошо, что в памяти её зеркальца как раз имеется трек с приятной подбадривающей мелодией.

     Лишний довод к тому, что всё это – небыль?

     Пара щелчков наманикюренным пальцем по ледяному стеклу – и неторопливая плавная музыка мягкими аккордами заливает комнату.

     Ирина снимает сумку с плеча и отправляет её на столик, слегка надув губы и не сводя с ученика немного рассерженный взгляд. Отчасти она и вправду рассержена – чувство это странно пьянит и возбуждает – она всерьёз ожидала, что Дэн будет умолять её избавляться от предметов одежды по одному, в преддверии чего и заставляла его заучивать их наименования?

     Обе её ладони птицею взлетают к плечам – край юбки молотом падает вниз и вновь укрывает её ноги чёрным бархатным опахалом.