шлюхи Екатеринбурга

Мужской разговор. Часть 2

     Я: Ну, не знаю, – мне показалось, что это было бы забавно.

     ОН: Это, как ты сказал, могло бы быть забавно, но за последствия таких совместных просмотров я бы не стал ручаться.

     Я: Да ладно, – проехали, Игорь! Смотри, вот Коктебельская серия.

     ОН: Красота!! А там же, вроде, пляж нудистский?

     Я: Угадал. Так и есть. А поскольку, последние несколько лет мы ездим только туда, где есть нудистские пляжи, так и фотки соответствующие. Или, конкретно, в натуристские отели. Вот так.

     ОН: Ну, вы герои, блин! А я лох, – даже не в курсе. Нальём?

     Я: Налил. Герои…

     ОН: Давай. И как это вам только в голову пришло – по нудистским курортам разъезжать!?

     Я: А какая разница? Везде одно и то же. Только там голыми ходят везде.

     ОН: Вообще везде!?

     Я: Ты, словно, с Луны свалился! Что, в Интернете ни разу не читал про натуристские курорты?

     ОН: Ну, вот проехало это как-то мимо меня, Димыч. Потому и спрашиваю. Тебе ж не трудно рассказать?

     Я: Ладно. Всё просто: берёшь тур, как обычно, летишь, встречают, привозят, отдыхаешь. Всё, как и везде. Только народ ходит по территории отеля, в чём мать родила.

     ОН: А пикантные подробности?

     Я: А конкретнее?

     ОН: Ну, типа, – что все везде ходят голяком?

     Я: В ресторан – в одежде. В остальном – да.

     ОН: Круто. Ирка тоже ходит голая?

     Я: Конечно! Чем она лучше? Да и смысл, лететь к нудистам, чтобы ходить в одежде!? Наоборот, кайф, когда прилетел, скинул шмотки и ходишь себе две недели, не одеваясь.

     ОН: Да? – А в столовку?

     Я: Это мелочи. К тому же, можно в пляжных ресторанчиках покушать, там одежда не нужна.

     ОН: Блин, прикол! Прям так, голыми и обедаете?

     Я: Голыми, если это тебя так возбуждает. Наливай и смотри дальше.

     ОН: Да. Хотелось бы и мне так отдохнуть, только, боюсь…

     Я: Некого там бояться.

     ОН: Не, я не об этом. Боюсь, стояк меня замучил бы. Ну не могу я не смотреть на голых женщин!

     Я: Так все и смотрят!

     ОН: Да? А стояк? С эрекцией-то как быть!?

     Я: На живот перевернулся, и все дела. Хотя, многим по фигу! – Стоит себе и стоит.

     ОН: Да, я смотрю, тебе тоже периодически, по фигу!

     Я: А что такого? – Я хоть на свою жену возбуждаюсь, не на чужую.

     ОН: А чужие тебя что, не интересуют? И почему ты на всех фотках или со стоячим, или с полустоячим?

     Я: А мне, может, кайф от этого! – Люблю, когда стоит на свежем воздухе! И жене нравится. Она меня постоянно за конец дёргает, – вот и стояк.

     ОН: Чего, при всех прям!? – Дрочит!?

     Я: Почему дрочит, обязательно? Просто трогает. Ей нравится, когда у меня стоит!

     ОН: Да, блин! Отстал я от жизни. А народ как реагирует?

     Я: А чего народ? Там таких, как я, полно. Некоторые специально на пляж приходят, чтобы на чужих тёлок подрочить.

     ОН: При всех!?

     Я: Заладил!! – Бывает, что и при всех. Ну, на разных курортах свои правила. В Греции, например, всем по фигу, там дрочил вообще полно. Сам ещё увидишь.

     ОН: Обалдеть! Вы всё фоткали? А как там вообще, фоткаться-то можно?

     Я: Ну, как видишь, у нас фотки ото всюду! Главное, чтобы народ в кадр не попадал, а то, могут и фотик отобрать.

     ОН: Слушай, Димыч, а вот вы тут вдвоём. – Это как снимали?

     Я: Да как!? – Подходишь к соседу на пляже и просишь его на кнопочку нажать. И всё.

     ОН: Так у тебя ж стоит!

     Я: Ну и что? Как правило, у соседа, к тому времени, когда мы его просим нас сфоткать, тоже уже стоит. Мы ж не просим, кого попало.

     ОН: Так ведь у него на твою жену встаёт!!

     Я: Игорь, у тебя сейчас тоже на мою Ирку стоит, если ты ещё не заметил. И что!? Я должен в драку с тобою броситься? Или на мою жену ни у кого встать не может?

