шлюхи Екатеринбурга

Наш трудовой семестр. часть 6

7 марта я решил зайти в свою бывшую школу, как там моя любимая Ольга Ивановна? Сейчас в школе тишина, уроки сократили, почти всех учеников распустили – учителя точно собирают свой маленький банкет. Зашёл в класс…

Ольга, отвернувшись к окну, вертела указку в руке, скорее всего не хотела с таким настроением идти к коллегам, высиживать за столом, еще и к спиртному прикладываться. Встал за спиной, тихо спросил:

– Оля. Случилось что?

Оглянулась, обняла меня…

– Жека? Милый Жека…

Взглядом усмотрел через очки влагу в глазах, готовую вырваться и пролиться слезой по щеке. Запах от Ольгиных волос терпкий и ароматный, едва ощутимый. Одуреть можно!

– Что случилось, Ольга ивановна?

– Все хорошо, Жека.

– Я вижу. Вам помочь?

– Чем? Чем мне поможешь?

В голосе проскочила нотка надрыва. Еще немного и расплачется девка.

– Да вон хоть карту в картохранилище отнесу.

Школу будто метлой вымели. Ни единого человека. Ученики на радостях, что отпустили, из «храма знаний» бежали без оглядки. Зашли в кабинет, встал на стул,закинул карту.

Спрыгнул на пол, оказавшись в шаге от вожделенной, чуть вздымавшейся при дыхании груди Ольги. А еще этот запах ее духов. Не раздумывая, протянул руки, привлек молодую женщину. Дернулась, попытавшись вырваться, но хватка хоть и нежная, только мужская. Еще подергалась, но молча. Не кричать ведь? Могут бог знает о чем подумать! Поддалась. Их губы встретились. Целовал не порывисто, нежно, утоляя голод долгих месяцев именно этого самого… Через много лет это состояние назовут «химией» между мужчиной и женщиной. По-иному, опознаванием подходящей «половинки одного целого». Рука моя нахально поползла по бедру к срезу подола, потом под подол,скользская прохлада чулка и вот – горячая кожа её восхитительной ножки… Впился в её пухлые сладкие губы, которые раскрылись мне навстречу…

– Подожди! Не сейчас… Мне нужно… Мне нужно появиться на этом глупом банкете, – задыхаясь после поцелуя попросила Ольга.

Подошел к окну, выглянул в стекло. Весеннее солнце, не жадничая, щедро разбросало лучи по аллеям школьного парка. Н-да! Весна! Весна – это состояние души, а в его душе сейчас птички поют. В такой день хочется жить! Просто жить и наслаждаться этим. В голове всплыли строчки стихов, что было почти невероятно, в жизненной повседневности к стихам я относился более чем ровно, а здесь как наваждение какое-то…

Расплескается март по лужицам,

В небе радугой улыбаясь…

Голова, как хмельная, закружится…

В солнца лучиках искупаюсь…

Но вот мой обостренный слух вычленил звук каблучков в пустом коридоре и легкий торопливый шаг. Ее шаг! Лихо сгреб ее в объятья, приник губами к ее губам, ощущая ее запах. Химия!

Сдалась. На поцелуй ответила поцелуем. С тихим стоном выдавила слово:

– Дверь…

Эта чертова дверь. Как в тумане справился с замком. Наконец обнял любимую женщину, отвечавшую его желаниям. С нетерпением подавил последнее, уже слабое сопротивление. Рука почувствовала материю тонкого шелка, узкую полоску, последнюю границу между ними. Пальцы нащупали мягкий волос, дотянулись до горячей, влажной нежности женской плоти… Громко ахнула!

– Жека, то, что ты в меня влюблен, знали не только в классе, над этим подсмеиваются учителя. Но какова я?..

Снова приник к губам подруги. Я рукой потянулся к подолу платья, подвинул материю вверх. Ладонь легла на шелк волос между ногами, заставив Ольгу раскинуть в стороны согнутые в коленях ноги.

– Ох!

