шлюхи Екатеринбурга

Наблюдая за мамой-2

     – Санек! – зашептал мне на ухо Костик – ты это, слышь, иди домой сейчас, тебе тут оставаться не надо, приходи в себя, а я прослежу за твоей мамкой, возле школы встречу ее и до дома провожу.

     Я посмотрел на Костика отрешенным взглядом и молча кивнул в знак согласия. Осторожно добравшись до второй двери, я потихоньку вышел из кладовки на ватных ногах пытаясь переварить в своем неокрепшем сознании все, что произошло и только дойдя до угла школьного корридора вдруг понял, что я там снял и где-то бросил ветровку с ключами от квартиры. Помявшись немного, я все же решил вернуться обратно, но когда я зашел в кладовку, Костика там почему-то уже не было. Я прильнул к щели между шкафами: моя мама продолжала сидеть почти голой на полу и плакать. В этот момент дверь в учительскую, которую уходя Горлов оставил естественно не запертой, отварилась и внутрь вошел Костик, сразу же заперев ее на ключ.

     – Костя? Ты как здесь! – встрепенулась мама, вытращив глаза и пытаясь прикрыть руками грудь, а так же поросший густыми волосами лобок.

     – Тетя Надя, я все видел… – заговорил Костик, сбрасывая на ходу куртку и опускаясь на пол рядом с моей мамой.

     – О, боже! Как это? – еще больше разволновалась она.

     – Я сидел с другой стороны кабинета, вот за этими шкафами и наблюдал… сначала как Вы у Горлова… в рот взяли, а потом… как он Вас…

     – Нет! Не продолжай! – всхлипнула мама, вытирая слезы рукой, которая до этого прикрывала грудь.

     Воспользовавшись этим Костик осторожно дотронулся до ее правого соска.

     – Ты что?! – вздрогнула моя мама, пытаясь отодвинуться от него.

     – Тихо, тетя Надя! – сказал Костик, поглаживая ее бедра и лапая грудь, – Я хочу Вас… ну это самое…

     – Костик, ты с ума сошел! Убери руки! – взорвалась от возмущения мама, – Как ты можешь мне такое говорить! Я тебя с малолетства знаю! Как я матери твоей после этого в глаза смотреть буду!

     – Я с пятого класса об этом мечтаю! – с придыханием говорил Костик, стягивая с нее трусы и колготки до конца, – Я понимаю, Вам плохо сейчас, но я не могу отказаться от этого…

     – Нет! Пожалуйста, остановись! – заголосила на взрыд моя мама, однако и не пытаясь сопротивляться и лишь закрыв лицо руками.

     – Раздвинь ляжки, сука! – вдруг неожиданно резко обратился к ней Костик, снимая теперь одежду уже с себя.

     Моя мама подчинилась ему, отвернувшись в сторону, дабы не стокнуться с Костиком взглядом. Видя, какую подлость задумал по отношению ко мне мой друг, я вместо злости на него вдруг испытал сильное возбуждение, которое заставило меня запустить руку в штаны… Раздевшись до гола, Костик судорожно набросился на мою маму, делая много неловких движений, так что ей даже пришлось помогать ему. Видимо она хотела чтобы все закончилось побыстрей.

     – Тетя Надя! Я Вас люблю! Будьте моей! Я хочу Вас каждый день трахать… вместо дяди Жоры… в Вашей постели… – скулил Костик, ерзая своим тщедушным торсом на роскошном белом теле моей мамы и заставляя его подрагивать в такт своим толчкам.

     Это все продолжалось совсем не долго, вскоре Костик высоко приподнялся на руках и стал спускать свое семя в то место, откуда я когда-то появился на свет. Я тоже кончил от дрочки, глядя на то, как мой лучший друг насилует мою мать.

     – Круто! Я мамашу Санька отодрал! Просто не верится… – говорил Костик в слух, но как бы сам себе, слезая с моей мамы, после чего у нее тоже появилась возможность слегка приподняться и присесть рядом с ним на полу.

     – Теть Надь, а с кем Вам больше понравилось… со мной или с Горловым? – спросил он ее.

     – Конечно с тобой, – примирительно ответила моя мама, обнимая Костика и целуя его в макушку.

     – А я лучше любовью занимаюсь, чем Санькин отец? – не унимался Костик.

     – Боже, какой же ты еще глупый! – произнесла моя мама вместо ответа.

     – Теть Надь, давайте будем встречаться с Вами! – с надеждой в голосе предложил Костик, – я буду убегать с уроков, а Вы с работы отпрашиваться, когда у Вас никого дома нету, а?

     – Костя, ты ведь уже большой, можно сказать стал мужчиной сегодня и должен понимать, что между нами ничего не может быть, – сказала моя мама вставая, – Иными словами, я не могу стать любовницей ровестника моего сына, потому что это не нормально.

     – Почему? Ведь я же Вас уже… только что… – изумился Костик.

     – Ну и что, – равнодушно ответила моя мама, подходя к раковине и приводя себя в порядок, – вон Горлов ваш тоже, как вы выражаетесь, трахнул меня и что, мне теперь за него замуж выходить что ли прикажешь и детей от него рожать?

     – Ну пожалуйста, прошу Вас! – бросился Костик ей в ноги, – Отдайтесь мне хотя бы еще разок!

     Он обнял мою маму за бедра и стал целовать ее, поднимаясь все выше, пока не достиг заветного бутона ее половых губ. Дыхание у мамы участилось, она облакатилась на стену и слегка раздвинула ноги, чтобы Костику было удобней лизать ей клитор.

     В этот момент задергалась ручка входной двери и они замерли на месте.

     – Закрыто! – послышался голос Конуры, приятеля Горлова.

     – Да там она еще наверняка! – сказал второй голос, принадлежавший самому Горлову.

     – Откуда ты знаешь? – спросил первый голос за дверью.

     – Ключ от учительской никто в канцелярию не сдавал, – ответил ему Горлов, – я специально проверил это, когда мы ключ от нашего кабинета туда относили.

     – Ну и что, может она его случайно с собой унесла, – возразил Конура.

     – А давай проверим! – предложил Горлов.

     – Как?

     – Я знаю как окно там снаружи можно открыть, сам лазал туда когда-то за журналом, помнишь, когда мы себе оценки по физике исправляли.

     – Ну так пошли тогда! – резюмировал Конура.

     Когда голоса за дверью утихли, Костик вскочил и бросился к своей одежде.

     – Быстрей одевайтесь! – призвал он мою маму, – а то они сейчас уже здесь будут.

     – Да, конечно, – растерянно отозвалась она, собирая с пола свои вещи.

     Пока моя мама надевала свое нижнее белье, Костик уже успел полностью одеться.

     – Чего Вы копаетесь?! – воскликнул он, видя ее неторопливость.

     – Ты иди один, – вдруг сказала моя мама, рассматривая себя в зеркало, – мне еще нужно… придти в себя…

     – Но… но они же Вас… тут… того… опять… – недоумевал Костик.

     – Ты хотел сказать “трахнут”? – улыбнулась моя мама, доставая губную помаду из сумочки, – как ты наверное успел заметить – это для меня не самое страшное.

     – Потаскуха! – крикнул с досады Костик, отворив дверь и убегая прочь из кабинета, а моя мама спокойно осталась стоять перед зеркалом, подкрашивая губы.