Моя теща Джоанна

     Глава 1

     
С того момента как я познакомился со своей тещей, мне безумно хотелось соблазнить ее. Когда Кэти впервые представила нас друг другу, у меня просто поехала крыша. Если Кэти была высокая и стройная, то ее мать (Джоанна) коренастая и широкая в кости. Если у Кэти были длинные светло-каштановые волосы, то у Джоан-ны волосы были гораздо темнее и коротко подстрижены. Если у Кэти были отличные маленькие грудки, то груди Джоанны были просто огромны. У них обоих были веснушки, одинаковые носы — кнопкой, темно-карие глаза и небольшие ступни. Зубы Кэти были слегка кривоваты, что придавало ей дополнительное очарование, зубы же Джоанны были ровными. Кэти просто обожала секс. Что касается Джоанны, то насчет нее у меня были сомнения, но вскоре они полностью развеялись.

     Джоанна развелась с отцом Кэти, и долгое время встречалась с разными мужчинами, без завязывания каких-либо серьезных отношений. Когда я бывал у нее дома, то видел что по вечерам она всегда была под мухой, то-гда как утром, казалось, что она слегка раздраженна. В одежде она предпочитала свободный стиль: футболки до колен, тонкие длинные ночнушки, мешковатые тренировочные костюмы. В нормальной одежде я ее видел лишь, когда она уходила на работу или возвращалась с нее. Когда мы с Кэти встречались, то Джоанна много раз заставляла ее и меня краснеть, заставая нас после или даже во время траханья, или, позволяла своей одежде чуть спадать и приоткрывать то, что под ней, или всячески глумилась над нами. Но, не смотря на это, я считал ее крутой и очень сексуальной. Кэти должна была благодарить небо за то, что у нее такая мать.

     Короче, я и Кэти поженились и переехали в квартиру на другом конце города, так что видеть Джоанну я стал гораздо реже. Через год после свадьбы Кэти получила повышение, а я нашел новую работу с зарплатой вдвое больше моей прежней. Мы купили дом в двух минутах езды и десяти минутах ходьбы от дома Джоанны. Так что теперь мы могли видеться с ней гораздо чаще. Теперь Джоанна прямо-таки маячила у меня перед глазами. Поначалу даже испугался, но затем понял, что она просто дразнит своего зятя, так как считает меня полностью безобидным, поскольку я был окольцован. Однако все эти ее подначки стали все хуже.

     Она всегда звала меня поработать в саду. Как-то, подстригая лужайку, я решил передохнуть и зашел в дом за пивом. Джоанна, одетая в короткое платье, была на кухне и читала газету. Я попросил ее достать мне банку пива. Джоанна повернувшись, потянулась и взяла пиво с полки. Конечно, когда она потянулась, подол ее пла-тья задрался, открыв мне вид на ее промежность, густо заросшую волосами. Я знал, что она сделала это не на-рочно, но, привыкнув подкалывать ее, я заметил: «Отличный вид». И засмеялся, когда она подавала мне пиво. К моему удивлению она спросила: » Ну и как тебе это понравилось?» и подняла платье снова, открывая моими глазам свою промежность. Подержав подол около пяти секунд, она опустила его, и, скрестив руки на груди, улыбнулась мне. Я только кивнул головой и сказал: » Да просто прекрасно». А затем притворился, что меня больше интересует пиво. Выйдя во двор, я выпил пиво, а затем закончил с лужайкой. Убирая газонокосилку, я услышал, как она стучит в остекленную дверь веранды. Я обернулся, и она мне помахала, а затем, на несколько секунд, задрала платье. Я поймал глазами ее большие, слегка обвисшие груди, круглый живот и промежность. Потом она так же быстро опустила платье и, хихикая, как школьница, пошла в глубь дома.

