Проститутки Екатеринбурга

Моя первая работа (инфантилизм). Часть 6

     Я подошла к столу и принялась изучать стоящие на нем принадлежности для ухода за малышами. “Упаковка одноразовых подгузников, крем от опрелостей, присыпка, коробка с мокрыми детскими салфетками, – начала я мысленную инвентаризацию, – Баночка с детским вазелином, флакончик с жидким мылом…”

     – Будь умницей и во всем слушайся Настю, – сказала Ирина Коле, быстро поцеловав его в лоб, – Обещаешь?

     Мальчишка нехотя кивнул.

     – Всё, Коля, – улыбнулась Ирина, – Я пошла на работу. Пожалуйста постарайся хорошо себя вести. Я уверена, тебе с Настей понравится.

     Быстро попрощавшись, Колина мама вышла из комнаты.

     “Так спешит на работу” – подумала я, услышав через пару секунд, как хлопнула входная дверь. Я перевела взгляд на лежащего в постели Колю – его хорошенькое личико было, как всегда, донельзя обиженным.

     – Надо вставать, – ласково сказала я мальчишке, присев к нему на диван, – Впереди такой интересный день.

     “Чем с ним сегодня заняться?” – задумалась я, пытаясь вспомнить, что мне самой было интересно в шестилетнем возрасте. “Куклы? – улыбнулась я про себя, – У мальчишек, понятно, другие игрушки. Ничего, постепенно выясним, во что он любит играть”.

     – Выспался? – с приветливой улыбкой поинтересовалась я у Коли, – Вставай, мой маленький соня.

     – Не хочу! – буркнул шестилетний мальчишка.

     – Чего ты капризничаешь? – мягко спросила я, с досадой отметив, что никак не удаётся растопить лёд, – Что-то нехорошее ночью приснилось? Или болит животик?

     Коля промолчал, бросив на меня обиженный взгляд. “Какой недовольный, – усмехнулась я, – Да уж, денёк обещает быть интересным”.

     – Как мы надули губки, – снова обратилась я к мальчишке, – Скажи мне, что тебя беспокоит.

     Неожиданная догадка заставила меня улыбнуться.

     – Тебе наверно давно пора поменять подгузник, – усмехнулась я, – Сейчас посмотрим.

     Я взялась за Колино одеяло, но вцепившийся обеими руками в пододеяльник мальчишка не дал мне его откинуть. Колино поведение начинало меня раздражать, хотя я старалась держать себя в руках и не показывать вида. “Я к нему с любовью и лаской, а он вот значит как” – вздохнула я про себя. Насильно срывать одеяло с мальчишки не хотелось. “Сразу начнЁт реветь, – подумала я, – Надо найти к нему нужный подход”.

     

     Я встала с Колиного диванчика и отправилась к пеленальному столу. “Так испуганно на меня пялится, – улыбнулась я, оглянувшись на мальчишку, – Правильно – няню надо уважать и немножко бояться. Потому что всем, кто не слушается, няни делают разные неприятные процедуры”

     Я принялась с деловым видом наводить на пеленальном столе “порядок” , сортируя по цветам детские принадлежности – хотелось показать мальчишке, что с уходом мамы у них в квартире появилась новая хозяйка.

     

     “Прибравшись” на пеленальном столе, я с любопытством открыла его верхний ящик, оказавшийся почти полностью заполненным марлей. Содержимое нижнего ящика было намного интереснее: несколько резиновых клизм разного размера, пластмассовый электронный градусник и парочка тюбиков с детским кремом.

     

     Демонстративно взяв в руки самую большую спринцовку, я украдкой посмотрела на Колю. “Еще как испугался! – с довольной улыбкой подумала я, убирая клизму назад в ящик, – Даже не надо ничего говорить. Просто взять в руки клизму. И вообще главное не слова, а действия. И тон – твёрдый и решительный. Надо командовать, а не разговаривать с ним на равных. Я его няня и он должен меня слушаться”

     

     Я вернулась к Коле и не говоря ни слова, сдёрнула с него одеяло – так быстро, что мальчишка не успел ничего предпринять. “Спит без штанишек” – с улыбкой отметила я, взглянув на Колину одежду: набухший подгузник и короткую светло-желтую маечку, напоминавшую распашонку.

     – Ай-яй-яй, – неодобрительно усмехнулась я, заметив на простыни мокрое пятнышко, – Надо срочно менять подгузник, а то он уже начал протекать.

     Я отправилась к пеленальному столу за чистым подгузником и детскими салфетками.

     – Ты всегда просыпаешься таким мокрым? – поинтересовалась я, вернувшись к Коле, – Ох, не завидую я твоей маме.

     Красный от стыда мальчишка смущенно отвел взляд.

