Наказание мочевого пузыря

     
“Мы можем сегодня съездить в торговый центр?”- спросила Келли. “Конечно”,- сказала Мэгги, которой самой очень не хотелось сидеть дома. Быть приходящей няней скучно, хотя здесь вряд ли подходит слово “няня”. Келли училась в очень престижной и дорогой частной школе, ей было 17 лет (хотя выглядела она как 14-15-летняя девочка с хорошо развитой фигурой), и Мэг, которой было немногим больше (если точно – 19 лет), не могла понять, почему родители Келли позвонили ей по объявлению, где Мэг хотела устроиться на работу сиделкой или приходящей няней. На самом деле Мэг была лесбиянкой, и она согласилась на эту работу не только из-за денег, но и из-за того, что Келли очень её вобуждала. Сегодня девочка была одета очень сексуально, по мнению Мэг: очень плотные лосины почти от пупка до середины бёдер, короткий топик, по размерам скорее напоминающий лифчик, и лёгкие кроссовки. Келли действительно была очень симпатичная: не очень высокая, стройная (если бы она сбросила ещё несколько килограммов, её можно было бы назвать худой), с небольшой, но упругой грудью с твёрдыми сосками, но главное – это ноги, её ногам могла бы позавидовать любая фотомодель.

     “Ну почему ей ещё нет восемнадцати”,- думала Мэг,- “я бы попыталась соблазнить её прямо сейчас, она просто сводит меня с ума”. “Пошли быстрее, не тяни”,- поторопила её Келли. “Зачем такая спешка?”- удивилась Мэг. “Я хочу успеть туда до закрытия. У них ведь сегодня сокращённый день”,- ответила девочка. “Ты не забыла кошелёк?”- спросила Мэг, запирая входную дверь снаружи. “Он мне не нужен, всё равно у меня почти нет денег. Я всего лишь хочу посмотреть витрины”,- чуть поколебавшись ответила Келли. Девочки сели в машину, и поехали к магазину. В течение двадцатиминутной поездки Мэг несколько раз смотрела на Келли и заметила, что она не смотрит по сторонам и сидит как-то слишком сосредоточенно. “Что это ты притихла?”- спросила Мэг. “Что?.. А, ничего. Просто так…”- рассеянно ответила Келли, сжав колени, потому что заметила, что её мочевой пузырь стал довльно полным. Девочка вспомнила, что не сходила в туалет перед поездкой, и не опорожняла свой пузырь уже пару часов, при этом она выпила пару стаканов газировки почти перед самым выездом. Вскоре Мэг поставила машину на стоянку, они с Келли пошли к магазину, и Мэг, идя сзади, смотрела на великолепную попку 17-летней девушки, туго обтянутую тонкими чёрными лосинами.

     Когда они подходили к магазину, Келли заметила невдалеке туалеты и сказала: “Я схожу в туалет, тут недалеко. Кстати, купи мне газировки, сегодня что-то жарко”. “Хорошо, я подожду здесь”,- сказала Мэг. Она подошла к палатке и взяла два литровых стакана Пепси, поскольку поллитровые стаканчики уже закончились, но за себя она не волновалась, так как сходила в туалет перед самой поездкой. Ей не пришлось ждать долго, и как только Мэг вернулась назад, она увидела Келли и сказала ей: “Ничего себе, я бы не успела так быстро”. Келли ответила, поморщившись: “Я не сходила в туалет, все кабинки закрыты до завтра, пошли в магазин”. “Ты просила купить газировку”,- сказала Мэг и протянула ей один стакан. “Ах, да. Лучше бы я не просила, но в магазине есть туалеты, я думаю, что вытерплю до них, даже выпив Пепси”,- Келли взяла стакан, и девочки вошли в торговый центр. Они пошли к музыкальному отделу посмотреть новые компакты, и Келли выпила уже почти половину стакана.

     Если бы она представила, как скоро Пепси окажется у неё в мочевом пузыре, она пила бы намного медленнее. Келли понравился один компакт, но она не взяла деньги, поэтому Мэг, усмехнувшись, сказала: “Что, нет денег?” “Отвяжись, я завтра приеду сюда с мамой, и она купит мне десять компактов, если я захочу”,- ответила Келли, обидевшись на подкол. Мэг уже начинала сердиться на Келли, которая весь день была в плохом настроении, и повела её в другой отдел. Келли смотрела по сторонам, потому что она всё сильнее хотела в туалет. Газировка, которую она только что допила, уже начала перерабатываться и увеличивать давление в пузыре. Девочка начала немного нервничать, поскольку почувствовала знакомое ощущение – давление пояса на медленно наполняющийся мочевой пузырь. Тугая резинка на поясе её лосин делала положение Келли только хуже, сдавливая её бедный живот по линии на пару пальцев ниже пупка.

