Проститутки Екатеринбурга

Моя первая работа (инфантилизм). Часть 2

     – Ну что ты стоишь, Коля? – неожиданно услышала я совсем рядом незнакомый женский голос, – Помоги мне постелить одеяло!

     Я с любопытством взглянула на симпатичную молодую женщину, стелившую под деревом большое одеяло – буквально в паре метров от нас.

     – Потяни на себя! – приказала женщина белобрысому мальчишке лет шести, – Ага, вот так. Чтоб половина одеяла была на солнце, а вторая половина – в тени.

     “Хочет устроиться, как мы” – улыбнулась я, догадавшись, почему симпатичная незнакомка выбрала место рядом с нами. Продолжая с интересом наблюдать за новыми соседями, я прикинула возраст женщины. “Лет 25, не больше, – оценивающе прищурилась я, – И с таким большим ребенком”.

     

     Я принялась украдкой разглядывать хорошенького пацаненка. “Такой симпатюля, – умилительно улыбнулась я, – Длинная белобрысая чёлка, наивные голубые глаза на пол-лица, пухленькие розовые щёчки и носик пуговкой. Только чего он так обиженно поджал губки? А какой смущённый взгляд. Нас что ли стесняется?” Одет мальчишка был немножко странно, не по возрасту – в салатовые колготки и светло-жёлтую маечку. “Нынешние мальчишки в этом возрасте колгот уже не носят, – отметила я, – Особенно так, без шорт. Не говоря уже, как они откровенно по ясельному натянуты – чуть ли не до груди. Но еще интереснее, что у него под колготками. Какие-то странные трусы, похожие, – я улыбнулась, – на подгузник. Неужели и вправду памперс?”

     – Такой большой и в подгузнике, – со смехом шепнула мне Лена, кивнув на мальчишку.

     – Ты тоже заметила? – улыбнулась я, стараясь говорить потише, – И одет как-то по-детсадовски: в колготки с маечкой.

     – Раздевайся! – прикрикнула на смущённого мальчишку его мама.

     Мальчуган продолжал стоять, уставившись себе под ноги.

     – Опять капризничаешь? – проворчала женщина и присев перед мальчишкой на одеяло, принялась его быстро раздевать.

     Коля бросил быстрый взгляд в нашу сторону и густо покраснев, вцепился в колготки, не давая маме их снять.

     – Это еще что такое! – возмущённо обратилась к нему женщина, – Сам раздеваться не хочешь и маме не даешь? Собираешься разгуливать по пляжу одетым? А купаться в озере как будешь – тоже в штанишках? Сейчас же отпусти колготы!

     Женщина выжидающе посмотрела на мальчишку.

     – Ну? – повысила голос Колина мама, – Кому сказала? Ты будешь меня сегодня слушаться или нет?

     – Хочу домой! – обиженным тоном заявил мальчонка.

     Шлёпнув сына по рукам, женщина насильно спустила ему до колен салатовые колготки, под которыми действительно оказался одноразовый подгузник.

     – Ну что я говорила, – шепнула мне Лена.

     Молодая женщина как ни в чем не бывало продолжала быстро раздевать сына, не обращая на его протесты ни малейшего внимания.

     – Хочешь еще раз по рукам получить? – строгим тоном обратилась она к вцепившемуся мертвой хваткой в подгузник мальчишке и не дожидаясь Колиного ответа, быстро сняла с него памперс.

     Оставшись голышом, стеснительный пацанёнок тут же прикрылся ладошками между ног. “Прикольное зрелище” – подумала я, с трудом сдерживая смех.

     – Сколько в памперс надул, – проворчала Колина мама, сворачивая пухлый подгузник.

     Сидящая рядом со мной Лена тихонько захихикала, заставив голенького мальчишку еще больше покраснеть.

     – Нечего прикрываться! – заявила женщина Коле и разняв мальчишке руки, принялась вытирать ему низ живота детской салфеткой – точно такими же ловкими и уверенными движениями, как Лена, возившаяся 5 минут назад со своим полуторагодовалым племянником.

     “Этот пяти-шестилетний мальчишка сейчас, голышом, не особо от Лениного карапуза отличается” – улыбнулась я. Хотя вёл себя Коля, понятно, совсем не по-ясельному – ужасно стеснялся и постоянно порывался прикрыться. “А какая обида на лице” – подумала я.

     

     Мне стало немножко жалко мальчишку. “Нехорошо глазеть на такого большого во время интимных процедур” – подумала я, отвернувшись от Коли. Впрочем через пару секунд любопытство взяло своё и я снова принялась наблюдать, как молодая женщина вытирает стеснительному пацанёнку его маленькие мальчишечьи приборчики. Его маме было похоже все равно, смущаем мы с Леной мальчишку или нет.

