Проститутки Екатеринбурга

Небесный минет

     Всем привет. Меня зовут Айта, я студентка. Не красавица и не уродина, не ботан, но и не дура. Учусь в Москве, но мой родной город находится далеко-далеко за Уралом. Поездом ехать долго, поэтому на летние каникулы я чаще всего лечу на самолете. Перелет до N-ска длится несколько часов, и во время одного полета со мной случилась вот такая история.

     

     Итак, я летела домой. Рейс был ночной, а пассажиров было мало. В основном какие-то пенсионеры. Не было ни грудных детей, ни даже напившихся буянов. Поэтому у меня были все шансы выспаться; ну, насколько можно выспаться в самолете. Место мне досталось в последнем из занятых ряду. У окна сидел какой-то парень в дурацких тоненьких очках, место рядом со мной было свободно, а на остальных трех из шести кресел ряда (ну, тех, что через проход) кто-то разложил сумки. Мне жутко хотелось спать, и поэтому, когда погасили свет в салоне, я моментально провалилась в сон.

     

     Проснулась я глубокой ночью и обнаружила, что задремала, положив голову на плечо этого самого парня. Я очумело покрутила головой, спросонья не очень понимая, что происходит, и наткнулась на его чуть насмешливый взгляд. Еще и лыбится, гад. Ну и пофиг, подумала я и снова поуютнее устроилась у него на плече. Вот назло буду спать, и пусть только попробует пошевелиться. Он не пробовал, сидел тихо. Но мне заснуть уже не удавалось. Было жутко неудобно, да еще в голову лезли образы из только что приснившегося бурного секса. Внизу живота было тепло, и мне очень хотелось бы сейчас уединиться где-нибудь в теплой ванне и спокойно поласкать себя.

     

     Я минут 5 поворочалась, потом, демонстративно не говоря ни слова соседу, и даже не глядя на него, сняла туфельки, укрылась пледом поудобнее и, свернувшись комочком, улеглась, положив ноги на свободное сиденье, а голову – на колени парню. Ну, даже не на колени, а на бедро, строго говоря. Я затылком чувствовала его изумленный взгляд. “А вот, на тебе” – мстительно подумала я и принялась устраиваться поудобнее.

     

     Хмм, а лежать было не так удобно, как казалось. Я немного поерзала по его бедру, и вдруг, внезапно, почувствовала щекой какое-то шевеление в его брюках. Мне даже стало жарко, когда я поняла, что это его половой член находится буквально в миллиметрах от моего лица, скрытый только тканью штанов. И что мои движения его возбудили. А со стороны я, наверное, выгляжу, как будто делаю ему минет?

     

     Я не знаю, что на меня нашло. Я поправила волосы, а потом, каким-то нервным движением, чуть отодвинулась, положила ладонь в его промежность, вжикнула молнией и запустила кисть руки в жаркую тесноту его брюк. Парень замер, даже как будто дышать перестал. Я тоже замерла. Моя ладонь лежала на его гениталиях, горячих и чуть влажных под тонкой преградой трусов. Упругая сосиска члена чуть пульсировала под моей рукой. Парень тихо вздохнул. Я чуть сжала ладонь, перекатывая в пальцах мягкую плоть.

     

     “Наверное, у рэперов гораздо удобнее ковыряться в их штанах, они ж такие просторные”, – сумбурно пронеслось у меня в голове. А больше я даже ни о чем не думала, а просто как-то очень быстро и ловко вытащила наружу его достоинство, освободив из плена трусов. Мне в нос ударил одуряющий запах мужского члена, даже чуть закружилась голова. Нет-нет, мне очень повезло – это не был стерильный парфюмный аромат отмытого с мылом тела, это не был жуткий смрад какого-нибудь давно не мывшегося колхозника. Нет, парень явно принимал душ недавно, но его промежность уже успела приобрести этот божественный запах здорового и сильного самца. Я вдохнула еще раз. И еще. А потом накрыла ладонью, разминая и оттягивая залежавшийся без дела стволик.

     

     Его член неуверенно пульсировал в моей ладони, медленно набухая. Я высунула язычок и легко коснулась самого кончика, там, где головка показывается из-под нежной кожицы крайней плоти. Особого вкуса не почувствовала, зато мужской орган отозвался на касание нервным подергиванием, значительно увеличившись в размере. Мое тело действовало само, честное слово!

     

     Мне очень захотелось распопробовать этот прекрасный член, поэтому я направила его себе в рот, ни секунды больше не раздумывая. Ощутив гостеприимную нежность моих мягких губ, пенис моментально окреп, приобрел силу и мощь, и вот уже перестал вмещаться в мой ротик целиком. Упругий стержень выгнулся дугой, упираясь мне в зубы и щеку, неимоверно раздувшись и в толщину. Разбухшая головка уютно устроилась на моем языке, как будто я взяла в рот крупную сливу целиком. Я неуверенно причмокнула губами и неожиданно для самой себя кончила, даже не прикасаясь к клитору.

