Проститутки Екатеринбурга

Моя жена (полная версия). Часть 2

     Провстречавшись какое-то время втроём, ибо Надежда не могла сделать окончательный выбор. И осознав, что моя первая и единственная любовь разбилась вдребезги о реальность, я ушёл от жены. Сначала скитался по общежитиям. Стараясь учиться и работать одновременно, потом всё же добился развода. Надя разводиться не хотела. Она умоляла меня остаться, устраивала истерики, но как только я поддавался на её уговоры, опять начинала встречаться с философом.

     

     “В час, когда она летала по ночам…”

     

     Если я уходил, она кусалась, однажды кинула в меня сковородкой, я едва увернулся.

     

     Итак, добившись развода, я с горем пополам окончил второй курс, забрал документы из университета и уехал домой, ставший от отчаяния и безденежья.

     

     Бывшая жена регулярно звонила мне, дома личная жизнь не клеилась, я пару раз порывался уехать назад, даже купил билеты перед саамы Новым годом, но родители отговорили.

     

     Ужасно хотелось секса.

     

     Я помню, как-то вечером в том декабре сидел за столом на кухне и думал, что всё, нет меня прежнего. Умер во мне романтик и идеалист, а остался лишь робкий поклонник фатума. Я не верил больше в себя, в какую-то свою миссию, когда-то я свято верил, что смогу изменить окружающую действительность, а повседневность по ходу опошлила, а потом и порушила все мои порывы.

     

     И вот тогда-то мне и пришло впервые в голову, что я свободен.

     

     Я вдруг словно очнулся, как ребёнок удивившись тому, что, оказывается, есть на свете не только “надо” , но ещё и “хочу”.

     

     И буквально на следующей неделе я познакомился с Кирой.

     

     Мы встретились, поженились, у нас родился ребёнок, но сейчас я не об этом. Время, когда Карина была беременна и сразу после родов, стало для меня настоящим испытанием, как и для любого здорового мужчины. Месяцев пять секса не было вообще, врачи запрещали, да и сам я не мог, мне казалось, я обижаю мелкого, он толкался и, наверное, что-то бурчал себе под нос. Представьте: мы ляжем, я войду в жену, даже если сбоку, мелкий тут же просыпается и начинает пинаться, ему эта штука сильно мешает. Я его понимал, конечно, мелкого своего. Хотя Кира, как всякая беременная женщина, стала просто красавицей, по-настоящему расцвела.

     

     Поэтому часто ночами я пропадал в компьютере, сначала за игрушками а потом в интеренет залез с головой. Конечно, не классическая литература меня там интересовала, классикой у меня вся квартира завалена.

     

     Не в силах сдержать своё либидо, я качал на сэкономленные деньги мегабайты тщательного отобранного порно, старый модемчик кряхтел, связь то и дело обрывалась, с видео вообще была беда. Час за часом гадкие мысли, одна непотребней другой, лезли в мою голову.

     

     В конечном итоге, вся эта каша из образов, чаяний, вожделений переплавилась в горниле моего мозга в два ярковыраженных желания.

     

     Во-первых. Меня вдруг стало манить такое странное английское слово, как “swing”.

     

     Я начитался на “Стульчике” всякой всячины, там были ещё переводы всяческий американский исследований на данную тему, потом я нашёл какие-то фрагменты из жизни свингеров, впечатления людей.

     

     Размышляя над этим всем, я как-то ненавязчиво пришёл к выводу, что для обретения полной внутренней свободы мне просто необходимо увидеть, как моя жена, которую я любил и люблю, спит с другим.

     Здесь необходимо ещё раз напомнить, что свою первую жену я также любил безоглядной, искренней мальчишеской любовью. Даже после развода я долго не мог расстаться с ней, тем более, что любовника своего она забросила. И хоть я не жил больше у неё, всё равно мы периодически встречались, вместе гуляли, иногда ходили, держась за руку, я приезжал к ней периодически и оставался у неё ночевать. Разлука и в самом деле далась мне нелегко.

     

     Поэтому я не хотел обжигаться дважды. Мудрый учится на чужих ошибках, умный, к сожалению, на своих.

