шлюхи Екатеринбурга

Монастырская ведьма. Часть 6

     “Ты будешь доволен! – говорил взгляд Канчиты. – Смотри, как красиво мое тело, я готова!” На этот раз соблазнить господина и спастись от хлыста. Сэр Шелли решил разогнать скуку, снять накопившуюся за день злобу, и за одно потренировать твердость руки и меткость глаза.

     – На колени! – Приказал хозяин, любуясь ужасом и первыми слезами на прекрасном милом лице.

     Гордая осанка изобличала в сэре Шелли смелого и жестокого человека.

     – И ко мне!

     Канчита безропотно подчинилась. “Я губами работаю не хуже чем телом, – думала она, – может, именно этого от меня добивается господин?”

     – Руки вперед! – Сэр Шелли имел испорченную кровь. Со времен сэра Томаса де Брюэна, его далекого предка [речь об этом пойдет дальше, в “Конклаве мертвецов” – прим. переводчика], всем мужчинам в их роду нравилось унижать и мучить женщин.

     – Сегодня мы вспомним, как поступают с провинившимися наложницами в султанских гаремах! – Сэр Шелли связал ей руки и подтянул девушку на веревке к железному кольцу в потолке.

     Мавританка, мелко вздрагивая всем телом, вытянувшись в струнку в предвкушении мучений. Уже не раз и не два старушка-служанка лечила следы от побоев на теле девушки.

     Хозяин не торопился. Ему нравилось водить рукой по намасленной шелковистой коже, чувствовать, как девушка вздрагивает на привязи.

     – Ты кусок мяса! Хоть и вкусный как испанский хамон! – Сер Шелли был не только жесток, но и скуповат, и любил вымещать на беззащитной девушке злобу за “лишние” расходы. – Столько денег за тебя пришлось выложить! На дровах разорюсь!

     Веревка тянула девушку верх, но носки касались пола. Это добавляло пытке особую пикантность. Хозяин отошел на шаг и стал намечать места ударов. Для мавританки нестерпимо медленно потянулось время. Она переступала ножками, насколько позволяла веревка и покорно ждала. От предчувствия неизбежного чувствовала легкую тошноту: ожидание наказания – хуже самого наказания.

     – Ну-с, сейчас и потанцуем! – Сэр Шелли сладко потянулся и щелкнул хлыстом в воздухе.

     Обнаженная мавританка почти висела, подтянутая за руки к кольцу, но ноги мучитель связывать не стал.

     – Ишш-ша! – Хлыст змеей шипел в воздухе, набирая скорость.

     – Аи! – Наложница почувствовала, как змеиное жало впилось точно посередине ягодиц, дернулась всем телом на привязи и затанцевала танец боли.

     Удары наносились без всякого милосердия, и опухшая круглая попка подпрыгивала и жутко дергалась во время каждого обжигающего удара. Девушка подпрыгивала, переступала ногами и извивалась, на сколько позволяла веревка. Под градом яростных ударов все тело девушки сотрясалось подобно телу куклы – марионетки, дикий крик был ответом на каждый удар.

     – Хорошо поет, – улыбнулся хозяин, глядя, как на смуглой коже выступила первая полоса. – Вот только хвост лег кривовато! Надо еще тренироваться!

     Хозяин не торопился и ждал, пока прыжки от боли пройдут, и девушка вновь вытянется на веревке, и продолжил экзекуцию.

     – Шурш-ша!

     Гибкий хвост охватил девушку чуть ниже грудей, на секунду задержался и отскочил, оставляя после себя вздувшуюся полоску. Девушка и отчаянно визжала, принимая “подарки” хозяина. Полосы ложились с интервалом в дюйм. Хозяин не торопился, после каждого удара он ждал, пока наложница успокоится, а потом раскручивал хлыст над головой и со щелком опускал его на нежное тело.

     – Пощадите! – Наложница крутанулась на веревке и повернула к господину залитое слезами лицо.

     Вид молоденькой девушки, привязанной за руки, мог разжалобить кого угодно, но не сэра Шелли.

     – Пожалуй, те сегодня плохо танцуешь! – С этими словами он так ловко вытянул Канчиту хлыстом, что гибкий хвост два раза обернулся вокруг правой лодыжки наложницы, и при рывке рукоятки назад, оставил багровые полосы.

     От такой неожиданной боли девушка подпрыгнула на левой ноге и стала отчаянно дрыгать правой ногой, комично сгибая ее в бедре и колене.

     – Шурш-шу! – Хлыст восьмеркой раскрутился над головой сэра Шелли и впился чуть ниже ягодиц Канчиты.

     Под воздействием сильнейшей боли пронизывающей все тело, ягодицы мавританки инстинктивно сжимались и разжимались, словно стараясь хоть таким образом облегчить пытку. Когда витой кончик хлыста врезался в измученную плоть ягодиц, их, кажущееся похотливым, движение всякий раз невольно обнажало потаенное местечко, словно распускавшийся в центре сотрясающихся, исполосованных полушарий.