     “Ничего себе, посмотри на тот серебряный браслет”,- внезапно сказала Келли, повернувшись к Мэг. “Да, он очень красивый, хотя, должно быть, очень дорогой”,- ответила Мэг. Келли попросила продавца показать ей браслет и примерила его, а Мэг, чтобы не стоять рядом просто так попросила показать ей изумрудные серьги. Келли подумала. что браслет великолепно смотрится на её белой коже, но, посмотрев на ценник, поняла, что даже родители не купят ей такое дорогое украшение. Когда Мэг примерила серьги, она заметила, что Келли начинает чуть-чуть пританцовывать. “Ох, Мэгги, поехали домой”,- нервно прошептала Келли, незаметно прведя рукой между бёдрами, прикрыв их сумкой. “Подожди минутку, я хочу взглянуть ещё на то колечко с топазом”,- попросила Мэг и начала рассматривать его, в то время как Келли уже довольно заметно для окружающих переступала с ноги на ногу, и пару раз даже чуть-чуть подпрыгнула.

     “Хорошо, спасибо, я только смотрела”,- сказала Мэг, вернув кольцо продавцу. “Пошли быстрее”,- поторопила её Келли, почувствовав очень сильное желание пописать. Девочки пошли к машине, Келли всё время смотрела по сторонам. “Ты в порядке?”- спросила Мэг, заметив то, что Келли закусила губу и идёт очень медленно. “Почти, я только о-о-очень хочу в туалет”,- сказала Келли. “Потерпи, ты сможешь вытерпеть до дома, ты ведь не двухлетняя малышка, которой нужны подгузники, нам ехать не больше двадцати минут”,- сказала Мэг, решив немного подразнить девочку, возбудившись от её потребности. “О`кей, я потерплю, только пошли быстрее”,- нервно сказала Келли, идя по направлению к машине. Когда Мэг уже собиралась открыть дверцу, она заметила серебряный браслет, выглядывающий из сумочки Келли. “Где ты взяла этот браслет?”- недоверчиво спросила Мэг, подумав, что её подопечная украла его в магазине.

     “О ч-чём ты г-говоришь?”- нервно спросила Келли, понимая, что её застукали. “Я об этом браслете. Ты украла его в магазине, пока я просила продавца показать мне колечко?”- спросила Мэг, глядя прямо в глаза Келли, которая нервничала и из-за полного мочевого пузыря, и из-за того, что незаметная кража не удалась. “Да, я украла его, но тебе-то какое дело”,- сказала девочка. Пробуя защититься. “Ты вернёшь это в магазин, причём немедленно”,- сказала Мэг,- “я не собираюсь покрывать тебя, потому что сейчас ты под моим присмотром, и, если что, твои родители будут всё спрашивать с меня”. Келли усмехнулась и попыталась сесть в машину, но Мэг схватила её за руку и повела за собой назад к магазину. Келли, поняв, что её план кражи окончательно провалился, попросила: “Хорошо, мы вернём браслет, но я могу сначала сходить в туалет?” “Нет”,- жёстко ответила Мэг.

     “Но мне действительно очень нужно, пожалуйста”,- продолжает просить Келли подрагивающим голосом. “Нет, тебе ещё повезло, что я не собираюсь сдавать тебя охране магазина, а они наверняка вызвали бы полицию”,- ответила Мэг, и пошла ко входу. Келли тихо и напряжённо пошла за ней, её мочевой пузырь начинал пульсирующе болеть, девочка постоянно ощущала полноту пузыря, поскольку он начал выпирать над лонной костью и упёрся в ремень лосин. “Пожалуйста, я могу сходить в туалет перед этой разборкой с продавцом? Мне ужасно нужно пи-пи”,- попросила Келли, остановившись на полпути к магазину, сжав руки между бёдрами. “Нет, и ещё раз нет, магазин скоро закрывается, и я боюсь не успеть. Если мы опоздаем, а это случится, если ты пойдёшь в туалет, продавец уйдёт, и я буду вынуждена сообщить охране о твоём поступке”,- на полном серьёзе ответила Мэгги.