     – Чтоб ребенок в шестилетнем возрасте так писялся по ночам, – продолжила я тем же насмешливым тоном, – Кстати, это всё? Или ты еще один подарок мне в подгузнике приготовил? Сейчас посмотрим.

     Я присела на Колин диванчик и принялась расстегивать липучки его подгузника. Стеснительный мальчишка сделал вялую попытку мне помешать, но я легонько шлёпнула его по рукам.

     – Хочешь оставаться мокрым? – ехидно прищурилась я, не торопясь расстегивать вторую липучку Колиного памперса, – Мне так даже проще будет. Хоть целый день в этом мокром подгузнике ходи!

     Мальчишка бросил на меня обиженный взгляд, но тем не менее убрал руку, позволив мне расстегнуть подгузник. “К счастью только пописял, – облегченно вздохнула я, отвернув Колин памперс, – Впрочему рано или поздно все-таки придется вытирать ему грязную попу”. Я брезгливо поморщилась, представив обкаканный детский подгузник. “Сама хотела работать няней, – усмехнулась я про себя, – Так что придется привыкать не только к мокрым, но и к грязным памперсам”.

     – Как мы стесняемся, – улыбнулась я и мягко разняв ладошки, которыми мальчишка прикрыл пах, до отказа задрала ему голые ноги – точно так же, как это обычно делала своему полуторагодовоалому племяннику Лена чтобы вытереть ему попу детской салфеткой.

     “Шестилетний по крайней мере лежит спокойно, не ёрзает” – подумала я, вытягивая из-под Коли мокрый подгузник.

     – Чья это голенькая попка? – шутливо спросила я мальчишку, принявшись аккуратно вытирать мокрой салфеткой его ягодички.

     После попы я, стараясь не хихикать, занялась Колиными мальчишечьими прибочиками. “Что, щекотно?” – злорадно усмехнулась я, наблюдая, как шестилетний мальчуган вздрагивает и ёжится от каждого прикосновения.

     – Что такое? – с деланным недоумением посмотрела я на Колю, уже специально пощекотав ему мошонку уголком салфетки, – Лежи спокойно, не ёрзай!

     “Такой смешной” – с улыбкой подумала я, продолжая вытирать шестилетнего пацанёнка между ног.

     – А теперь поднимем Колину попку и уложим под нее новый подгузник, – ласково сказала я стесняющемуся мальчишке, – Вот так. Всё, можно опускать ножки.

     “Памперс явно маловат, – отметила я, с трудом застегнув липучки подгузника, – Или его как-то по-другому запахивать нужно? У меня в этом деле пока немного опыта”.

     – Можешь одеваться, – бросила я лежащему в постели мальчишке, – После этого сразу в ванную – умываться и чистить зубы. А я пока подогрею тебе кашу.

     

     Завтрак занял у Коли чуть ли не полчаса. Ирина оказалась права – мальчишка крайне неохотно ел манную кашу и мне приходилось постоянно его подгонять.

     – Не отпущу из-за стола, пока не съешь всю кашу! – заявила я Коле, – Что это такое? Просто ковыряешься в еде ложкой.

     – Я не люблю манную кашу, – обиженно сказал мальчишка.

     – Будешь кушать то, что мама сварила! – отрезала я, – И если не хочешь это делать сам, начну кормить тебя с ложечки, как малыша.

     Мальчишка бросил на меня скептический взгляд, но тем не менее начал есть кашу быстрее.

     

     После завтрака Коля сразу убежал к себе в детскую. Придя туда через пять минут, я застала мальчишку сидящим на ковре. “Любит играться с кубиками и машинками” – отметила я, устраиваясь на диване с журналом в руках.

     

     Минут 15 в комнате царило молчание. Видя, что обиженный Коля меня полностью игнорирует, я решила его не доставать – просто лениво наблюдала за мальчишкой, листая Иринины журналы по уходу за ребенком, изобиловавшие иллюстрациями разных детских процедур.

     

     Впрочем, лучше любых фотографий был собственный малыш в подгузнике. Я с улыбкой посмотрела на Колю. “Забавная ситуация – принялась рассуждать я, – Шестилетний ребёнок ходит под себя, как ясельный. И требует соответствующего ухода” Я о таком даже не мечтала: раздевать шестилетнего мальчишку догола и трогать его прикольные приборчики между ножек – на совершенно законных основаниях и с полного согласия его мамы. “Впрочем, у всего есть своя цена” – усмехнулась я, в очередной раз с отвращением подумав о грязных подгузниках. “Постараюсь такого не допускать, – решила я, – Надо внимательно следить за ребёнком и сажать его на горшок при первых признаках, что хочет по-большому”