Его пальцы проникли в горячую влагу половых губ и неторопливо задвигались, заставляя вздрагивать тело женщины. Затем я её развернул и Ольга легла грудью на широкий подоконник. Я вошёл в неё немного грубо, но она этого и хотела, вскоре бурно кончив и громко, сладострастно застонав на всю комнату…

Я вышел из неё, вытер своего “друга” платком”, а Ольга всёбыла в той же позе:

– Жека! Я еще хочу. Соскучилась!

Ответ не заставил себя ждать.

– Я тоже…

– Ольга, какие у тебя духи… Духи. Настоящие французские, если не ошибаюсь, «Paloma Picasso».

– Ох и Жека! – Точно! «Paloma». Лимон с розой и гвоздика, чуть добавился запах удовлетворенной женщины. А еще что-то характерное. Вроде бы сандаловое дерево с мимозой. Мне они очень понравились. купила в Москве у “жучков”…

У меня получилась неделя безоблачного счастья – Ольгин муж уехал в командировку в Польшу. Шикарная квартира! Но для того, чтобы получить такую квартиру в таком доме, нужно быть в «обойме». Судя по всему, Олин муженек в ближнем кругу обосновался надежно. Так что я с интересом знакомился с тем, как живут настоящие «буржуины» с партбилетом в кармане и коммунистическим окрасом души.

Вскоре, после бурного секса, мы с Олей сидели на кухне. Но вот я вновь возбудился! Сграбастав Ольгу, поднял на руки, заставив «спрятать» лицо у себя на груди. Больше не желал просто разговоров. Хотел любви с дорогой его сердцу женщиной.

Уже на пути в спальню одежда, слетая с них и падая на пол, образовала дорожку следов. Ладонью ударил по выключателю на стене, включив свет в комнате.

– Зачем… – пролепетала как в дурмане.

Вот наконец-то и кровать. Положив Ольгу, стянув трусики с неё, осыпал ее живот поцелуями. Приняв правила игры, женщина извивалась в его руках от приятной щекотки. Может быть, чуть грубовато схватил Ольгины бедра с внутренней стороны, раздвинул ей ноги. Она уже не стеснялась его, позволила рассмотреть свои прелести!

Я чувствовал пьянящий запах женщины, его любимой женщины. Несколько раз провел языком по раскрывшемуся бутону женского «цветка». Она громко взвыла!

Застонала, едва сдерживаясь, чтобы сильней не прижать рукой мою голову к себе между ног. Между тем я не хотел быть в постели чистым «миссионером». Мой язык опустился к узенькой дырочке, раздвинул ее и поднялся вверх, к клитору, лишь самым кончиком лаская его. Ольга громко застонала, а я сразу по запаху ощутил, что она «потекла». Кончила! Вот теперь можно было доставить удовольствие и себе.

Долгим поцелуем приник к ее устам. Вздыбившимся естеством своим проник в «сладкую норку». Оба вскрикнули, после чего начали двигаться навстречу друг другу. Сама приблизилась к порогу высочайшего наслаждения, зажмурила глаза и закричала. Мою попытку вырваться пресекла. Вцепившись в меня, не дала выйти из нее. Сладко всхлипнула и задрожала от накрывшей ее волны обоюдного оргазма. Мы оба не могли отдышаться… Потом ротиком подняла “его” и прошептала “Хочу ещё!”

– Хочу ребёночка от меня, милый любимый Жека… – ночью она орала в голос от куни!

Утром Ольга «колдовала» на кухне. Приятно смотреть на мало того, что красивую, так еще и счастливую женщину.

– Присаживайся. Оладушки готовы. Ты чай или кофе пить будешь?

Опять вскоре бурный секс, опять Ольга просит кончит в неё… Потом просит меня уйти, завтра её муж приезжает. Да, мы расстаёмся! Се ля ви – такова жизнь. Правы франки!

Я шёл по улице как пьяный и тут возглас из стоящей у тротура “Волги”:

– Жека! Ты куда пропал? Ну наконец встретила тебя…