     “Ну, пожалуйста!!!”- почти закричала Келли в отчаянии. “Нет, и прекрати меня спрашивать”,- отрезала Мэг. Келли снова пошла за ней, продолжая чувствовать пока что не очень сильную боль по линии на пару сантиметров ниже пупка, где ремень лосин врезался в живот. Бедная девушка чувствовала, что может не удержать небольшую струйку в любой момент, поэтому она сцепила руки впереди себя, держа в них украденный браслет, чтобы никто не заметил влажного пятнышка, которое могло появиться у неё между ног. Девочки быстро дошли до отдела ювелирных украшений, и Мэг, взяв у Келли браслет, сказала продавцу: “Извините меня, я боюсь, что эта девочка попыталась уйти, не заплатив за это браслет. Можете забрать его обратно”. Продавец посмотрел на Келли, затем на Мэг, и поблагодарил её. Мэг, подумав, добавила: “Мне не хотелось бы, чтобы вы вызвали охрану и поднимали шум, но я была бы вам благодарна, если бы вы написали записку родителям этой девочки и поставили печать, чтобы они поверили в это. Я вас уверяю, что они примут к ней соответствующие меры”.

     Келли возмущённо взглянула на Мэг, она знала, что если её родители узнают об этой краже, её высекут ремнём, и на месяц-другой запретят выходить со двора дома. “Да, конечно, если вы просите”,- сказал продавец и начал писать записку родителям Келли, после чего расписался на ней и поставил печать магазина. Мэг спрятала записку в рюкзак, ещё раз извинилась перед продавцом и повела Келли к выходу. “Что… что ты собираешься делать с этой запиской?!”- Келли нервно спросила у Мэг. “Ещё не знаю. Может отдам твоим родителям, а может и нет”,- спокойно ответила Мэгги. “Пожалуйста не надо отдавать им записку. В ближайшие выходные я собиралась съездить на пикник со своим парнем, и если мои родители узнают об этой краже, они не отпустят меня…”- бормотала Келли. “Заткнись”,- сказала Мэг, когда ей уже стали надоедать эти рассказы. “Ну пожалуйста, не рассказывай ничего моим родителям, пожалуйста”,- всё не успокаивалась Келли. Мэг на минуту задумалась… У неё в голове появился план, когда она вспомнила, что девочка до сих пор очень хочет в туалет, и, к тому же, просто обожает своего парня, и сделает всё, чтобы поехать на этот пикник.

     “Хорошо, мы можем заключить сделку. До приезда родителей ты будешь делать то, что я тебе скажу. Если ты выполнишь всё, что я придумаю, я ничего не скажу твоим родителям и отдам тебе записку”,- вскоре сказала Мэгги. “Ты не шутишь? О`кей, я согласна!”- быстро сказала Келли, улыбнувшись, на что Мэг ответила: “Ну вот и договорились. С этой секунды ты делаешь только то, что я тебе скажу”. Девочки шли по уже почти пустым коридорам магазина, и Келли, остановившись у общественных туалетов, спросила: “Мне действительно нужно в туалет, я могу пописать прежде, чем мы поедем домой?” “Нет. Терпи до дома, и не забудь наш договор”,- хитро сказала Мэг. “Ну пожалуйста, мне очень нужно. Я уже почти до краёв полная, честно, мне очень-очень нужно, пожа-а-алуйста”,- продолжала просить Келли. “Нет, терпи, тебе не пять лет, чтобы ты не могла потерпеть до дома, так что сдерживай себя”,- тоном, не терпящим возражений, сказала Мэгги. Келли пошла дальше за Мэг, сжимая бёдра, чтобы не надуть в штаны. Когда они подошли к машине, Келли тихо села на переднее сиденье. По дороге домой Келли молча сидела, сжав правую руку между бёдрами и слегка наклонившись вперёд, поскольку её мочевой пузырь начал ощутимо болеть.

     Дорога заняла всего 15 минут, но это время было для Келли настоящей пыткой, она ещё ни разу в жизни не хотела в туалет так сильно, как теперь. Девочка постоянно чувствовала жгучую боль в нижней части живота, и ей приходилось всё время напрягать тазовые мышцы, чтобы удерживать уретру закрытой. Она пыталась придумать, как облегчить свои страдания, но так ничего и не придумала, поэтому просто продолжала сидеть, сжимая мышцы таза изо всех сил. Келли даже подумала о том, чтобы выпустить небольшую струйку под себя и чуть-чуть ослабить давление в пузыре, но она быстро поняла, что Мэгги заметит влажное пятно на сиденье и ни за что не отдаст ей записку. Келли продолжала терпеть, и, наконец, поездка подошла к концу, так как она увидела свою улицу. “Ещё чуть чуть, и я смогу сходить в туалет”,- думала Келли про себя. Она так сильно хотела в туалет, что чуть не выпустила струйку только от одной мысли, что, если бы не Мэг. Она могла бы пописать на лужайке перед домой, сняв лосины. “За мной”,- сказала Мэгги, направившись к дому, и Келли пошла за ней, время от времени держась за промежность. “Ничего себе, ты и правда очень хочешь в туалет”,- со смехом сказала Мэгги, увидев её походку.