     Это происшествие взволновало меня. Я убрал газонокосилку и зашел в дом снова выпить пивка. Джоанны на кухне больше не было. Я вообще не слышал ее в доме. Взяв пиво и сделав несколько больших глотков, я решил пойти в душ, прежде чем отправиться к себе домой. В ванной я разделся, включил душ, допил пиво, а затем решил отлить. И надо было случиться, чтобы в этот момент приперлась Джоанна. » Уупс! Не против, если я тебя побеспокою»?- спросила она, держа руки на бедрах, при этом на лице ее была гнусная улыбочка. » Джоан-на, ты спятила? Я здесь все-таки писаю»! » Извини, извини, зайду позже». Она развернулась и ушла, закрыв за собой дверь. Закончив писать, я залез в душ. Чем больше я думал о Джоанне, тем тверже становился мой хуй. Я быстренько подрочил, кончил, ополоснулся и вылез из душа. Только надел я шорты, она вновь появилась. » От черт, я, кажется, пропустила всё шоу. Ну, надо же, жалость-то, какая». Говорила она громче, чем обычно и вы-глядела слегка возбужденной, это было верным признаком того, что Джоанна снова была навеселе. Я решил дать ей порцию моего собственного лекарства. » А ты имеешь в виду вот это»? — с этими словами, я расстегнул ширинку и вытащил хуй наружу. «Бог ты мой, отличная штука, Пит». Она просто пожирала глазами мой хуй. » Лучше убери его, а то Бог знает, что может произойти»! И снова вышла из ванны. Я засмеялся и вышел вслед за ней, внутри я просто лопался от смеха. » Ха-ха-ха, вот ты и попалась»! Подходя к дому, я размышлял над тем, что произошло, и у меня снова встал. Вечером, когда Кэти пришла домой, мы отлично трахнулись, перед тем как заснуть.

     Через пару недель, Джоанна снова позвала меня и Кэти помочь ей в саду. Она сказал, что после работы возьмет нас в загородный клуб, где мы искупаемся, и пообедаем, ну мы с Кэти и согласились. Я разделся до трусов, дамы надели купальники, и мы приступили к работе в саду. Я и Кэти пололи сорняки, убирали камни и выкор-чевывали корни, пока Джоанна сажала растения напротив нас. Я пялился на ложбину между грудями Джоан-ны, явственно видную через верх ее закрытого купальника. Кэти ничего не заметила, а вот Джоанна, наоборот, поймала несколько раз мой взгляд и ухмылялась в ответ.

     Наконец Джоанна села и заявила: » Кэти, не принесешь нам пивка из холодильника»? Кэти, сама, будучи боль-шой пивопойкой, подскочила и пошла в дом. «Эй, Пит, — прошептала мне Джоанна, — ну-ка посмотри»! Я и по-смотрел. Джоанна развязала лямку на шее, удерживающую купальник и продемонстрировала мне свои боль-шие груди. Постояв так довольно долго, привела купальник в порядок. А затем вернулась к рассаде, при этом злобно хихикая.

     — Джоанна, ты когда-нибудь нас в беду втянешь, — прошипел я. —

     — Питер, Питер,- мягко произнесла она, — не дури, вокруг моего дома большой забор. Никто ничего не уви-дит.

     — Ну да, кроме твоей дочери, которая сейчас в доме!

     — О, а вот и она. Спасибо Кэти! Слушай, а еще пару банок не принесешь? Ага, вернись и возьми их. Вот спа-сибо! — она помахала вслед Кэти, которая снова пошла в дом.

     Когда я посмотрел на Джоанну снова, она сидела на корточках. Она подмигнула мне, стянула перчатки, а затем сдвинула промежность купальника, приоткрыв заросли на лобке. Затем она снова засмеялась, натянула перчат-ки и опять занялась садоводством.

     » Эй, Джоанна»,- прошептал я. Она посмотрела на меня. Я приспустил трусы и продемонстрировал красную головку моего каменно-твердого члена. Она присвистнула, подмигнула мне и хихикнула. Я поправил трусы и занялся прополкой.

     Несколько минут прошли в полном молчании. А потом Кэти крикнула из дома:

     — Мам! А где еще пиво?

     — Сейчас приду, — отозвалась Джоанна, повернулась ко мне и сказала. — Будь здесь, дорогуша.

     Я наблюдал за ней, когда она шла в дом. Ну и жопа же у нее была. Она оглянулась, подмигнула мне и снова засмеялась. Я чувствовал себя полным придурком, но, черт побери, как же эта женщина возбуждала меня.

