шлюхи Екатеринбурга

Моя Соня. Часть 4

     По мере того, как мы узнавали больше друг о друге за обедом, нам становилось все комфортнее друг с другом, и беседа стала принимать весьма интересный оборот. Сначала, положив свою руку ей на бедро, Олег повернулся к Соне и спросил ее, что она чувствует, когда становится шлюхой для незнакомого мужчины. Она вспыхнула и ответила, что быть униженной – это ее очень заводит, а что может сильнее унизить, чем позволить незнакомому мужчине использовать ее? Когда Соня говорила об этом, Катя обратила внимание присутствующих, что соски Сони затвердели только от одного упоминания об ее пороке. Во время десерта Соня вдруг заговорила и сказала нам, что в качестве десерта сегодня вечером она бы хотела сперму из большого члена Олега, и это замечание, несомненно, еще усилило общий сексуальный настрой. После замечательного обеда и пары напитков мы согласились поехать к ним на дачу, которую они недавно купили в Юрьевце.

     Соня была одета в платье до колен, плотно облегающее все ее выпуклости. Оно позволяло насладиться несколькими прекрасными видами, но наиболее интересным было то, что ее соски были видны через верхний край лифа. На даче Олег смешал нам коктейли, и мы с комфортом расположились на их диванах, Олег возле Сони, а я возле Кати. Катя включила негромкую медленную музыку, и Олег с Соней стали танцевать, прижавшись друг к другу. Катя и я наблюдали за ними, удобно устроившись, и практически невинно поглаживая друг друга.

     Все это время, Соня была тесно прижата к огромной фигуре Олега, а его массивные руки находились внизу и мяли ее попку. В каждой из его ладоней целиком помещалось по половинке ее попки, и он сжимал их к очевидному ее удовольствию. Он принялся тереться носом об ее шею, а задолго до этого он сбросил бретельки ее платья вниз, получив доступ к ее плечам. После нескольких очень чувственных танцев и поглаживания друг друга Олег прервал их танец-объятия.

     Когда он отступил в сторону, огромный бугор спереди на его штанах свидетельствовал о его крайнем возбуждении. Мы с Катей в голос прокомментировали его состояние, и он ответил, что это только начало. Соня тоже выдавала свое возбуждение сосками, выпирающими через платье. Бретельки ее платья были сброшены с плеч, и верх платья едва прикрывал ее соски. Отступив назад и усевшись рядом с Катей, он сказал Сионе, чтобы она оставалась на ногах и сняла платье, обнажив перед нами свое тело.

     Мы с Катей согласились, что ей стоит раздеться, чтобы мы увидели, что она может всем нам предложить. Она медленно завела руки за спину, расстегнула молнию и позволила платью упасть на пол. Поскольку в этом году зима была очень холодная, она была в колготках, и мы взмолились, чтобы она их сняла. Они были сняты немедленно, и трусики последовали за ними, а Катя сказала ей, чтобы развела в стороны бедра, как настоящая шлюха. Итак, она стояла перед нами, полностью обнаженная, с торчащими от возбуждения сосками. Ее лобковая область была тщательно выбрита, остался только аккуратный участок волос над ее голой щелкой.

     Она приблизилась к дивану, на котором мы сидели, и медленно повернулась, дав нам возможность изучить ее тело своими глазами и руками. Олег и Катя водили руками по ее телу, ощупывая ее, как кусок мяса. Ей было приказано раздвинуть ноги и наклониться, чтобы Олег смог изучить ее киску. Она была уже мокрой, и Олег с легкостью всунул свой толстый палец глубоко в нее. Он добавил свой второй огромный палец, орудуя в ее мокрой дырке, а она все сильнее и сильнее раскрывалась навстречу его напору. Катя увлажнила свой указательный палец в соках Сони и без какой-либо прелюдии быстро и до конца всунула его в ее попку. Соня вздрогнула и застонала от такого надругательства над ее пиздой и задницей.

     Затем Соня получила указание раздеть всех нас, включая Катю. Ей было сказано не ласкать и не играть с нами, а аккуратно избавить нас от одежды и заменить ее на несколько шелковых халатов, которые выдали наши хозяева. Я был раздет первым, затем Олег и напоследок Катя. После того, как мы переоделись в наши халаты, мужчины сели по бокам от Кати, лаская ее бедра и потрясающую грудь, а она нежно ласкала руками наши хуи. Мы сказали Соне, чтобы она держала свой язык наготове, потому что мы считаем, что она должна целовать и вылизывать наши промежности. Она ожидала, что первым будет Олег, и потому была удивлена, что киска Кати должна быть впервые вылизана женщиной.

     Катя была уже готова и ждала Соню, раздвинув ноги и предоставив ей полный доступ к своей щели. Пизда Кати была сильно волосатой, хотя лобок и промежность были аккуратно выбриты. Соня не стеснялась и стала активно раздвигать ее волосы языком. Она быстро пробилась к клитору и влажной дырочке Кати. Спустя минуту Катя ухватила Соню за волосы и с силой прижала ее лицо плотно к своей пизде. Содрогаясь в оргазме, Катя грубо помогала себе лицом Сони. Насытившись, она оттолкнула Соню от своей промежности. Лицо Сони, показавшееся между бедер Кати, блестело от ее выделений.