     “Да, правда, я вот-вот описаюсь. Быстрее, открой дверь”,- попросила Келли. “О, действительно?”- спросила Мэг, повернувшись к Келли с ключами в руке,- “а может, мне подождать минутку-другую, прежде чем впустить тебя? Погода сейчас хорошая, я могу ещё подышать воздухом…” “Нет, пожалуйста, не надо”,- испуганно попросила девочка, сжимая обе руки между бёдер и слегка пританцовывая. Мэг посмотрела на неё, усмехнулась и открыла дверь. Сразу же, как только Келли, прихрамывая от боли, вбежала в дом, Мэг схватила её за руку и приказала остановиться. “Что? Мне нужно пописать, я иду в туалет!”- недоумённо сказала Келли, попытавшись вырвать руку, на что Мэг ответила: “Помнишь наш договор?” “Помню, но я сейчас описаюсь, отпусти меня, мне нужно в туалет!”- закричала Келли, всё ещё пытаясь вырвать запястье из руки Мэг, которая напомнила ей: “И не мечтай! Ты будешь делать всё, что я скажу. Так что лучше успокойся”. “Я знаю, я сделаю всё, что ты скажешь. Но почему я не могу пописать перед этим, чтобы не надуть на пол? Отпусти меня в туалет, и после этого я вся в твоём распоряжении”,- Келли не понимала замыслов Мэг. “Нет. Ты или делаешь то, что я скажу, или твои родители всё узнают. Так ты идёшь в туалет или будешь пытаться выиграть записку?”- резко сказала Мэг.

     Девочка поняла, что у неё нет выбора, и пробормотала: “Хорошо. Я сделаю всё, что ты скажешь, только отдай мне потом записку, и не говори ничего родителям, они побьют меня, если узнают”. Келли подумала, что выбор у неё небогатый: или поиграть в странные игры Мэгги, или пропустить поездку за город со своим парнем (девочка знала, что родители точно не разрешат ей никаких свиданий, по крайней мере, на месяц, если узнают о краже). Келли, чувствуя ужасную боль в мочевом пузыре, в тайне надеялась, что всё-таки уговорит Мэг дать ей сходить в туалет прежде, чем она просто сделает лужу на полу. Сама Мэгги в это время наслаждалась мучениями Келли и, кое-что придумав, повела её в комнату для занятий гимнастикой. “Встань здесь”,- сказала Мэгги и указала на шведскую стенку. “Что?”- отрешённо спросила Келли, думая только о своём желании попасть в туалет. Через секунду девочка скрестила ноги и немного присела в таком положении, почувствовав на несколько секунд очень сильную боль в мочевом пузыре. По этому движению было понятно, что Келли уже очень сильно хочет пописать. Мэгги наблюдала за желанием Келли сходить в туалет почти с самого начала поездки в магазин, так что покупка литра Пепси была всего лишь частью заранее продуманного плана, в который Келли сама внесла коррективы кражей браслета.

     С тех пор, как Келли выпила газировку, прошло уже больше часа, и, по ощущениям девочки, жидкость вовсю перерабатывалась почками, позже поступая в мочевой пузырь. Келли чувствовала себя очень неудобно, потому что её мочевой пузырь уже полчаса ощутимо болел, и Мэг спросила сама себя, сколько ещё сможеть терпеть эта девочка. Конечно, у Келли был несносный характер, но Мэг не могла не согласиться, что её тело было просто великолепно. Даже с напряжённым от боли лицом, сжатыми бёдрами и постоянным поёживанием Келли была очень красивой и возбуждающей. Лосины Келли очень плотно обтягивали её бёдра, через её короткий топик чётко выступали твёрдые соски маленьких, но очень упругих грудей. Возбудившись, Мэгги хотела заставить Келли чувствовать себя униженной, она приказала девочке взяться вытянутыми вверх руками за перекладину, потом достала из рюкзака взятые с собой для этого случая настоящие наручники (у Мэг был брат-полицейский) и быстро защёлкнула одно кольцо на запястье Келли, после чего перекинула цепочку через перекладину лестницы так, чтобы Келли вытянулась в полный рост, и мгновенно защёлкнула второе кольцо на другом запястье девочки. Она сделала это всё так быстро, что Келли, отвлечённая своей потребностью, осознала всё только тогда, когда она уже стояла пристёгнутая к лестнице, сжимая ноги и пытаясь выдернуть руки из наручников.