     Скоро они обе вернулись в сад. Кэти протянула мне пиво и села рядом со мной. Я лег и положил голову ей на колени. Она посмотрела на меня и улыбнулась. Я закрыл глаза и улыбнулся ей в ответ.

     Кэти и ее мать поболтали немного относительно садоводства, пока я тихо фантазировал о том, как бы я выеб Джоанну в ее прекрасную толстую жопу. Эта женщина была просто что-то. Мои фантазии протекали довольно гладко, до тех пор, пока я не заметил, как разговор зашел обо мне. Я почувствовал, как Кэти сделала какое-то движение. Я приоткрыл глаза. Одной рукой Кэти зажимала рот, подавляя хихиканье, а другая покоилась на мо-ей очевидной эрекции. Ее мать смотрела на это широко раскрытыми глазами и улыбалась так, как если бы ни-когда ничего подобного до этого не видела. Я притворился, что потягиваюсь, и приподнял бедра. Обе женщи-ны просто взорвались от смеха, а Кэти шлепнула по палатке, в которую превратились мои трусы. Я сел и в при-творном удивлении и боли прикрыл руками промежность.

     — Ух, ты! Спасибо, сладкая моя! — простонал я.

     — Это надо было остановить! Ты выглядел неприлично, — засмеялась Кэти.

     — Питер, Питер, и о чем же ты думал? — смеясь, поинтересовалась Джоанна.

     — Как о чем? Конечно же, о садоводстве, — ответил я.

     Мои слова вызвали новый взрыв смеха. Вскоре мы все прихлебывали пиво и подшучивали друг над другом. Мой дружок начал опадать, а вместе с ним и пропала и тема для шуток. И мы все снова вернулись к работе.

     Около пяти мы закончили и направились в клуб. Там было не меньше сотни орущих детей, как в самом бассей-не, так и рядом с ним, поэтому мы взяли три шезлонга и поставили их подальше от воды. Расстелив покрыва-ла, мы разлеглись на солнышке.

     — Я, в конце — концов, залезу в бассейн, — сказал я.

     — Мы тоже, — отозвались Кэти и ее мать вместе.

     — Только не сейчас, — добавила Джоанна.

     Джоанна и Кэти легли на живот. Кэти развязала верх купальника и аккуратно свесила завязки рядом с собой. Джоанна же спустила лямки по плечам. Они обе попросили меня намазать их лосьоном против загара, а я и не думал отказываться, рассмотрев, при этом как следует их груди. А потом мы все расслабились.

     Минут через десять, я понял, что засыпаю на солнце, что было не слишком хорошо. Я встал и сказал, что соби-раюсь искупнуться в бассейне. Кэти пробормотала что-то вроде » собрался иди». А Джоанна, подтянув лямки, сказала, что присоединится ко мне.

     В бассейне Джоанна немедленно подплыла ко мне и под водой сграбастала мой причиндал. Я убрал ее руки, но она только улыбнулась и сжала мою задницу.

     -Джоанна, лучше сбавь обороты, — процедил я ей сквозь зубы, — или я:.

     — Или что? Сделаешь то же самое со мной? — и снова этот прекрасный мелодичный и слегка безумный смех.

     — Что-нибудь вроде этого, — ответил я, меж тем мое ворчание превратилось в злобную усмешку.

     Какого черта, ей хочется поводить меня за нос. Что ж принимаем правила игры. У меня есть, чем ответить на ее подъебки. Она заметила, как изменился мой взгляд, и улыбнулась еще шире.

     — Что ж давай посмотрим.

     Она подплыла поближе и снова сжала мой член рукой. Я ответил ей тем, что нырнул под воду и, проплывая между ее ног, потер пальцем ее щелку, всего лишь на секунду, затем я поплыл прочь и вынырнул в восьми фу-тах от нее. Она посмотрела на меня и погрозила пальцем, как будто укоряла меня в чем-то

     Я поплыл к лесенке и вылез наверх. Джоанна последовала за мной. Я пожал плечами. Не мог же я пойти в месте с ней в женскую раздевалку, ну да ладно, большая проблема. Мы вернулись к шезлонгам. Кэти спала, я еще раз намазал лосьоном ее спину и ноги, в то время как Джоанна собирала свои вещи. Моя жена сонно по-благодарила меня, в то время как я уходил с ее матерью.