     

     Пусть так. На роль мудреца я никогда не претендовал. Но и дураком не был.

     

     Если не можешь защитить жену от измен, нивелируй само понятие измена.

     

     Ведь измена – это обман. Не тот обман, когда что-то не договаривается, а, что называется, обман в лучших чувствах. Но если супруги обо всём договорились, выбрали правила игры и следуют им – это не обман.

     

     Значит, и нет никакой измены. Это была моя генеральная мысль.

     

     Во-вторых, я говорю о втором созревшем в моей голове желании, я чётко осознал, что мне нужна девственница. Примерный ход моих рассуждений был таков: мужчина становится зрелым и самодостаточным лишь тогда, когда он сумел привязать к себе женщину, но именно ещё чистую и непорочную.

     

     Ибо женская природа такова, как говорили умные книги, что самка привязывается психически к своему первому самцу. Сейчас мне кажется, что это не так. Женщина привязывается к тому, кто с ней постоянно рядом, к тому, с кем она регулярно спит. Она перенимает его привычки, запахи, даже черты лица. Но тогда я помнил, как жена вспоминала своего первого любовника, и это мучило меня. Делало в собственных глазах каким-то неполноценным.

     

     Так как обе жены достались мне не девственницами, тогда меня это очень угнетало.

     

     В какой-то момент у меня голову совершенно стало сносить, так я хотел девственницу, так сильно я хотел закрепить за собой какую-нибудь женщину.

     

     Я пытался как-то решить эту проблему, но робко и неуверенно, больше в мечтах.

     

     Постепенно, я стал разговаривать с Кирой на все эти темы, она сначала всё принимала в штыки, я стал фантазировать (ай, фантазёр!) в постели, говорил ей: а что бы ты чувствовала, если бы это был не я? А представь, что сейчас с тобой не я? А ты ещё хочешь прежнего любовника? Тут Кира заметно оживлялась, в глазах появлялся недобрый огонёк, и секс наш становился бурным.

     

     Так мы и жили, прожигая потихоньку семейную жизнь, а заодно и молодые годы.

     

     Пока однажды под руку не подвернулся Коля. Коля был старшим братом одного моего приятеля, с которым я ещё в школе учился. Приятель в ту пору тоже был женат и ужасно этим гордился. И вот Игорёк, так его звали, пригласил нас то ли на свой день рождения, то ли на годовщину свадьбы. Мы приехали и там, в

     огромной четырёхкомнатной квартире Игорька, где ничего не стоило заблудиться среди мебели и гостей, мы столкнулись с Колей.

     

     Я знал его немного: это был высокий рыжий парень, очень мягкий, со специфическим запахом, на мой взгляд острым, от него как будто бы пахло ацетоном, подтянутый, с чувством юмора и коротко остриженными ногтями. Очень обаятельный парень. Было ему тогда тридцать четыре, никогда он не был женат, постоянно имел, с его слов, кучу поклонниц, но жил, вернее, поживал, с сожительницей в собственной комнате в коммунальной квартире. Хоть и в самом центре города, но в ветхом доме с окнами на задний двор.

     

     Киру он почему-то сразу же заинтересовал. За столом мы сидели рядом, втроём, но поскольку я плохо спал предыдущую ночь, я вяло реагировал на происходящее вокруг меня, а Кира с Колей всё оживлённее ворковали.

     

     Потом я уехал в командировку, а когда вернулся, мне позвонил Коля и попросил позаниматься с ним английским.

     

     – Зачем это тебе?

     

     – Да так, просто хочется.

     

     Мне всё сразу стало ясно.

     

     Я немножко взбесился, а с другой стороны, обрадовался. Кажется, какая-никакая, а клюнула рыба.

     

     Стоит ли говорит о том, что очень скоро наши занятия превратились в посиделки втроём, а когда Кира стервозничала и уходила на кухню готовить ужин, разговор у нас не очень клеился.

     

     Карина как-то шепнула мне, что, когда я выходил, Коля под столом погладил её по коленке.

Страницы: [ 1 ] [ 2 ] [ 3 ]