шлюхи Екатеринбурга

Монастырская ведьма. Часть 3

     «Неужели мое тело заслуживает только разговора с ремнем, — думала Джейн во время очередной передышки, — неужели оно совсем не заслуживает ни нежности, ни ласки? Ну почему у меня нет крыльев, чтобы улететь прочь отсюда? — она снова почувствовала, как боль раздирает тело на куски. — Куда угодно, лишь бы подальше от деда и страшного ремня?» Но эта мысль была прервана новым жгучим укусом.

     — Шлеп!

     — «Incredulus odi» [Не верю и не терплю (лат.) ] — Ухмыльнулся дед. — мало тебе досталось!

     — Ой! — Из глаз девушки брызнули слезы: у деда рука была тяжелая, да и соль вносила свою лепту: каждый последующий удар казался вдвое сильнее предыдущего.

     Не удивительно, что теперь она еле-еле удерживалась от крика во весь голос.

     — Вот послал Бог внучку! — Карл уже бил изо всех своих сил. — Господи, прости ее, грешную!

     Ремень, в отличие от розог, не сдирал кожу, но участь ягодиц все равно была печальной: соленая бычья кожа оставляла память как минимум, на неделю.

     — Шлеп-ка! — Зачастил ремень. — Шлеп-ка!

     Карл так и не понял, что на этот раз порча была наведена на него самого. Вместо мыслей о строгом, но справедливом наказании, в голову старика полезли совсем другие, крамольно-похотливые мысли. Мало того, он вдруг осознал: и тело уже поддается соблазну.

     — Ай-ай! — Взвизгнула Джейн от неожиданной и резкой боли, когда кожаная петля попала четко между ягодиц, «поцеловав» при этом шоколадную дырочку.

     Ей вдруг показалось, что третий, невидимый участник расправы вернулся и придавил ее к столешнице: не смотря на желание убежать, подальше от озлобленного деда и его ремня. Какая-то сила удерживала на месте.

     «За молитву я тебя накажу, — подумал скорчившийся от боли Инкуб, — путь дедушка воспользуется своей властью в полную силу, не буду ему мешать!» Вскоре уже вся попа девочки горела адским огнем, к великому удовольствию демона.

     Поняв, что пора сделать небольшой перерыв, дед сделал шаг вперед, сжимая натруженный ремень в руке. Он решил слегка погладить попку, уже получившую порцию «дисциплины», и бедра, ожидающие своей очереди, чтобы и самому слегка успокоиться отдышаться, а за одно, чтобы соль подействовала.

     — Прости меня! — жалобно хныкала девушка. — Прости!

     — Стой, как стоишь! — Приказал дед. — А я свет поправлю!

     «Может, действительно, хватит? — Карл остановился в нерешительности. — На попе ни одного белого пятнышка!» Масляный светильник начал чадить, и деду пришлось прервать наказание, чтобы долить масла и привести убогий источник света в порядок.

     «Продолжай!» — приказал недовольный Инкуб.

     Джейн тихо плакала: соль начала давать о себе попа горела, как раскаленная сковорода. Хоть яичницу жарь!

     — Шлеп! — Ремень шмелем прогудел в воздухе и впился чуть ниже ягодиц.

     Ответом был отчаянный визг Джейн. Терпеть пытку ремнем после перерыва казалось просто невозможным.

     «Еще немного и я не выдержу!» — Успела подумать Джейн между ударами.

     «Мне надо, обязательно надо быть жестоким, — думал старый замковый повар, вновь размахиваясь для удара, — глупая девчонка не понимает, что только так можно выбить дурь из головы! Пусть эта порка послужит хорошим уроком! Он еще раз вспомнил весь ужас того дня, когда пришлось спасаться бегством с маленькой внучкой на руках, он еще раз ударил Джейн изо всей силы. Однако, до чего же соблазнительный вид! Эх. Лет двадцать назад… »

     — Ай! — Заорала несчастная в полный голос. — Ой!

     И вдруг все кончилось.

     — Молчи! Не дай Бог, соседи услышат! — Сердце строго воспитателя, казалось, вот-вот выпрыгнет из груди. — Донесут сэру Шелли, хозяину замка, — считай, пропали! На костер захотела?

     «Те, кому надо, услышали, — ухмыльнулся Инкуб, продолжая удерживать девушку, и пришли! Надо ввергнуть обоих в бездну греха!»

     Карл знал, что Англия стояла несколько особняком от сферы влияния ортодоксальности и оставалась в таком положении всегда. Не случайно именно туда он сбежал от преследования испанцев. Истерии, захлестнувшей всю Европу, не так-то просто было пересечь Ла-Манш. Поэтому у англичан не было всеобъемлющего страха и мгновенно возникающих подозрений в колдовстве, которые были характерны для континентальной Европы.