     Она провела меня мимо раздевалок к главному зданию, и мы зашли в коридор, по обеим сторонам которого были двери. » Что это»? — спросил я. » Специальные комнаты для переодевания», — ответила она с хитрой ус-мешкой. Она достала из кошелька ключ и открыла комнату № 15. Комната была довольно мала: скамья, душ и небольшой шкафчик, заполняли ее практически целиком. Мы зашли вовнутрь, и она заперла дверь.

     — Помоги мне снять купальник», — попросила она, повернувшись ко мне спиной.

     Когда я спустил лямки по ее плечам, она сказала:

     — Не предполагалось, что эти комнаты будут использовать неженатые пары, однако, кто мог бы подозре-вать, что сюда придут теща с зятем?

     Я полностью снял ее купальник и уставился на ее роскошную попу. Она была молочно-белой, гладкой, лишь в самом низу были следы целлюлита. Джоанна переступила через упавший купальник и повернулась ко мне лицом. Я пожирал взглядом ее большие, превосходные сиськи, толстые соски, круглый мягкий живот и пизду. Мой член был твердым как ебанная скала. Джоанна улыбнулась и встала передо мной на колени.

     -Твоя очередь раздеваться, Пит? — сказала она.

     Теща развязала шнурок на моих плавках и спустила их вниз, освободив пульсирующую елду. Когда я пере-ступил через упавшие плавки, она стала дрочить меня одной рукой, а другой ласкать мошонку. Прошло не-сколько напряженных минут, когда мне казалось, что весь мир теперь сконцентрировался в руках этой жен-щины средних лет, ласкавшей мои наиболее чувствительные местечки.

     — Питер:можно мне? — прошептала она.

     Я кивнул и закрыл глаза, а затем почувствовал, как мой хуй погрузился во что-то теплое и влажное. Я открыл глаза и посмотрел вниз — да — моя теща отсасывала у меня — да, это было здорово — сзади меня, она работала пальцем в моей заднице — никто никогда этого не делал — бог ты мой — я всаживал свой хуй ей в рот — она за-глатывала его целиком — а ее палец вонзался в мою жопу — это было здорово — о, боже — о, боже — я сейчас — я сейчас : «Спускаю», — только я прошептал, как из меня хлынуло. Она вдыхала с каждым выбросом и выды-хала когда проглатывала, все это звучало, так как если бы здесь работал вентилятор или Джоанна задыхалась. Она сосала с невероятно громким звуком, таким громким, что каждый, кто бы его услышал безошибочно бы сказал, что в этой комнате делают минет.

     Я опустился на пол, прикоснувшись спиной в холодную стену, когда она закончила со мной. Еще долго она облизывала мои яйца и ствол, а затем поднялась и, крепко обняв меня, страстно поцеловала. Я тоже обнял ее и поцеловал. А что мне еще оставалось делать?

     Не говоря не слова, мы смотрели друг другу в глаза в течение нескольких минут. Волна вины накрыла меня с головой — что я скажу Кэти? Больше я никогда не смогу посмотреть на ее мать как раньше: боже мой, что же мне делать?

     — Я иду в душ, присоединишься ко мне?

      Похоже Джоанна не испытывала никаких сомнений в отличие от меня, поскольку она включила душ, и ком-ната постепенно стала заполняться горячим паром. Она зашла в душевую кабину и задернула занавеску. Я на-тянул плавки и сел на скамейку. Я просто потерялся в дебрях своих мыслей.

     Джоанна стала же мурлыкать какую-то мелодию. А затем раздался щелчок в замке. Ручка повернулась. На по-роге стояла Кэти со своим собственным ключом. Она закрыла дверь и повернулась ко мне. Я посмотрел ей в лицо. Я был напуган. Я был уверен, что она могла прочесть события последних 15 минут. Боже мой:.

     — Почему ты позволил мне заснуть на солнце, Питер? — спросила она.

     — Я:я же натер тебя лосьоном.

     — О-о, так ты сделал это? Прекрасно. Кто в душе, мама?

     — Угу.

     — Отлично.