     ОН: Одно дело у меня…

     Я: Да нет разницы, Игорь. Тем более, когда ты сознательно с собственной женой загораешь на нудистском пляже. Одни туда идут загорать голыми, другие – на этих голых смотреть. И все это понимают. Те, кто этого не готов понять, туда не идут. И всё.

     ОН: Ну, я просто подумал, что должна же быть ревность, что ли, какая-то.

     Я: Если бы была ревность, мы бы не были нудистами, Игорь.

     ОН: Хорошо, – понял. Но с фотографиями я не понял. Вы просите, чтобы вас сфоткали, да? Совершенно незнакомых людей?

     Я: Точно. – Мужчин, как правило.

     ОН: И вот здесь вас тоже кто-то снимал, да!?

     Я: Правильно. Что тебя смущает? Что моя жена держит меня за яйца?

     ОН: Вот, именно это меня и смущает. Вас что, совершенно не беспокоит, что посторонний человек на вас смотрит, да ещё и фотографирует, когда вы лапаете друг друга!?

     Я: Мы не “лапаем друг друга” , а ласкаем, между прочим! Совсем чуть-чуть.

     ОН: Но при постороннем!

     Я: Так в этом и прикол, друг! Ирка держит меня за яйца, а человек, который нас в это время снимает, мечтает о том, чтобы она ЕГО так подержала. – Понял?

     ОН: Нет. Не понял. Может, я тупой!? А на этой фотке?

     Я: И что тебя в ней беспокоит? Сначала Ирка меня трогала, теперь – я её. Как нам ещё передать это в фотографии?

     ОН: Да не, – меня только посторонний человек беспокоит. Он-то видит всё это. Как ты её за сиськи хватаешь! И что он думает при этом?

     Я: Думает, что ему неплохо быть на моём месте. Что он сам, с удовольствием, потискал Иркину грудь. А что ещё ему думать? Нам приятно, ему – тоже. У нас остаются фото на память, у него – приятные впечатления от увиденного. У тебя, кстати, – тоже.

     ОН: Да про меня разговора нет! Я-то что!!

     Я: Тогда сиди, наслаждайся. Вот снова Серебряный бор пошёл.

     ОН: Хорошо там у вас. Может, нальём?

     Я: Обязательно.

     ОН: Опять Серёга! – Он там живёт, что ли, на пляже вашем? Чегой-то он с Иркой обнимается!?

     Я: Ну, захотелось обняться, и обнимается.

     ОН: А снимает кто?

     Я: Я.

     ОН: И ты спокойно снимаешь, как кто-то обнимает твою голую жену!?

     Я: Ну, это не “кто-то” , а Серёга, между прочим, и твой друг тоже. И не вижу разницы, одета моя жена или не одета, когда её обнимает один из моих друзей.

     ОН: Ты хочешь сказать, что если я, например, полезу обниматься к твоей Ирке, ты будешь не против?

     Я: А ты когда собираешься лезть к ней с объятиями? – Сейчас!?

     ОН: Её же нет сейчас здесь, как я к ней полезу?

     Я: А когда придёт, – полезешь? Нет? Тогда давай фотки смотреть дальше. А если ты полезешь к ней обниматься, я, к стати, возражать не буду. И, принимая во внимание, что ты сейчас рассматриваешь её совершенно голой, то какие ещё тебе нужны доказательства?

     ОН: Да. Этот аргумент мне в голову не приходил, почему-то. Хотя… рассматривать и обниматься? – Не одно и то же. А если встанет?

     Я: Как сейчас?

     ОН: Нет. Когда обниматься буду. Ведь, если я обнимаюсь с голой женщиной, у меня однозначно встанет!

     Я: У всех это происходит. И у меня, в том числе.

     ОН: Ты-то со своей обнимаешься!

     Я: Думаешь, у Серёги не вставал?

     ОН: Серьёзно!? – У него вставал на твою Ирку? И она это видела!?

     Я: Конечно. И дальше ещё фотки будут, сам увидишь. Да что в этом страшного, если у кого-то из моих друзей встаёт на мою жену? Она, что, – не симпатичная, не сексуальная?

     ОН: В том-то и дело, Димыч, что сексуальная! Просто, я не могу себе представить, что я стою, обнимаюсь с Иркой, с голой Иркой, и у меня вдруг начинает вставать!! Как мне ей в глаза смотреть?

     Я: Игорь, она же не дура! Она всё понимает прекрасно. Да и я тебе говорил уже, ей нравится, когда у мужчины стоит.

Пескоструйная обработка в Тюмени Пескоструйная обработка в Тюмени Квартирные переезды Уфа Натяжные потолки