     [В Англии инквизиторские пытки, по закону, были запрещены. Судя по сохранившимся источникам, ни одна ведьма не была официально сожжена заживо. Впрочем, известны случаи, когда суд вершила разъяренная толпа. — Прим. переводчика]

     «Слава Богу, попа не лопнула, только болит сильно! — Подумала Джейн, потирая руками наказанное местечко, — неужели он продолжит наказание?»

     — Дед, — пыталась возразить измученная внучка, — тут ведь не Испания! На кострах никого не сжигают!

     Теперь боль сменилась зудом, особенно мучительным при малейшем прикосновении к попе.

     — Руки на стол! — Карл снова угостил девочку смачным ударом ремня, — тут просто вешают!

     Девушка знала, что Карл говорит правду. Сколько раз ей приходилось видеть раскачивающиеся на веревках тела, оставленные в назидание живым.

     [Ведьм и бродяг вешали регулярно. При короле Генрихе VIII, судя по сохранившимся документам, было повешено 2% населения страны. — Прим. Переводчика. ]

     Светильник, получив подпитку, ярко разгорелся.

     «Моя милая внучка даже не представляет, насколько чарующе она сейчас выглядит! — Думал дед, с удивлением чувствуя, как давно уже вышедший в отставку орган начинает просыпаться от долгой спячки. — Особенно хороши круглые ягодицы!»

     — Моя маленькая Джейн, я хотел и хочу тебе только добра! — Втянув носом воздух, он почувствовал тот неповторимый аромат, как пахнут только молоденькие девочки, не знавшие мужа.

     — Дед! Прости! — Джейн обернулась к воспитателю.

     Растрепавшиеся, взмокшие от пота волосы закрыли девичье личико, и сквозь их завесу умоляюще поблескивали прелестные, мокрые от слез глазки, с кошачьими зрачками.

     «Они суживаются при Луне! — Деду несколько минут, чтобы отдышаться и с новыми силами взяться за вразумление. — Полнолуние — это проклятие нашего рода! Никакая занавеска не помогает»

     «И все равно, кто-то в доме есть!» — Карл перекрестился и начал класть удары, стараясь попасть не по одной, а зразу обеим половинкам.

     — Не торопись, — шепнул Инкуб деду, — удар справа — вдох, выдох, удар слева! Еще окочуришься, а ты мне пока живой нужен!

     Карл не понял, кто дал ему такой совет, но решил, что действительно, надо прицелиться, чтобы удары ложились точно в цель. Греховные помыслы переполняли его душу. Наказанная девушка казалась такой вкусно и такой желанной, что Инкуб смог без труда воспользоваться его телом в качестве оболочки.

     «Силы небесные!» — Джейн жалобно посмотрела на мужчину и сквозь слезы увидела страшное рогатое существо с перепончатыми крыльями за спиной! Инкуб похотливо, как парни из замка смотрел на нее!

     Зрелище было таким ужасным, что она отвернулась, крепко зажмурившись и, забыв попросить у деда прощения.

     — А теперь шире раздвинь ноги!  Карл решил осмотреть результаты работы. — Кровь течет, но не от моего ремня! Значит, все в порядке.

     «Ага, губы набухли и чуть увлажнились, — подумал Инкуб и сладко облизнулся, — еще немного и она будет готова! Ну что ж, Карл, мы взвесим еще десяток в том же духе по ляжкам! Что молиться неповадно было!

     — Санта Мария! — успела произнести плачущая девушка. — Господи, прости меня, грешную!

     Слова молитвы ударили демона с такой силой, что он вылетел из тела Карла, и упал на пол.

     — Не жалей ее! — просил деда Инкуб, которому молитва свернула на бок скулу.

     Шлеп!

     Теперь каждый удар исторгал из девушки громкий стон. «Вот сейчас умру от боли, и это страшилище утащит меня в Ад! — мелькнула мысль в голове у несчастной Джейн, — и всего-то за окорок!»

     — Я все поняла, я больше не буду! — Хныкала Джейн, не решаясь обернуться еще раз.

     Девушка сдавленно всхлипывала, длинные черные кудри рассыпались по спине, Слезы текли из закрытых глаз.

     Попа была расписана на совесть: из белой она стала пунцовой, в местах, куда ремень попадал несколько раз — багровой. Впрочем, сало сделало свое дело: обошлось без кровопролития.

     Наконец-то решил, дед, что внучка наказана достаточно.

     — И-и-и! — Ныла девушка.

     Боль в наказанном теле была столь сильна, что девушка не могла сдерживать слез, и они продолжали катиться из прекрасных глаз. Джейн, не пытаясь встать со стола, тихонько лежала, тяжело дыша. Второй таракан пробежал прямо перед ее глазами, пошевелил длинными усами и ушел куда-то по своим делам. Дед на этот раз был слишком занят ягодицами внучки, и не заметил усача.

Страницы: [ 1 ] [ 2 ]

Пескоструйная обработка в Тюмени Пескоструйная обработка в Тюмени Квартирные переезды Уфа Натяжные потолки