шлюхи Екатеринбурга

Моя доступная мама. Часть 3

     Наконец, мама выгнула спину и застонала. Я продолжал жадно мять мамины груди, сжимая и приподнимая их.

     Правую руку я сунул в вырез свитера, пытаясь добраться до чашечки бюстгальтера, но мама со словами “Хватит, достаточно” , схватила меня за запястье.

     “Но Петр Иванович делал это!”

     “Нет, не делал!”

     “Нет, делал!”

     “Ну, хорошо, делал – но ты недолжен этого делать!” , произнесла мама. Она улыбнулась при этом – но все равно оторвала от себя мои руки и застегнула рубашку. Пристегнувшись, она завела машину и мы поехали домой. По пути мама начала спрашивать меня об успехах в школе – но мне было не до этого. Перед моими глазами стояло зрелище маминого шефа, щупающего ее груди. Я не мог забыть собственные ощущения, когда мои руки мяли это роскошное вымя. Господи, какая же она шлюха!

     

     Глава 5. Голая мамина попка.

     

     Я заболел гриппом, возможно, заразившись от младшей кузины, и остался дома на вторник. Мама работала по сокращенному графику, но осталась дома на весь день. Утром, когда она пришла проведать меня, я лежал на кровати. Я слышал, как она поднимается по лестнице и подходит к моей двери, в своей мешковатой пижаме. На вопрос “как я себя чувствую” , я промямлила “хорошо”

     “Ты собираешься спать все утро?”

     “Да” , ответил я.

     “Отлично. Сегодня должен прийти водопроводчик – я буду ждать его наверху”

     Я подрочил, представляя, как мама спускается ко мне, и мы трахаемся: но это были лишь мечты. Потом я задумался о том, чем мама будет заниматься с водопроводчиком – и представил себе, как они флиртуют. Немного спустя, я услышал звук подъезжающего автомобиля и затем раздался звонок в дверь. Мама закрыла дверь в мою спальню, равно как и дверь чердака. Я незаметно поднялся вверх по лестнице и устроился в темном углу. Мама открыла дверь перед двумя мужчинами, несущими сумки с инструментами. Сама она стояла за дверью, так что соседи не могли видеть ее. И не удивительно. Куда-то исчезла мешковатая пижама, вместо которой появился тонкая короткая шелковая ночная рубашка. Настолько короткая, что лишь частично прикрывающая мамины ляжки. Кроме того, имелся вырез наверху, сквозь который я ясно видел, что лифчика под рубашкой нет. Тяжелые груди дернулись, когда мама повернулась – и я явственно увидел темный торчащий сосок.

     Я присел вниз, но мама повела водопроводчиков на кухню, оставив дверь на чердак открытой. “Течь под унитазом” , сказала мама и открыла дверь в туалет. Затем она нагнулась и начала вытаскивать из туалета вещи. Из кухни была отчетливо видна ее попка. Из моего уголка было видно хуже, но я понимал, что край сорочки задрался, обнажив ее трусики. Мама продолжала передвигать вещи и положила их на стойку, затем опять начала “сверкать задницей”. Я отчетливо видел отвисшие челюсти сантехников, глядящих на мамину задницу.

     Затем, она повернулась так, что я тоже смог увидеть ее бедра. Она была без трусиков! Она вертела перед этими парнями голой попкой!

     Окончив уборку, мама еще раз нагнулась, показывая мужчинам, где течь, и сказала, “ОК, я буду в прачечной”

     Улыбнувшись, мама медленно прошла несколько метров до прачечной. Пока сантехники вытаскивали инструменты и осматривали течь, мама продолжала свое шоу, склонившись над стиральной машиной. Со своей позиции я мог только мельком видеть ее обнаженную кожу. Но было заметно, что она не только вертела перед мужиками голой попкой, но и любезно позволяла сантехникам полюбоваться своими грудями в вырезе ночной рубашки.

     Старший сантехник, наверное, ровесник моего деда, послал своего младшего напарника в грузовик, чтобы принести запчасти. Когда напарник вышел, мама вошла на кухню и произнесла: “У вас появился напарник? раньше вы работали один”

     “Да” , ответил старик, “он мне будет нужен на следующем объекте”. Я понял, что мама ожидала, что пожилой водопроводчик будет один.

     Когда напарник вернулся, мама вернулась в прачечную. Еще немного попозировав перед мужчинами, она вышла из прачечной и направилась вверх по лестнице.

     “Бля” , выругался молодой сантехник, “вот это шоу!”

     “Да” , подтвердил старший, “горячая скучающая домохозяйка”.

     “Ты здесь был раньше?”