     Затем Катя предложила мне опуститься на пол рядом с Соней и попробовать выделения Кати на лице и губах Сони. Я с радостью согласился, покрыв влажное лицо Сони поцелуями, проникая языком глубоко в ее рот, пробуя на вкус выделения Кати. Затем Олег помог Кате прижать ее широко разведенные ноги к груди, и я погрузил свое лицо в ее широко открытую волосатую пизду. Работая языком везде, куда мог достать, я старался погрузить свое лицо как можно глубже в ее хлюпающую дырку. Я почувствовал, как Соня схватила меня за волосы, и опустил лицо ниже, между половинок попы Кати. Олег продолжал держать ноги Кати, открывая ее для меня, а я руками раздвинул половинки ее попы и погрузил язык в ее заднюю дырочку. Я проводил языком по расщелине ее попы и засовывал язык в ее зад как можно дальше. С моим языком в заднице и носом в пизде, она кончила снова, долго и сильно, покрыв соком все мое лицо.

     Как только я отстранился от Кати, ее ноги опустились вниз. Олег уже сидел рядом с ней, его ноги были широко раздвинуты, а его большой член возвышался над зарослями его лобковых волос. Соня расположилась на коленях перед ним, вылизывая язычком каждую складочку в его промежности. Олег подвинул свой зад ближе к краю дивана, дав возможность своим яйцам свободно свеситься вниз. Соня повернула голову вбок, чтобы облегчить себе доступ, и принялась сосать его волосатые яйца по очереди. Даже одно яйцо с трудом помещалось у нее во рту, но она очень хотела доставить ему удовольствие. Вид Сони, ее нежное, красивое лицо у его промежности с торчащим красным голодным членом, возвышающимся над ней, были очень эротичны.

     Отдав дань уважения источникам его спермы, она перенесла свое внимание на его главный мужской орган – столб плоти, занявшись с ним любовью языком и губами. Она водила языком вверх и вниз по нему, повторяя контур вен, набухших по всей длине ствола, ее язык облизал всю его огромную головку, и особое внимание она уделила слизыванию смазки, появляющейся из отверстия. Мы с Катей пододвинулись поближе и внимательно следили за контрастом между невинным образом Сони и огромным бугристым членом Олега, настоящая картина шлюхи, голодной до члена.

     Рот Сони был наполнен им до отказа, а Олег просто отклонился назад, сложив руки за головой, и наблюдал за тем, как она страстно занимается любовью с его огромным членом. Рот Сони был растянут его членом до предела, она приняла его в себя настолько, насколько могла, и стараясь сосала его, двигая головой вверх и вниз. У нее во рту с трудом поместилась едва ли половина его плоти, но это не останавливало ее от попыток всунуть еще хоть чуть-чуть. Через каждые пару минут она переставала сосать, давая отдых челюстям, но, даже отдыхая, она продолжала целовать и лизать его. Она стонала он удовольствия, мы с Катей видели, что парой своих пальцев она двигала у себя в пизде.

     Катя обозвала Соню омерзительной свиньей, погрязшей в собственной распущенности. Соня согласилась с ней и тут же начала умолять Олега заполнить спермой ее рот. В ответ на это Катя рассмеялась и объяснила Соне, что у Олега не только огромный член, но и невероятная выносливость. Она объяснила нам, что он несколько лет принимал препарат Золофт, это не ослабило его эрекцию, но замедлило время наступления оргазма. Олег добавил, что у Кати пизда такая большая не из-за размера его хуя, а из-за длительности половых актов.

     Олег держал голову Сони за волосы, насаживая ее ртом вверх и вниз. Она несколько раз подавилась, слезы покатились по ее лицу, но она не попросила его остановиться. Несмотря на то, что он пока не кончил, он сказал Соне, чтобы она легла на пол, подняла ноги вверх, ступнями к потолку, и развела их в стороны, как можно шире. Он встал меж ее разведенных ног, взглянул сверху на нее и сказал, что если она хочет, чтобы он вставил свой член в ее дырку, она должна умолять его об этом. Она положила руки между своих ног, широко раздвинула пальцами губки своей пизды и принялась просить его всунуть его большой член внутрь нее.

     Олег опустился вниз меж ее разведенных ног, на руках удерживая свой вес над ее телом, и приказал ей взять в руку его хуй и приставить его к ее входу. Затем абсолютно без предупреждения он полностью ввел свой внушительный член внутрь ее хлюпающего отверстия. У нее перехватило дыхание, но не от боли, а от наслаждения; она как могла, обхватила ногами его бедра и приподняла свои бедра навстречу его вторжению. Когда он принялся долбить ее туда и обратно, она посмотрела на меня и взглядом объяснила, каково наслаждение, которое он дарил ей, трахая ее, наибольшим инструментом, который когда либо побывал внутри ее. Она просто обезумела от страсти, от того, что он долбил ее 55-тикилограммовое тело своим 120-тикилограммовым телом. Олег продолжал удерживать себя над ней, долбя ее своим огромным членом со всей силы, вводя его на всю длину. Она простонала “еще, еще”, а он подавлял ее своим размером и силой.

Пескоструйная обработка в Тюмени Пескоструйная обработка в Тюмени Квартирные переезды Уфа Натяжные потолки