     Кэти выскользнула из купальника. Снова я почувствовал, что мой член проявил интерес к окружающему миру, несмотря не ни что. У моей жены было такое прекрасное тело: груди, покрытые веснушками, плоский живот, выбритая писька, а эти руки, эти длинные пальцы:. Просто голова идет кругом. Кэти зашла в душевую и присоединилась к своей матери.

     Я слушал звуки, доносившиеся из-за занавески.

     -Подвинься, мам.

     — О, привет Кэти. Помилуй, но здесь нет места для нас двоих.

     — Я это вижу. А Питер уже был в душе? — Кэти слегка повысила голос.- Дорогой, ты уже был в душе?

     — Нет, — в унисон ответили Джоанна и я.

     — Отлично. Ну, можно он зайдет, когда ты закончишь, а мам?

     — Ты слышал это, Питер?

     — Да!

     Я знал, что Джоанна и Кэти были лучшими подругами: больше чем просто мать и дочь, но не думал, что они принимают душ вместе. Я догадывался, что вообще-то ничего экстраординарного здесь нет, но в мозгу заворо-шились грязные мыслишки о лесбийском инцесте.

     Джоанна вышла из душа и сказала:

     — Питер, твоя очередь.

     — Спасибо Джоанна,- ответил я.

     — Мам, кончай его дразнить!- крикнула Кэти из-за занавески.

     — Ну, так как, ты идешь»? — поинтересовалась Джоанна, заворачиваясь в полотенце, которое, однако, недос-таточно хорошо скрывало ее фигуру.

     Я быстро стянул плавки и попробовал пройти в душ. Но тут Джоанна схватила мой полунапряженный хуй.

     — Ого, что это у нас!?

     К моему невыразимому ужасу, Кэти высунулась из-за занавески:

     — МАМА!! Какого черта, это мой МУЖ. Руки прочь!!!

     Джоанна отошла, смеясь, как сумасшедшая. В то время как она делала из второго полотенца тюрбан, я быстро заскочил в душевую.

     — Мама, ты такая БЯКА! — сказала Кэти невероятно суровым тоном, однако на губах ее блуждала улыбка.

     Она потянулась и схватила мой хуй, который немедленно обрел былую твердость.

     — Держи руки подальше от моего мужа и его штуковины»! — твердо произнесла она.

     — Прости, дорогуша, — отозвалась Джоанна.

     Я посмотрел на Кэти, она пожала плечами, все еще улыбаясь и дроча меня. Я же в свою очередь стал потирать ее толстый клитор. Кэти закрыла глаза и наклонилась ко мне. Мы немного подрочили друг друга в душе. И тут Джоанна уже одетая в тренировочный костюм заглянула за занавеску в душевой. «Я так волнуюсь, что-то у вас тут тихо». Кэти не сдвинулась с места, но я отдернул руку от ее бритой пизды. » Мама»!!! — завопила Кэ-ти, одновременно с ней заорал и я: » Джоанна»!!! А затем задернул занавеску.

     — Я собираюсь в кафе, — сказала она из-за занавески, — ведите себя хорошо, ну а если не сможете, то ведите себя по-настоящему плохо!

     Дверь за Джоанной захлопнулась. Кэти продолжила дрочить меня. Когда она почувствовала, что я близок к оргазму, она встала на колени передо мной и взяла в рот, и этого было достаточно для меня, чтобы спустить. Затем мы ополоснулись, вышли из душа и переоделись.

     Глава 2

     Следующее свидание с Джоанной у меня состоялось несколько недель спустя тех событий. Как обычно, Джо-анна попросила меня помочь ей в саду. Я почти уже забыл о нашей прошлой встрече, но, когда она открыла мне дверь, одетая лишь в короткое платье, то сразу все вспомнил. Что же я получу на этот раз?

     — Заходи, Пит,- сказала она, и, повернувшись, пошла в коридор.

     — Мне, наверное, следовало захватить свои инструменты, — спросил я, закрыв дверь и последовав за ней.

     — Да нет, мне только нужно, чтобы ты подстриг траву снова. Да, кстати, если захочешь пиво, оно в холо-дильнике, — ответила она.

