Моя радуга жизни. Часть 10

     У тебя уже вполне аппетитная грудь – сказала она на секунду оторвавшись от моего соска.

     Постепенно она опустилась к животу, и следом, я почувствовал ее губы на головке моего члена. Они страстно заскользили вверх – вниз, и я тут же кончил.

     Но Лена не собиралась останавливаться. Сдвинув треугольничек трусиков в сторону, она села своей киской мне на лицо, подставив разгоряченный клитор моему рту. Я впился в него губами, а она придавила меня еще сильнее своей киской, и вся задрожала. Истекающий из нее сок был очень вкусный. Попозже я ей об этом сказал. Она объяснила, что это после выпитого вина, и что мой вкус сегодня тоже был другим – приятнее. Я раньше не думал, что это может влиять.

     

     На следующий день по Ленке нельзя было даже и подумать, что у нее какие-то проблемы. А через день вернулся Егор, и они поехали куда-то поговорить. Именно поговорить – так он сказал, хотя она была готова к такому повороту событий. Вернулась она около десяти вечера, внешне не столько расстроенная, сколько уставшая. Действительно, такие разговоры утомляют, хотя ожидание их, утомляют еще больше. К счастью мне пока еще не пришлось это пережить.

     Я пошел приготовить нам чай, и достал бутылку вина. Она зашла минут через пять, зная, что я жду ее отчета.

     Представляешь – они всю неделю гуляли в Москве. Хотя я догадывалась. Самое обидное, что это – его бывшая. Она ведь меня на пять лет старше.

     Он как-то объяснил это?

     Нет только поросил прощения. И еще сказал, что видно, ему на ней придется женится. Она беременна.

     От него?

     Вот-вот. Самый интересный вопрос. Что-ж, переживем и это. Видно не так просто он к ней вернулся. Я не очень верю во всякие привороты, но тут поневоле поверишь. Но я все равно не желаю им зла, даже ей, хотя не думаю, что он будет с ней счастлив.

     Я налил вино в бокалы

     Давай Лен! За твою свободу. Во всем есть свои плюсы. Он тебя сильно изменил. Главное, чтобы ты не потеряла себя в главном, ведь ты – очень хорошая! Оставайся такой!

     У нее потекли слезы, и тихо плача она выпила эту горькую чашу.

     Набери нам ванну. Только ты можешь меня успокоить! И вправду – жизнь продолжается! Хорошо, что я не познакомила его с родителями. Я бы в очередной раз их разочаровала.

     Моя ванну, я и снова задумался о том, что не представляю пока, как а буду строить свою жизнь. В очередной раз всплыла мысль, что мои отношения с Джонни ведут в никуда. Я был в этом мире не такой, как все. Конечно, можно жить по стандарту, отказаться от своей женской стороны, ведь постоянно бояться разоблачения – сомнительное удовольствие. Но Мишель, живущая во мне, и познавшая вкус свободы, уже не даст мне вернуться к прежней жизни. Ведь так я потеряю половину себя. Но и прожить без семьи, без продолжения рода – тоже не вариант. Если тебе не о ком заботится, жизнь теряет свой смысл. Во всяком случае, мне это так представляется. Но если я когда-нибудь женюсь, смогу ли я жить как обычный мужчина, глава семьи? Смогу ли я теперь отказаться от своего женского я? Кто согласится разделить жизнь с таким как я? Как я смогу иметь детей?

     Совместное купание и сон прогнали мрачные мысли у нас обоих. И жизнь снова потекла своим чередом.

     В ближайший выходной Джонни обмолвился, что его бывшая рассталась со своим бойфрендом, и он боится, что она может впасть в депрессию и забросить ребенка. И еще сообщил, что в понедельник утром он летит в Чикаго через Москву. Очередной отчет в фирме.

     Мы провели выходные вместе и вечером он, как всегда, довез меня до подъезда и поехал домой. Зайдя в дверь подъезда, я увидел сидящих на ступеньках двух амбалов. Они осмотрели меня с ног до головы и один из них процедил:

     Ух ты какая! А ну иди сюда.

     Внутри меня все задрожало. Я тихо выдавил из себя:

     Ребята, пропустите пожалуйста, я спешу – меня очень ждут.

     Мы тоже ждали, чтобы тебя пропустить – продолжил тот же парень. И они идиотски заржали. – Может даже по несколько раз. Не торопись, побудь с нами.

     Нет, серьезно, я очень спешу.

     Парень поднялся (он был выше меня больше чем на голову) и взял за плечи.

     Давай немного побалуемся, мы не долго – каждый по разику.

