шлюхи Екатеринбурга

Мораль и амораль

     Я не буду говорить много.

     Моя мать потянула меня в очередную сауну. Нет вы не правильно поняли, она не блядувала, меня никуда не втягивала. Просто мы были нудистами, и в первом эшелоне нашего клуба ходили узнавать что да как в новых местах. Ну что бы потом толпу привести.

     Я – молодой оболтус, которому приключения только нравятся. Она еще та оторва, но ценит семейные ценности.

     Вот она и потянула в новую сауну. услышала гдето…

     А это оказалось сьемка порнофильма.

     Притом нам не сказали сначала что да как и что в будущем придется трахаться.

     Мальчики и девочки просто разделись просто помылись и просто пошли греть косточки в сауну.

     Вот тут то нам и рассказали.

     Притом очень строгий мужчина сказал что мы все равно тайно желаем того что боимся сделать на самом деле. мол мужчины и женщины оголяются в надежде гарантированого полового контакта.

     Говорил умно. говорил красиво. Я возбудился и мой член не был чемто постыдным. Ну с его слов.

     Какаято женщина в глубоком возрасте начала прилюдно онанировать. И это небыло чемто таким из ряда вон, со слов этого мужчины.

     Я видел как незнакомые между собой люди начали друг другу отлизывать. Мужчина возбудился и показывал рядом сидящей женщине свой эрогированый член. Она не долго наблюдала, а с упоением начала сосать.

     И это все под звуки голоса этого мужчины, который нас всех одновременно убаюкивая возбуждал.

     И когда он начал говорить о размытости понятий и о морали которой нет, неожидано сказал мне в глаза что бы я трахнул рядом сидящую женщину.

     Я опешил, но член стоял.

     И тогда моя мать сказала мне

     – давай, сделай!

     Вся фишка в том что это она и была.

     Я эрогирывал на свою оголенную мать которая мне только что сказала зделать то, что я стремался даже в самых похабных фантазиях.

     Она раздвинула свои ноги, подняла грудь повыше. все таки не шестнадцать лет.

     У меня член стоял колом. Хоть я и не хотел женщину, но я хотел секса. Все таки я был подросток.

     Я посмотрел ей в глаза, а там черти пляшут.

     Я хотел узнать в ее глазах разрешения на такой поступок, а там ни да ни нет. там просто похоть.

     А мужик тот за спиной говорит, мол, нет разницы между временем и обстоятельствами. есть только желание и страсть.

     Ну и я вошел.

     Кончил на удивление быстро

     Ну что вы хотите от мальчишки?

     Обкончал ей трехугольник, и она двигалась как змея – всем телом.

     Рядом народ притих.

     Когда я понял ЧТО я зделал, меня начала грызть совесть.

     Я с квадратными глазами смотрел на промежность своей матери, из которой вытекала смазка и путаясь в лобковых волосах оставалась липкой паутинкой. Сверху ближе к пупку расплескалась моя сперма. А у нее снизу розовые губки только что оргазмирующей женщины были разведени к ножкам, раздвоеный клитор блестел, а я дышал как спринтер после забега.

     – тебе хорошо, мама? – спросил ели ворочая языком я.

     – Вполне приятно – сказала она, опуская взгляд на мои чресла, любуясь ими, и размазивая мою сперму у себя на животе.

     – Мама? – мужик вошел в ступор.

     – Мама? – переспросил сам себя

     – это его мама? – в шоке начал допрашивать он окружающих

     – Ну да. Это сын и мать. – ответили ему добрые люди.

     Мужик в шоке отошел из нашего мира кудато в нирвану. Нас потом не спрашивал ни очем, не трогал, хотя остальных гонял и в хвост и в гриву и на камеру и без.

     А вы говорите, гуру аморальности, гуру аморальности… . . Я не буду говорить много.

     Что было то было.

     Анонимно плиз

     

     Моя мать потянула меня в очередную сауну. Нет вы не правильно поняли, она не блядувала, меня никуда не втягивала. Просто мы были нудистами, и в первом эшелоне нашего клуба ходили узнавать что да как в новых местах. Ну что бы потом толпу привести.

     Я – молодой оболтус, которому приключения только нравятся. Она еще та оторва, но ценит семейные ценности.

     Вот она и потянула в новую сауну. услышала гдето…

     А это оказалось сьемка порнофильма.

     Притом нам не сказали сначала что да как и что в будущем придется трахаться.

     Мальчики и девочки просто разделись просто помылись и просто пошли греть косточки в сауну.

     Вот тут то нам и рассказали.

     Притом очень строгий мужчина сказал что мы все равно тайно желаем того что боимся сделать на самом деле. мол мужчины и женщины оголяются в надежде гарантированого полового контакта.

     Говорил умно. говорил красиво. Я возбудился и мой член не был чемто постыдным. Ну с его слов.

     Какаято женщина в глубоком возрасте начала прилюдно онанировать. И это небыло чемто таким из ряда вон, со слов этого мужчины.

     Я видел как незнакомые между собой люди начали друг другу отлизывать. Мужчина возбудился и показывал рядом сидящей женщине свой эрогированый член. Она не долго наблюдала, а с упоением начала сосать.

     И это все под звуки голоса этого мужчины, который нас всех одновременно убаюкивая возбуждал.

     И когда он начал говорить о размытости понятий и о морали которой нет, неожидано сказал мне в глаза что бы я трахнул рядом сидящую женщину.

     Я опешил, но член стоял.

     И тогда моя мать сказала мне

     – давай, сделай!

     Вся фишка в том что это она и была.

     Я эрогирывал на свою оголенную мать которая мне только что сказала зделать то, что я стремался даже в самых похабных фантазиях.

     Она раздвинула свои ноги, подняла грудь повыше. все таки не шестнадцать лет.

     У меня член стоял колом. Хоть я и не хотел женщину, но я хотел секса. Все таки я был подросток.

     Я посмотрел ей в глаза, а там черти пляшут.

     Я хотел узнать в ее глазах разрешения на такой поступок, а там ни да ни нет. там просто похоть.

     А мужик тот за спиной говорит, мол, нет разницы между временем и обстоятельствами. есть только желание и страсть.

     Ну и я вошел.

     Кончил на удивление быстро

     Ну что вы хотите от мальчишки?

     Обкончал ей трехугольник, и она двигалась как змея – всем телом.

     Рядом народ притих.

     Когда я понял ЧТО я зделал, меня начала грызть совесть.

     Я с квадратными глазами смотрел на промежность своей матери, из которой вытекала смазка и путаясь в лобковых волосах оставалась липкой паутинкой. Сверху ближе к пупку расплескалась моя сперма. А у нее снизу розовые губки только что оргазмирующей женщины были разведени к ножкам, раздвоеный клитор блестел, а я дышал как спринтер после забега.

     – тебе хорошо, мама? – спросил ели ворочая языком я.

     – Вполне приятно – сказала она, опуская взгляд на мои чресла, любуясь ими, и размазивая мою сперму у себя на животе.

     – Мама? – мужик вошел в ступор.

     – Мама? – переспросил сам себя

     – это его мама? – в шоке начал допрашивать он окружающих

     – Ну да. Это сын и мать. – ответили ему добрые люди.

     Мужик в шоке отошел из нашего мира кудато в нирвану. Нас потом не спрашивал ни очем, не трогал, хотя остальных гонял и в хвост и в гриву и на камеру и без.

     А вы говорите, гуру аморальности, гуру аморальности… . .

Страницы: [ 1 ]