     — Спасибо Джоана. Что-нибудь еще, — только и оставалось сказать мне.

     — Нет, если понадоблюсь, я в гостиной смотрю телевизор.

     С этими словами она направилась к кушетке, оставив меня стоять перед дверью в гостиную. Я был в шоке. Что за черт! Она даже не пытается соблазнить меня! Я почувствовал себя оскорбленным, я считал, что пони-маю все, что, произошло между нами раньше.

     Я ушел подстригать газон и обдумывать план мести. Пару раз я замечал, как она выглядывала из окна, наблю-дая за мной. Газон отнял у меня сорок пять минут. Я убрал газонокосилку и зашел в дом выпить пива. В доме было тихо. Все что я мог слышать, это было шипение пены, когда я открыл банку. О да, я даже мог слышать стук собственного сердца. А затем.

     — Питти? Пит? Ты все закончил снаружи?

     — Ага! — я отозвался.

     — Прекрасно, задержись на минутку, — Джоанна появилась в дверном проеме.

     — Унитаз засорился, Пит. Я мыла зеркало в ванной и уронила бумажное полотенце в унитаз. И теперь он забился. Не мог бы ты:?

     — Конечно, — ответил я, — вот только пиво допью.

     — Можно побыстрее, мне писать хочется! — она, улыбнувшись, повернулась и вышла из коридора.

     Я сделал несколько последних глотков и выбросил, пустую банку в мусорное ведро. Затем направился в ван-ную. Зайдя туда, я увидел следующую картину — Джоанна, стоя на четвереньках, наклонилась и вглядывалась в унитаз. Ее короткое платье задралось полностью над ее сочной задницей, целиком обнажая ее мясистые, гладкие полужопия и обильно заросшую волосами расщелину.

     — Нашла что-то интересное, а Джоанна?! — воскликнул я. Она посмотрела на меня через плечо и сказала:

     — Питер, взгляни-ка, — сказав это, она села.

     Все это выглядело, так как если бы она не подозревала, что показала мне, но самом деле она, конечно, осозна-вала, что:. Что мне оставалось делать? Я подошел и осмотрел унитаз. Вода доходила до краев, а сток был за-бит комом грязно-синих бумажных полотенец.

     — Дерьмо, — сказал я с чувством.

     — Да нет, всего лишь бумажные полотенца и средство для чистки зеркал, — хихикнула она.

     — Я имею в виду, что дела хреновые. Мне придется прочистить его вручную. Я встал на колени и стал ру-ками выгребать мокрые комки бумаги, из затопленного унитаза.

     — Быстрее, Питер. Мне все еще хочется писать», — умоляюще произнесла она.

     — -Если я буду спешить, залью пол, — напомнил я ей.

     Она поднялась.

     — Ой, ой, мне так хочется, — чуть ли не пропела она.

     Черт возьми, это была мать моей жены, которая вела себя как маленькая девочка. Я посмотрел на нее. Из этого положения я мог немного разглядеть ее письку. Также, когда я глядел на нее снизу вверх, то ее груди казались еще больше. Она ходила взад вперед и переминалась с ноги на ногу, как если бы танцевала.

     — Пит, я еле сдерживаюсь!

     — Писай в раковину или куда-нибудь еще?- пробурчал я.

     — А как насчет ванны?

     — Куда хочешь, прежде чем лопнешь..

     Я вернулся к своей работе, но, услышав, как она садится на край ванны, я повернулся. Она сидела лицом ко мне, раздвинув ноги, и в качестве опоры ухватилась руками за душ. С тихим шипением наружу вырвалась мощная струя практически светлой мочи. Я смотрел на это как загипнотизированный, как она опустошала свой переполненный пузырь. Богом клянусь, она писала, по меньшей мере, 60 секунд, или больше. Затем она раз-двинула ноги пошире, дотянулась рукой до пизды и чуть раздвинула губки. Мой хуй бушевал в шортах, пуль-сирующий, толстый, твердый он прижался к ноге.

     Мне удалось посмотреть ей в лицо. Она смотрела на меня, улыбаясь, той дикой улыбкой, при которой кончик ее языка двигался между зубами, как жало змеи.

     — Ну, как, нравится? — спросила Джоанна.