     Я понял, что нужно как-то прорываться, хотя шансов не было. Вспомнив Ленкину науку, попытался попасть коленом ему яйцам, но вышло не очень.

     Она еще брыкается, давай держи ее, тащим под лестницу.

     Он перехватил меня поперек, а второй схватил ноги, чтобы я не брыкался. Затащив меня вниз, он заломал мне руки назад, а другой схватил меня за шею и потом перехватил и руки. Тот, который тащил – стянул с меня колготки и трусы и полез рукой между ног.

     Слушай, да это педик. не фига себе. Не, в жопу я тебя е. . не буду, мне это и на зоне не нравилось. Ты мне отсосешь. Поверни его. Что-то попробуешь выкинуть – прибью на месте.

     Он расстегнул штаны, вытащил свой член и схватив одной рукой меня за голову, второй стал пихать его мне в рот. Вонял он нестерпимо. Он ударил меня по щеке

     А ну открывай рот и соси, ты же это любишь.

     Не у тебя – процедил я.

     Тебе положено открывать рот только для одного,

     Снова удар, уже посильнее. И тут я решил – я схватил зубами и укусил его член со всей силы. Тут же мне на голову опустился огромный кулак, и я отключился.

     

     Очнулся я в реанимации. Болело все тело, так что трудно было понять, что именно. В носу были трубки, под грудью была намотана повязка. Очень хотелось пить, но я боялся пошевелиться. За занавеской лежал еще кто-то, но мне не было видно кто. Подошла медсестра.

     Очнулся? Как самочувствие?

     Пока не знаю почти неслышно пробормотал я. Все болит. Особенно голова.

     У тебя сломано ребро и сотрясение мозга. Остальное мелочи – ушибы. Я позову доктора. Там в коридоре про тебя спрашивали девушка и мужик. Это она тебя привезла.

     Сестра загадочно усмехнулась и вышла. Я вспомнил опускающийся мне на голову кулак и представил себе, как я выглядел, когда меня нашли. Интересно сколько я там пролежал. Через несколько минут зашел доктор, лет пятидесяти. Доктор в нем угадывался, по висящему на шее стетоскопу, бейджики тогда в наших больницах не практиковались.

     С возвращением. Ну и как мы себя чувствуем?

     Меня всегда озадачивала такая манера обращения врачей, но видно так им предписано общаться с больными. Он заставил последить глазами за пальцем, задал тупые вопросы типа, сколько пальцев я вижу, повторил то что сказала сестра про мое состояние и добавил:

     Ну ты нас удивил, или удивила? Мы не часто тут таких видим. Как я понимаю, тебе лишняя реклама не нужна. Хотя тут на тебя посмотреть полсмены прибегало. Но город большой. Я постараюсь, чтобы тебя не переводили в общую палату, а отсюда отправили прямо домой. И еще меня об этом просил мужик в коридоре. Я даже не буду спрашивать кто он тебе. Непонятно только, что тут девушка делает. Сестра что ли?

     Нет подруга. Мы вместе снимаем квартиру.

     Она очень даже хорошенькая. А ты глупостями занимаешься. Тем более, живете вместе.

     Можно мне с ними поговорить?

     Да, только я им дам халаты.

     Казалась прошла целая вечность, пока в дверях появились Ленка и Джонни.

     Слава Б-гу – ты живой и очнулся. Что эти гады с тобой сделали! – запричитала Ленка.

     Ты успел их рассмотреть? – спросил Джонни, – сможешь их опознать?

     Я задумался о том, стоит ли сообщать в милицию, и что будет, если они их найдут. Мне действительно не хотелось бы поднимать из-за этого шум – придется многое объяснять, а я не знаю как. На что Джонни сказал:

     Милиция и так обязана задать тебе вопросы. Больница отправила им сообщение. Но я уже позвонил куда надо. Помнишь тебя заставили подписать бумажку о сотрудничестве. Это будет как нападение на агента, работавшего под прикрытием. Так кажется это у вас называют. Так что расследованием займется КГБ, и оно не будет афишироваться,

     Ты, как всегда, находишь решение! Я просто не знаю, чтобы без тебя делал.

     Может без меня, ты бы в такую ситуацию и не попал бы. Главное, чтобы ты побыстрее выздоровел.

     До меня только дошло! Почему ты вообще здесь? Ты ведь завтра, вернее уже сегодня летишь.

     Я же не оставлю тебя так.

     Все нормально. Я живой, Лена со мной. Езжай домой, поспи хоть немного и лети. Все будет нормально, клянусь. Я буду тебе слать имейлы каждый день. Правда.