     “Сука, что ты делаешь?!”- закричала Келли, осознав, что Мэгги пристегнула её к лестнице настоящими наручниками и не собирается отстёгивать. “Всего лишь наказываю тебя за кражу”,- с усмешкой сказала Мэг, с интересом наблюдая, как теперь Келли стало трудно терпеть, потому что она не могла не только сжать руки между ног, но и даже согнуться. “Ты что, сошла с ума? Ты не имеешь права так издеваться надо мной!!!”- кричала Келли в ярости от стыда и боли. “Но ведь ты тоже не имела права красть браслет в магазине. Ты нарушила закон, а я не сдала тебя охране магазина. Если ты не хочешь, чтобы об этой истории узнали твои родители, делай то, что я тебе говорю, но если ты предпочитаешь, чтобы я отстегнула тебя, а вечером отдала твоим родителям записку…”- спокойно сказала Мэгги. “Слушай, я согласна, чтобы ты пристегнула меня к шведской стенке, согласна на всё, чтобы они не видели записку, но только разреши мне перед этим сходить в туалет! Я ужасно хочу в туалет, умоляю…”- голос Келли перепрыгнул на очень высокую ноту и сменился всхлипываниями девочки, когда она поняла. что все её просьбы тщетны. Мэгги задумалась, и вскоре сказала: “Один час. Если ты вытерпишь один час, я отпущу тебя в туалет, и ты получишь записку продавца. Если же ты не дотерпишь и описаешься до конца этого часа, я всё расскажу твоим родителям.

     Я приду через минуту, и помни: ты должна выдержать один час, время пошло”. Мэг оставила бедную девочку наедине с ужасной потребностью, помотрев на часы, и пошла вниз по лестнице на кухню, она решила сделать этот час ещё интереснее. Мэгги взяла две бутылки холодного чая с лимоном из холодильника и вернулась с ними в гимнастическую комнату. Келли стояла возле шведской стенки, сильно сжав бёдра и отчаянно пританцовывая на цыпочках, всё ещё пытаясь терпеть. Наручники звенели о перекладину лестницы, потому что девочка постоянно извивалась. Невозможность помочь себе руками, сжав их между ног, немного успокоила Келли, поскольку она знала, что всё равно наверняка не сможет выдержать ещё час, хотя, если бы Мэг сказала ей вытерпеть полчаса, это было бы ещё возможно. Келли вспомнила, что последний раз она так ужасно хотела в туалет несколько лет назад в автобусе на школьной экскурсии, но тогда она не выдержала и описалась на сиденье перед одноклассниками. “Здесь холодный чай с лимоном. Выпей его”,- сказала Мэг, вбежав в комнату и поднеся горлышко одной из бутылок к губам Келли. “Что? Ты что, сошла с ума?”- закричала девочка, чувствуя невыносимую пульсирующую боль из живота. “Выпей это, или я всё расскажу твоим родителям”,- неумолимо ответила Мегги.

     “Ну хорошо, но я смогу сходить в туалет, когда выпью этот чай, пожалуйста?”- с надеждой спросила Келли. Когда она начала пить первую бутылку, в уголках её глаз выступили слёзы от боли, поскольку её живот, наполняющийся ледяной жидкостью, сильнее надавил на мочевой пузырь, в который спереди на пару сантиметров врезался пояс лосин. Келли чувствовала жгучую боль во всей нижней части живота и не знала, как от неё избавиться. Она невероятно хотела в туалет, девочке казалось. что её промежность вот-вот не выдержит и через её лосины с шумом вырвется огромная струя. Келли извивалась, пританцовывала, в общем, пыталась сделать всё, чтобы вытерпеть подольше, но постоянно льющийся в желудок холодный чай сводил все эти усилия на нет. Когда Келли допила поллитровую бутылку чая, Мэг поднесла к её губам вторую и сказала: “Выпей это тоже, я знаю, ты можешь”. “Пожалуйста, с-с-с-с, я не могу, мой живот раздулся, а мой мочевой пузырь вот-вот лопнет, у-у-уй, правда. Умоляю, мне очень нужно пописить!”- скулила девочка, начиная сжимать даже пальцы ног. Она делала всё, чтобы не обмочиться. Келли отлично помнила несчастный случай в автобусе, когда она сидела в луже собственной мочи, а её друзья смеялись над ней, и она не хотела испытать такой позор снова.