     

     Оргазм этот нельзя было назвать лучшим в моей жизни, но в десятку он точно попадет. Я невнятно промычала что-то, замерев в сладком восторге острейшего чувственного наслаждения, но вряд ли это было слышно из-за рева двигателей. Парень, чей член я держала во рту, тоже не заметил моего состояния. Ну и плевать. Я томно обмякла на его бедрах, с благодарностью лениво водя язычком по головке этого замечательного органа. Ммм. Вкусный и красивый член. Я не эксперт, конечно, и о размерах сложно судить – но явно длиннее среднего. И толстый, и ровный…

     

     Господи, ну почему же к члену всегда прилагается какой-нибудь козел! почему нельзя как-нибудь оторвать этот бархатный штык и носить его с собой в сумочке, или просто иметь дома, вместо дурацкого пластикового вибратора? Я сосала член, понемногу вновь заводясь и распаляясь. Мой язычок описывал дразнящие круги по венчику головки. Двигать головой по члену не хотелось, а рукой было не очень удобно – мешали брюки, да и изгиб пениса был довольно неудобным. Поэтому я просто лежала и сосала этот совершенно незнакомый пенис, даже и не особо обращая внимание на происходящее вокруг.

     

     Моя рука скользнула в трусики и принялась нежно массировать клитор. Парень впервые подал признаки жизни – я почувствовала, как он осторожно, боясь спугнуть, гладит меня по волосам. Другая его рука столь же нежно легла на мою попку, как будто бы намереваясь проникнуть мне между ножек. Вечно им все приходится объяснять! Мы же не знакомы, почему он так себя ведет? Я же не хочу секса, у нас сейчас, ну, не знаю, активный петтинг, наверное. Поэтому я решительно схватила его руку и переместила себе на грудь. Там можно трогать. Даже нужно. Его ладонь накрыла один из моих холмиков, затем скользнула вниз по животу, и вновь вернулась вверх, задирая мой топик. “Нахал” – простонала я, но про себя, потому что рот все еще был занят членом. Чужие пальцы все увереннее исследовали мою грудь, и вот он уже чуть ущипнул сосочек. Я отомстила ему, чуть сжав в руке его мошонку, и даже царапнув ее своими острыми ноготочками.

     

     И вот этого, наверное, делать не следовало. Потому что парень резко оставил в покое мои соски – я даже обидеться не успела! – и обеими руками взял меня за голову, поворачивая меня под нужным ему углом. Я выгнулась в не очень удобной позе – опираясь на локоть одной руки, отчаянно мастурбируя второй. “Ах, как не хватает еще пары рук! я бы гладила свои грудки одной, и ограничивала бы проникновение пениса в свой рот другой”. Эта дурацкая мысль родилась у меня исключительно потому, что сейчас мою голову безжалостно нанизывали на половой член, совершенно не считаясь с моими желаниями. Нет, он не был совсем уж козлом, и не пихал свой пенис мне в горло; но я чувствовала себя так, как будто моей головой, моим ротиком просто дрочат, как неодушевленным предметом.

     

     Рвотный рефлекс, к счастью, куда-то пропал, и хотя я и давилась его членом при особенно глубоком вторжении в мой рот, но все было не так уж и плохо. Приноровившись, я даже начала получать какое-то извращенное удовольствие от того, что меня так бесцеремонно насаживают ротиком на половой орган. Вверх-вниз, вверх-вниз. Этот замечательный член теперь стоял строго вертикально, выпрямившись во весь свой немалый размер, влажный от моей слюны.

     

     Парень снял мой ротик с пениса, дал немного полюбоваться зрелищем насосанной разбухшей багровой головки, а потом ткнул меня лицом куда-то себе в промежность. Через мгновение я сообразила, что от меня требуется, и принялась вылизывать его яички. Я старалась, как будто сдавала экзамен. Втягивала в рот по одному, и оба сразу, нежно лизала кожицу, ласково покусывала ствол. Так продолжалось какое-то время, потом мужские сильные руки вновь нанизали мой ротик на член, но на этот раз парень зажал мою голову как тисками и начал двигаться сам.

     

     Вот это уж точно нельзя было назвать минетом. Самец отбросил всю свою интеллигентность и решил взять самку по-настоящему. Пусть даже всего лишь в рот. Движения его были сильными и мощными, и теперь я взаправду испугалась. Я просто чувствовала, что теперь от меня уж точно ничего не зависит, и что пока он не кончит, он не остановится. Испуг смешивался с каким-то тянуще-сладким чувством подчинения, я чувствовала себя униженной и покоренной, как будто меня жестко драли раком. Я чувствовала себя его сучкой. Он попросту ебал меня в рот, резкими и сильными движениями, а я только и думала о том, как же офигенно приятно быть вот так вот оттраханной самцом, сосать и сосать его великолепное копье. Парень что-то коротко простонал, насадил меня поглубже, и мелко и часто задвигал тазом.