     “Да, пару раз”

     “Как ты думаешь – она бы дала нам, если бы мы были одни?”

     “Возможно. Некоторым из нужно внимание, но большинству – хорошая ебля”

     Вскоре после этого, они вышли.

     “Бля” , услышал я мамин голос, когда она закрывала за ними дверь. Мама никогда не ругалась.

     

     ***

     

     Мама поднялась наверх. Я ринулся за ней, обуреваемый двумя желаниями – поругаться с ней, и посмотреть на нее вблизи, пока она не наденет свою обычную мешковатую одежду.

     Мама услышала мои шаги и обернулась на лестничной клетке.

     “Антон, что случилось?” , спросила она.

     “Да, случилось! Моя мать показывала голую задницу сантехникам!”

     Мама непроизвольно глянула вниз, на свою ночную рубашку. Темные пятна напряженных сосков были отчетливо видны под тонкой белой тканью.

     “Что? Это? Они просто пришли чуть раньше, чем я ожидала – не могла же я их не пустить! Если бы я не пустила их – мне пришлось бы заказывать их вновь. Кроме того – я одета”

     “Ты не была одета, когда стояла раком и показывала свою голую задницу!”

     “Ты видел мою попу?”

     “Издалека. И они тоже. Я слышал, как они говорили об этом”

     “Хорошо, может быть, ты прав. Но я делала это не специально. Может быть, им удалось несколько раз взглянуть на меня. Я обещаю, что буду более внимательной, в следующий раз. Пусть все это останется между нами!”

     “Может быть, останется – а может быть, я скажу отцу, если мы не договоримся”

     Мама вздохнула: “Что ты хочешь?”

     “Я хочу посмотреть на твою попку”

     “Ох, сынок, это ТАК неправильно!” Какая я буду после этого мать!? Нет, нет!”

     Я не двигался, молча глядя на мать. Наконец, мама сжала зубы и, повернувшись ко мне спиной, направилась в спальню. Я уже подумал, что она не купилась на мой блеф – но мама остановилась, взялась за края ночной рубашки: и задрала их вверх. Она подняла ее до плеч, обнажив ягодицы и спину – и сняла через голову. По прежнему стоя спиной ко мне, мама прижала сорочку к груди – и медленно пошла в спальню.

     Я облизал губы, пересохшие при виде обнаженной маминой попки. При каждом движении ягодицы играли, поднимаясь и опускаясь.

     Мама вошла в спальню, и я увидел трусики и лифчик, валяющиеся на полу. Она нагнулась, чуть согнув колени, чтобы поднять их. При этом ее большая белая попа особенно выпятилась, и в промежности были видны лобковые волосы.

     Мама обернулась, по-прежнему прижимая сорочку к груди, стараясь прикрыть ею пизду и титьки – и начала закрывать дверь. Но перед этим, она быстро взглянула мне в глаза: и усмехнулась.

     Господи, какая же она блядь!

     

     Глава 6. Голые мамины титьки.

     

     В этом году у нас была слишком легкая программа по химии – и мои родители захотели перевести меня в класс с углубленным изучением химии. В середине года это было не так легко сделать, и директор сказал, что он переведет меня, если Сергей Иванович – учитель по химии, согласится на это. Я спросил его, но он отказал. Я только обрадовался. Что я дурак – идти в класс, где придется много учиться? Но мама настаивала – и решила сама поговорить с учителем. Мы договорились встретиться в школе после уроков. Мама отпросилась пораньше, мы встретились в школе, и я отвел ее в класс химии и представил Сергею Ивановичу. Тощий, застенчивый лысеющий очкарик поднялся приветствуя нас и предложил присесть за ученические парты, стоящие перед его столом.

     Перед тем как сесть, мама сняла пальто. Она была одета в новую рабочую одежду: длинная юбка, застегивающаяся спереди на пуговицы и пиджак поверх черного свитера. В этот раз, пуговицы спереди были расстегнуты наполовину – хотя перед выходом из дома они были застегнуты. Пиджак мама повесила рядом с пальто, оставшись в обтягивающем свитере, заставляющем ее тяжелые груди стоять торчком. Кроме того, свитер был ручной вязки, позволяющей видеть сквозь маленькие отверстия в нем. Я отчетливо видел сквозь свитер все детали маминого шелкового черного бюстгальтера. По тому, как внимательно Сергей Иванович смотрел на мамину грудь, я думаю, что он тоже все видел.

     Мама откинулась назад и положила ногу на ногу, заставив полы полурасстегнутой юбки упасть, обнажив сочные ляжки. Чулков не было. Однако я знал, что трусики были надеты, поскольку сквозь разрез можно было рассмотреть краешек розовой ткани.