Проститутки Екатеринбурга

Монастырская ведьма. Часть 8

     – Когда жилистые руки третьего охотника сжали груди, и выдавили из них несколько былых капель, ведьма испустила вздох боли, на который он не обратил никакого внимания. – Все равно ее душа отправится в Ад! Его взгляд был прикован к ложбинке, где в глубине, укрывался сморщенный коричневый цветок.

     – Ну, моя лошадка, покатаемся? – Он с силой потянул волосы на себя.

     Короткое и широкое влагалище не понравилось охотнику. “Пойду другим путем, – решил он, – Это с приличной девушкой церковь осуждает, а с ведьмой все можно!”

     – Ой, – от дикой боли в кишке она резко вздрогнула, а насильник заржал от удовольствия, продолжая с силой тянуть на себя волосы.

     – Ооох! – выдохнула она, поняв, что насильник засадил в попу!

     – И чего с ней церемониться? – Пахнущий чесноком мужчина крепко взялся за дело.

     Он стал нещадно разрабатывать тугое колечко, под одобрительные возгласы зрителей.

     Женщина, дернувшись на колышках, прикусила зубами нижнюю губу. Насильник брал ее грубо и беспощадно, а ребенок собирался вот-вот выйти наружу.

     – Боже, какая же она тугая! – Ухмылялся насильник, всаживая набухший член по самую рукоятку. – Хороша чертовка! Уф!

     Чуть отдышавшись, парень рывком вышел из нее.

     Тут девушку ждало еще одно унижение: жидкость потекла из измученного влагалища. А насильникам показалось, что она описалась.

     – Mort de ma vie! – [Черт побери! – франц. ] Все ведьмы обсыкаются перед казнью! – веселились они, глядя, как насильник пытается вытереться. “Это же у меня отошли воды! – Джейн вспомнила рассказы опытных женщин на замковой кухне. – Неужели мне придется родить здесь и сейчас?”

     Она понимала, что ждет ее петля, и что пощады не будет.

     – А теперь моя очередь! – Третий слуга нетерпеливо развязывал штаны.

     С ним несчастной жертве снова повезло: эффект всего вместе взятого тела, долгое ожидание своей очереди, предвкушение лютой казни – заставило излиться всего через пару минут.

     – Нет! – Под четвертым толстяком она корчилась, ерзала, и плакала, со свистом втягивая воздух.

     – Тьфу, гадость, какая! – насильник встал и брезгливо поморщился. Пока он получал удовольствие и давил на огромную матку, головка ребенка опустилась, и надавила на прямую кишку. Ведьма банальным образом обкакалась.

     Оскорбленный таким поведением жертвы и хохотом приятелей, во главе с сэром Шелли, насильник хотел уже пнуть Джейн носком сапога, но тут всей компании стало не до смеха.

     ** Глава шестая. Автора на сцену

     O fortuna! Vesunt Luna [Лик Фортуны! Тайный лунный]

     Statu variabilis, [Вечно изменяясь, ]

     Septer crestis aut decrestis… [Либо прибывает, либо убывает… ]

     “Кармина Бурана”

     

     “Однако я не хочу, чтобы моя любимая Джейн отправлялась в Ад так быстро, – подумал Инкуб, – она должна родить мне наследника, а потом поможет мне совратить не одну невинную душу! А вот то, что мне надо!”

     На цепи сидел и выл на Луну огромный лохматый и к тому же голодный замковый пес.

     – Да помилует меня Господь! – Привратник решил, что перепил крепкого эля, полученного от кухарки в качестве платы за выход из замка в неурочный час, когда увидел, с какой легкостью пес порвал тяжелую цепь и бросился к воротам.

     Глаза зверя горели адским пламенем, а из пасти капала на землю слюна. Из головы стражника выветрился весь выпитый накануне хмель.

     – Господи, прости меня грешного! – Стражник безропотно открыл ворота и осенил себя крестным знамением. – Не трогай меня, собачка! Ну, съел я твое мясо! Но что поделать, надо же было заесть этот проклятый эль, а я не привык я к постной пище!

     Псу не захотелось сводить со стражником счеты: впереди было слишком много дел, а он итак слишком задержался, с мастером Джоном и мавританкой.

     – Чует сердце мое, эта ночь не доведет до добра! – Стражник покинул пост, чтобы срочно облегчиться. – Экое чудо побежало в лес, наших охотников догонять! Впрочем, хозяин уехал, управляющий вместе с ним, а инициатива в нашем королевстве наказуема. Да спасут меня святые угодники! Никому сообщать не буду!

