Проститутки Екатеринбурга

Мы. Часть 1

     Мы.

     Две буквы. Одно местоимение. Половина внутренней вселенной.

     Мы.

     Помнишь первый класс? Бантики и белые юбочки… Синие костюмы и накрахмаленные рубашки?

     Мы.

     Пока еще безликая масса. Одноклассники. Дети. Жестокие и безрассудные.

     Нам понадобилось так много времени, чтобы понять, где ложь, где правда. Где мгновение и где вечность. Где радость и где боль.

     А еще больше времени требуется нам, чтобы понять, что есть “мы” – множество, и есть “мы” – два человека. Совершенно разных.

     Упрямых, непримиримых, сложных, противоречивых.

     И все это – мы…

     

     Нам по четырнадцать. Какой хороший возраст. Две счастливы цифры – две семерки… .

     – Я принесла тебе семечки.

     – О, спасибо! Кто еще, как не ты?

     Вчера бабушка привезла с огорода мешок подсолнечника. И я готовила тебе жареные семечки. Зачем? Сама не понимаю. Глупость? Возможно. Но с этого начался роман длиною в полжизни.

     Почему тебе? Да просто потому, что мы – две белые вороны в классе. И одна белая ворона тянется к другой. Хотя и понимает, что это – безнадежно.

     

     На нас смотрят непонимающе. Все. Твои родители. Мои. Класс.

     Шуточки, летящие в спину, заставляют нас ежиться. Мы пока еще не научились сжимать зубы и бороться за правду. Свою. Ту, которую так тяжело добыть.

     

     Мне пятнадцать. У меня появился более-менее постоянный бойфренд.

     Господи… В то время и понятия такого не было – “бойфренд”. Просто парень на три года меня старше, которому я даже целовать себя не разрешаю. Он встречает меня после уроков и мы идем бродить по городу. А ты смотришь нам вслед. Ведь мы сказали друг другу “хватит”. Мы теперь друзья. Просто друзья.

     И мы искренне верим, что дружба окажется сильнее того безумия, которое пробуждается в нас. Пока еще робкими толчками.

     С бойфрендом мы уже изучили все местные кафе. Три месяца – не роман, не увлечение, а вообще не пойми что. Я понимаю, что мне с ним бесконечно скучно. И в один прекрасный день прошу его исчезнуть из моей жизни.

     Ладно, Бог с ним, с этим ухажером, я и имя-то его уже забыла. А ты – остаешься. Кто бы знал, как надолго остаешься…

     Ты завязываешь какие-то отношения с другой девушкой. Мы упорно делаем вид, что счастливы.

     Мы…

     

     Выпускной. Мы смотрим мимо друг друга. Мы разные. Мы другие.

     Мы…

     Я назло тебе флиртую с нашим одноклассником. Я хочу увидеть, как зло просыпается в твоих глазах. А ты не злишься. Ты смотришь устало и грустно. И такое ощущение, что ты видишь всю нашу жизнь на годы вперед.

     

     Ты на втором курсе.

     Звонок в моем частном доме не работает. Я не слышу, как ты звонишь, но что-то заставляет меня выйти во двор. И я вижу, как кто-то в белом костюме лезет через забор. С цветами. Вслух громко говорю:

     – Вор не полезет через забор с букетом в руках.

     И твоя улыбка в ответ:

     – Кто знает? Быть может, я вор. Только что я хочу украсть?

     – Сколько мы уже не виделись?

     – С выпускного.

     – М-да… Время летит. А казалось, все только вчера было.

     – Гораздо интереснее, как мне кажется, думать не о том, что было, а планировать то, что будет.

     – Оптимист!

     – Реалист!

     Сидя у меня на кухне, ты рассказываешь об университете, о преподавателях, о своей жизни. А я слушаю тебя и не слышу. Студенческая жизнь тебя сильно изменила. Ты, как и в школе, остаешься “белой вороной”. Но в университете этот минус превратился в большой плюс. Тебя любят за нестандартное мышление, ты – душа компании и желанный гость на любом празднике.

     Не хочу себе в этом признаваться, но я тебе завидую.