     С другой стороны, в комнате не было никого, кроме Мэг, а она была бы только рада, если бы Келли описилась, но мысль об этом приводила Келли в ужас. Несколько месяцев назад Мэгги наткнулась в Интеренете на сайт с фотографиями девушек, которые очень хотели в туалет, её это возбудило, и она решила во что бы то ни стало попробовать заставить какую-нибудь девушку терпеть до предела, чтобы помотреть, как это выглядит в жизни. Случай в магазине произошёл как нельзя кстати, и Мэг специально взяла записку у продавца, чтобы осуществить задуманное. Она подумала, что ей повезло с “объектом наблюдения”, потому что здесь примешивалась ещё и маленькая месть.

     Парням в школе всегда нравились такие девушки, как Келли: стройные, длинноволосые блондинки, с длинными тонкими ногами, плоским животом и небольшой упругой грудью, а девушки с телосложением Мэг (крупная, немного полноватая, но при этом со слегка рельефными мышцами, с большой мягкой грудью, полноватыми ногами и широкими округлыми бёдрами) успехом не пользовались, поэтому Мэг всегда недолюбливала таких как Келли, и вот, у неё появился шанс поиздеваться и унизить такую девушку. Мэг поднесла горлышко бутылки ко рту Келли и сказала: “Выпей это, или кое-какая бумажка окажется в руках у твоих родителей!” Келли, не имея выбора, начала пить чай.

     Немедленно чувствуя увеличение давления в пузыре, потому что чай наполнял желудок, давивший на и без того переполненный мочевой пузырь. Боль в животе девочки стала невыносимой, и Келли, зная, что не выдержит намного дольше, закричала: “Хорошо, я выпила это! Пожалуйста, теперь я могу сходить в туалет? Умоляю!” Мэг посмотрела на неё и подумала, что девочка прилагает все силы, чтобы вытерпеть: лицо Келли было всё мокрое от пота, волосы слиплись на лбу, дыхание было очень глубоким и неровным. Мэгги поставила недалеко от Келли табуретку, села на неё и сказала: “Тебе осталось терпеть всего 50 минут. Если выдержишь, я отпущу тебя в туалет и порву записку от продавца”,- понимая, что мочевой пузырь девочки наполнен до такой степени, что она в любом случае не сумеет выдержать так долго.

     Однажды в школе Мэгги чуть не описалась в библиотеке, собирая материал для реферата, и, вовремя сообразив, что ей немедленно нужно сбегать кое-куда, еле сумела добежать до туалета с сухими джинсами, и она поняла, что Келли сейчас хочет в туалет не меньше, чем она сама в тот раз. Мэг возбуждалась от вида обтягивающих чёрных лосин на длинных ногах Келли и обтягивающего спортивного топика, через который отчётливо выступали твёрдые соски девочки. Её пузырь был настолько полный, что живот девочки даже выпирал и еле заметно нависал над поясом лосин, который был на два пальца ниже пупка, хотя перед поездкой, когда Келли одевалась, её живот выглядел абсолютно плоским, а пояс даже немного болтался. Келли корчилась в полуподвешенном состоянии, непрерывно двигаясь, а сокращения и резкие вспышки боли в мочевом пузыре становились всё чаще.

     Каждая вспышка была настолько сильной, что девочка закрыла глаза и попыталась собрать все физические и моральные силы для того, чтобы не описаться. Она так сильно хотела в туалет, что всерьёз думала о возможности выпустить небольшую струйку, чтобы хоть немного уменьшить давление в пузыре, но также она понимала, что, выпустив одну струйку, она наверняка не сумеет остановиться. “Мэгги просто сука”,- думала с ненавистью Келли,- “интересно, как бы она себя вела, если бы я пристегнула её к лестнице, когда она хотела бы ссать так же, как я сейчас, и заставила бы её терпеть целый час”,- но тут её мысли прервались, поскольку давление в пузыре увеличилось, промежность Келли пульсирующе дёргалась, а мочевой пузырь буквально закричал о помощи. Девочка чувствовала первые капельки мочи у самого выхода из уретры, и они уже были готовы просочиться, но только благодаря упорству, силе воли и критической концентрации Келли ей удавалось оставаться сухой.