     – Вот так то лучше! – Сер Шелли прицелился, чтобы угостить девушку еще раз, но тут развлечение было прервано появлением управляющего. Только сэру Стаффорду позволялась такая вольность в память о прошлых заслугах.

     “Хороша у хозяина игрушка, он окинул взглядом висящую на веревке девушку, – только на мой вкус худосочна!”

     Девушка на веревке отвернулась и зажмурилась. Было ужасно унизительно висеть голой, выпоротой, да еще и в присутствии постороннего мужчины.

     – Хозяин, в нашем замке завелась настоящая ведьма! – Управляющий прикрыл за собой дверь.  А сейчас она из замка сбежала.

     – А ты куда смотрел? Господин, так обрадовался, что закинул хлыст в угол, почему не поймал?

     – Она и меня околдовала! Хорошо, что я сумел развеять чары молитвой!

     – Ладно! Поймаем и накажем! Испанцы обожают жечь ведьм на костре. А ты вполне уверен, что ведьма настоящая?

     Сэр Стаффорд принялся рассказывать о том, как блудливая девица, дочь покойного повара, с помощью колдовства и приворотного зелья умудрилась соблазнить всех замковых слуг и нагулять живот. Теперь она еще и вызывает призрак своего деда, а тот грозится страшными проклятиями!

     Мавританка жалобно всхлипывала, подвешенная на веревке. “Не повезло девушке! – наложница, неплохо усвоив язык хозяина, поняла, о чем идет речь, и вспомнила костры на площадях испанских городов. – Меня-то высекут, а ее казнят!”

     – Немедленно в погоню! – Сэр Шелли забыл о Канчите в предвкушении нового развлечения.

     “Честное слово, этому управляющему надо романы писать! – подумал Инкуб. – Но в соавторы я его не возьму. Врет как заправский проповедник!

     – Значит так, берем веревку, факелы и лучших лошадей – Приказал Сэр Шелли. – Я сам устрою ей суд по праву сеньора!

     Тут несчастная наложница подверглась еще одному мучительному испытанию. В комнату прибежал юный мастер Джон. Увидев такую замечательную картину, он даже забыл, зачем пришел. Он не мог оторвать взгляда от стройных ножек, тонкой талии над округлостью бедер и восхитительных украшенных следами от хлыста, тугих ягодиц.

     Сама мавританка была всего лишь двумя годами старше сына хозяина. С первых дней пребывания в замке она ловила на себе его похотливый взгляд, а теперь она весела перед ним совершенно голая. Мало того, сэр Шелли, хоть и был ревнив, даже не сделал своему сыну замечания и не выгнал из комнаты. Видимо голова рыцаря была слишком занята предстоящей охотой.

     – Папа, – возьми меня с собой, – ныл мастер Джон, оправившись от первого впечатления, – я тоже хочу ловить ведьму!

     Тогда, любуясь на пикантное зрелище в кладовке, он от страха описался, как маленький мальчишка, и теперь мечтал поквитаться с Джейн за это.

     – Мал еще! – Папа был строг с младшим сыном. – Сиди дома, читай молитвы, раз меч на тренировках улетает из твоих рук как птица у нерадивого птицелова! Куда тебе ведьм ловить, недоносок!

     Впрочем, мастер Джон, хоть и не проявлял себя в ратном искусстве, но рос latro famosus [сущим разбойником – лат. ], и был неоднократно порот отцом и воспитателями, но на этот раз решил отца послушаться.

     – Далеко Джейн уйти не могла! – сэр Стаффорд решил загладить свою вину и выслужиться перед господином. – Единственная дорога ведет через лес, беременная далеко не уйдет, если только демоны Ада не помогут!

     “Демоны ей конечно помогут, – подумал Инкуб, но немного позднее, – сейчас у меня тут наклевывается очень интересное дельце и еще один крутой поворот сюжета! Давненько я не губил столько душ сразу!”

     Сборы были недолгими. Охотники поучаствовать в охоте на настоящую ведьму сыскались быстро. Все они хорошо помнили неприступность Джейн и крепость кулаков покойного Карла, а некоторые успели, и получить по уху кочергой. Настал час возмездия!

     – Benedicite, mes filz! [Славьте господа, дети мои! – лат. ] – Сэр Шелли возглавил охоту. Ему не терпелось развеять замковую скуку и вдоволь потешиться. – За повешенную ведьму нам спишутся если не все грехи, то половина уж точно!

     – И оставшихся хватит на вечные муки! – Инкуб задержаться в замке, чтобы проследить за грехопадением юной души. – А я помогу проклятию моей жены-дочери вступить в силу!

Страницы: [ 1 ] [ 2 ]