     

     … Мы первый раз целуемся. Господи! Нам по девятнадцать лет. Невинность осталась где-то там, в прошлом, далеком и близком одновременно. Но наши поцелуи – какие-то особенные. В своей нелогичности. И в своем безумии.

     Я целуюсь с открытыми глазами. И ловлю выражение твоего лица. Судя по всему, ты не меньше меня удивлен своим порывом.

     Твоя рука скользит по моей спине. Я невольно прижимаюсь к тебе, словно пугаясь, что сейчас ты отстранишься – и мы забудем про это сумасшествие.

     И сладкие-сладкие губы. И все может свернуть в совершенно другую сторону. Но не сворачивает.

     Ты уезжаешь из города на полгода. А когда возвращаешься – я уже в гражданском браке. Прости, все так получилось.

     Молодость не умеет ждать.

     

     А вот и еще один магический возраст – три семерки. Двадцать один год.

     – Вот и тебе стукнуло…

     – Мне еще не стукнуло! Только послезавтра!

     … И мы кажемся друг другу такими взрослыми и мудрыми. Ведь это – совершеннолетие!

     И только потом мы понимаем, что есть отдельно “совершенность” и отдельно – прожитые годы. И как часто они не совпадают – опыт и время, оставшееся за бортом корабля, которого бросает из стороны в сторону штормом под названием “жизнь”.

     – За тебя! – Ты поднимаешь бокал.

     – Нет, – улыбаюсь я. – За нас.

     – Нас? – Рассеянно переспрашиваешь ты. – Как-то не сильно я понимаю, что у нас такого общего в жизни, чтобы можно было за это самое “общее” пить.

     – Ты зануда, – смеюсь я. – Мы с тобой знакомы чуть ли не всю жизнь.

     – Поплюй через левое плечо, – в твоих глазах нет и тени улыбки. – Жизнь – большая. Вот если ты мне то же самое скажешь через пятьдесят лет, тогда это да… Тогда могу считать, что мы знакомы почти всю жизнь.

     – Да мы за это время успеем надоесть друг другу хуже горькой редьки!

     – Тогда выпьем за то, чтобы не надоели!

     И шальной тенью мелькает осколок мысли: “А ведь мы до сих пор не устали друг от друга. Может, все так и надо? Может, мы связаны незримой тонкой, но прочной нитью? И как бы мы ни старались, все равно будем возвращаться опять и опять друг к другу?”.

     Мы…

     

     Ты закончил университет и по уши в новой работе. А я наконец-таки поступила.

     – Поздравь меня! Я студентка!

     – Ты еще не студентка! Ты абитура! До первой сессии.

     – Нахал!

     – Я просто тоже считал, что я студент. – Ты усмехаешься в трубку. – А студенчество во всей его прелести ощутил только ближе к окончанию. Чего и тебе желаю.

     – Пьянок в общаге и незнакомой бабой рано утром в твоей кровати?

     Ты молчишь полминуты. А потом как-то слишком сухо бросаешь в сторону:

     – На мое счастье, у меня еще никогда такого не было. В постель я ложусь только с теми, кого хорошо знаю.

     Если бы ты сейчас видел мои глаза и перехватил мой взгляд, то явно прочел бы в нем фразу: “А мы знаем друг друга более чем хорошо”.

     Но ты угрюмо молчишь. И так хочется верить, что наши мысли совпадают… Но что-то мешает нам сказать друг другу такие простые вещи…

     

     Мы встречаемся на площади Карла Маркса. Я на третьем курсе. Ты уже работаешь в солидной конторе.

     – Ты не поверишь! Первый раз у меня свидание именно здесь, – рассеянно замечаю я.

     – А у нас свидание? – Усмехаешься ты.

     – А как это назвать?

     Ты сдергиваешь с меня шапку и ерошишь мои волосы.

     – Это встреча двух друзей. Просто друзей.

     Какая искра пробегает в этот момент между нами – мне непонятно. Но в следующее мгновение мы уже целуемся. Дико, страстно, упоенно.

     Интересно, это у нас теперь всегда так будет? Откуда оно – желание поцелуя – стихийное, захлестывающее с головой, срывающее крышу? И так же внезапно исчезающее. Холодный рассудок подает голос.

Страницы: [ 1 ] [ 2 ]