     “А теперь главное успеть, – думал Инкуб, вселившись в тело собаки. – Не впервой мне вселяться в этих четвероногих! Сейчас мы сыграем еще один акт пьесы suadente Diabolo! [по наущению дьявола – лат. ]

     Надеюсь, что эти флегматичные англичане не столь скоры на расправу, как испанцы! Мне сегодня предстоит веселая ночка!”

     Впрочем, молитва стражника сыграла с ним злую шутку. В лапу заколдованного пса впилась колючка, и Инкубу пришлось с ней долго возиться.

     “Надо было кончать стражника! – Думал он, зализывая рану от занозы. – Ненавижу богомольцев! Ничего, успею! А вот и их лошадки. Как говорят театралы, автора на сцену!”

     – Ну что, отродье Сатаны, помогли тебе темные силы? – веселились охотники, глядя, как вертится на четырех колах несчастная жертва. – А у нас все веселье впереди! Даром что ли сэр Стаффорд свил петельку?

     И всей компании стало не до смеха. Лошади, привязанные на краю поляны, порвали ремни и словно взбесились: не глядя под копыта, они понеслись в лес, растоптав одного из охотников.

     Из темноты к костру выскочил огромный пес. Тут же его челюсти сомкнулись на шее сэра Шелли. В миг установившейся тишине было слышно, как хрустнули позвонки. Шелли упал на землю, не успев произнести ни одной молитвы, и умер без покаяния и отпущения грехов.

     “Вот оно, родовое проклятие! – поняла ведьма. – Все мужчины в роду умирают страшной смертью!”

     Инкуб не без удовольствия посмотрел, как дежурные черти прибрали в Ад грешную душу хозяина замка.

     “Вот и пришел мой звездный час! – подумал Инкуб. – Я знал, что моя дочь и жена поможет пополнить преисподнюю душами грешников! Ради этого ее можно подложить под кого угодно! Цель оправдывает средства, а я к тому же абсолютно не ревнив!”

     Пес посмотрел на остальных и облизнулся. Насильников парализовало от ужаса: с клыков чудовища капала кровь, а глаза, казалось, светились адским пламенем. На залитой кровью поляне лежало уже два изуродованных трупа: из черепа охотника, расколотого конским копытом, вытекали мозги, а голова сэра Шелли почти отделилась от тела.

     “И без плахи лишился головы! – Сэр Стаффорд понял, что проклятие ведьмы вступило в силу, и теперь вслед за хозяином должна наступить его очередь. – Боже, спаси меня грешного!”

     Молитва черную душу грешника не спасла: тот пытался спасти свою жизнь, но мысль о покаянии даже не пришла в голову, поэтому вместо серьезного вреда. Инкуб почувствовал только укус блохи. Пес переступил труп и повернулся ко второму охотнику. Задние лапы, как пружины, бросили его через пламя костра на шею врага. Рывок мордой, и кровь брызнула фонтаном.

     – Святые угодники, помилуйте нас! – Третий застыл на месте. – Изыди, порождение тьмы!

     Пес, не обращая внимания на блох, медленно сделал два шага к нему, улыбаясь до ушей окровавленной пастью.

     “Этого не может быть, – подумала ведьма и хотела зажмуриться, но боль в животе заставила ее снова открыть глаза. – Такого не бывает!”

     Мужчина опомнился и схватил арбалет. Он так и не успел понять, что не попал: зубы страшной собаки сделали свое дело.

     – Ведьма! – заорал сэр Стаффорд. – Умри гадина!

     Он, успел поднять арбалет, пустить стрелу в Джейн, но промахнулся. Короткая стрела угодила ведьме в левую подмышку, лишь слегка оцарапав кожу.

     – Дьявол! – нервы сэра Стаффорда сдали.

     Он забыл про кинжал на поясе, и бросился на утек. Джейн все еще растянутая на колышках, услышала хруст веток, раздававшийся под ногами бегущего человека, а потом сдавленный крик.

     “Похоже, сэр Стаффорд не смог убежать от разъяренной собаки, – подумала она, напрягая мышцы живота. Предсказание деда и мое проклятие сбылось!”

     Больше Джейн не могла ни о чем думать: Луна вдруг стала красной и начала выписывать на небе кренделя, а звезды посыпались дождем на землю. Начались роды. В перерыве между схватками Джейн повернула голову на бок и увидела спины убегающих мучителей. В прыжке пес ударил отставшего всем телом. Мужчина упал, страшные клыки впились в загривок. Все закончилось очень быстро.

     Что случилось с последним, убежавшим в лес охотником, Джейн не знала, но пес вскоре вернулся, облизывая окровавленную пасть.

     “Настал мой черед! – поняла она. – Он меня съест!”

     Будто почитав ее мысли, пес вильнул хвостом, и подошел к ведьме. Похоже, на счет женщины у собаки были совсем другие намерения.

Страницы: [ 1 ] [ 2 ] [ 3 ]