     – Ждёшь, что тебе оденут трусы? – усмехнулась женщина, закончив вытирать Коле попу, – И не надейся! Если б не капризничал, может и одела б.

     “Как она с ним так строго” – подумала я, жалея Колю.

     – Так капризничать и стесняться подгузников, – тем же недовольным тоном продолжила его мама, пресекая очередную Колину попытку прикрыться, – Привыкай! И носить подгузники, и стоять голышом, когда тебе их меняют. Тебе, Коля, памперсы еще по крайней мере год носить. Я что ли просила тебя с той горки съезжать?

     “Что с ним не так? – удивилась я, внимательнее присматриваясь к мальчишке, – Почему ему еще год надо носить памперсы? И при чём тут загадочная горка?”

     – Сделай лицо попроще, – снова обратилась к Коле его мама, – Я тебе уже сказала – трусов не одену! Побудешь сегодня на пляже голеньким. Как вот этот карапуз, – Колина мама кивнула на полуторагодовалого Серёжу, – Ничего с тобой в шесть лет от хождения голышом не случится.

     – Мам, ну пожалуйста, – заканючил Коля.

     – Не хочу одевать тебе трусы, – заявила женщина, – Они ж у тебя через полчаса будут мокрыми – и вовсе не от купания в озере. Всё! Хватит капризничать! Ложись на одеяло и загорай.

     Коля послушно улёгся на одеяло – на живот, кругленькой попкой вверх.

     – Как ты лёг? – недовольно проворчала его мама, переворачивая мальчишку на спину, – Загорай на спинке, как этот малыш.

     Женщина снова кивнула на маленького Лениного племянника и, не дожидаясь Колиной реакции, сама перевернула сына на спину.

     – Так! – нахмурилась она, увидев, что Коля снова прикрылся, – Где тебе сказали держать руки? Ты меня начнёшь сегодня слушаться или нет? Чтоб не смел больше прикрываться! Маленькие дети не должны стесняться.

     – Я не маленький! – обиженно заявил шестилетний Коля, – Я через неделю в школу пойду.

     – Ага, не маленький, – вздохнула женщина, – Писаешь в штаны каждые полчаса. Всё! Лежи и молчи. Так от тебя, Коля, устала.

     

     Наблюдая, как женщина сосредоточенно набирает что-то на мобильнике, я догадалась, что она отправляет СМСку. Ужасно хотелось с ней познакомиться и расспросить, почему ее сын в шестилетнем возрасте носит подгузники. Я принялась сосредоточенно подыскивать предлог для знакомства. Лена, которая была гораздо общительнее меня, поступила проще – перекинулась с Колиной мамой парой формальных фраз о погоде и быстро завязала с ней разговор.

     – Мальчишки сейчас так похожи, – улыбнулась Лена, – Оба лежат голышом на спинке. И оба, кстати, носят подгузники.

     – И не говори, – вздохнула Ирина – так звали маму мальчишки, – Мне еще по крайней мере год придется Коле подгузники менять.

     – До сих пор не дружит с горшком? – осторожно поинтересовалась я.

     – Сейчас, в эпоху памперсов, дети поздно начинают ходить на горшок, – заметила Лена, – Сестра никак не может приучить Серёжу вовремя проситься. Но чтоб такой большой мочил штанишки?

     – Коля в двухлетнем возрасте перестал это делать, – сказала Ирина, – Ходил на горшок, как любой нормальный ребёнок. И вообще абсолютно нормально развивался – пока полгода назад не попал под машину. Решил съехать с крутой горки вслед за 14-летними подростками, что с нее катались.

     – Ужас! – сказала Лена.

     – Ну куда тебе, Коля, с ними соревноваться, – обратилась Ирина к сыну, – У них и велосипеды совсем другие, не говоря уже об опыте и реакции.

     Ирина тяжело вздохнула.

     – В-общем, не смог затормозить и выехал на проезжую часть, – продолжила она, – Прямо в лоб Мерседесу. Хорошо, что тот медленно ехал, потому что тормозил перед красным.

     Я с жалостью посмотрела на смущённого мальчишку.

     – Водитель взял вину на себя, – сказала Колина мама, – Зажиточный мужик – сразу отстегнул приличную сумму. Да какие там деньги… Лучше б их не было.

     – Эт точно, – согласилась Лена.

     – Перелом руки и трёх рёбер, – вздохнула Ирина, принявшись перечислять Колины травмы, – Два месяца пролежал в больнице. Но самое страшное – позвоночник. Так боялась, что останется парализованным. К счастью, контроль над всеми мышцами полностью восстановился.

     Ирина замялась.

     – Почти восстановился, – поправилась она, – Коля после травмы не может контролировать свой кишечник и мочевой пузырь.