     Я только и мог, что кивнуть.

     Наконец, она закончила писать и, стряхнув последние капли, снова спросила меня, понравилось ли мне то, что я увидел. В этот момент я поднялся и сказал:

     — Все было просто чудесно. Ну, а теперь моя очередь.

     После этих слов я вытащил из шорт свой напряженный хуй и направил на нее. Она знала, что сейчас будет и, полностью сев в ванну, задрала ноги и положила их на край ванны, а я стал писать. Я начал с ее с ее коротких темных волос, затем спустился немного вниз и нацелился в ее рот, открытый в ожидании моей мочи, затем стал поливать груди, живот, промежность. Она подняла свое короткое платье, так что я мог писать прямо на ее голое тело. Джоанна отчаянно мастурбировала, в то время как я поливал ее сильной струей мочи. Когда закон-чил ее волосы, платье, каждый сантиметр кожи было насквозь мокрым. Однако былой твердости я не потерял. А она все сидела и ласкала свои мокрые сиськи.

     -Хочешь еще?- прошептал и, забравшись в ванну, встал на колени рядом с ней.

     Места было мало, и двигаться было неудобно, но ей удалось нагнуться и взять у меня в рот. Таким образом, мы провели немного времени — она, сосала хуй, а я стоял рядом с ней на коленях. До тех пор пока мы оба не стали испытывать неудобство от лужиц остывшей мочи и жесткого дна ванны. Я поднялся, и она сделала то же са-мое. Она включила душ и, наконец, скинула платье. Мы обнялись и поцеловались, в то время как струи горя-чей воды забарабанили по нашим плечам. Мы целовались, по меньшей мере, десять или пятнадцать минут. Все время как мы целовались, я чувствовал ее прекрасные груди, прижавшиеся к моей груди, а мой напряженный хуй упирался в ее выпуклый живот. Мы целовались и целовались, наконец, Джоанна разорвала наши объятия.

     — Мы зашли слишком далеко, поэтому я хочу, чтобы ты сейчас выеб меня, — выдохнула она и, отвернувшись от меня, нагнулась и уперлась руками в стену.

     — Вот так, — сказала она, — начинай!

     Я послушался и начал поглаживать залупой волосатые губы.

     — Не сюда,- сказала она.

     Она взяла тюбик с кремом и смазала себе щель между ягодицами, а затем и очко. Я взял тюбик и смазал кре-мом хуй.

     — Вот сюда. Задуй, как следует, — скомандовала она.

     Я выключил душ и встал позади нее. Немного поводил головкой вокруг заднего прохода, а потом медленно ввел ее. Джоанна застонала и попросила меня:

     — Остановись, Питер. Не двигайся.

     И сама стала навинчиваться на мой хуй. Она двигала бедра назад, затем вперед, затем снова назад, но немного дальше, чем раньше, опять вперед и опять назад, до тех пор, пока я не вошел в нее полностью, а мои яйца не уперлись в ее лохматку. Она сжала мускулы ануса, и я завопил от невероятно сладких ощущений.

     — Отлично, — прошептала она, — а теперь еби меня».

     Я медленно накачивал ее жопу. Это было просто замечательно. Охуительно туго и с тем странным ощущением пребывания в чем-то очень эластичном, которое отличает анальный секс от вагинального.

     — Я долго не протяну. У тебя просто офигенная жопа, — предупредил я ее.

     — Ну, так наполни меня, Пити, — простонала Джоанна.

      Я сделал несколько движений вперед-назад, строго контролируя себя, прежде чем, наконец, взорваться в ее внутренностях. Сначала мы вместе завопили очень громко, но затем наши крики и стоны стали ослабевать по мере того, как иссякала моя сперма. Наконец, с чавкающим звуком, обмякший хуй выскользнул из ее жопы. Я почувствовал, что снова хочу писать, поэтому я быстро направил хуй на ее ягодицы и окатил их горячей стру-ей. Она засмеялась и застонала, когда моча обрызгала ей ягодицы и бедра и закапала вниз на дно ванны. Я за-кончил через несколько секунд, затем Джоанна повернулась и поцеловала меня.

     — Давай закончим душ, — предложила она и включила воду.

     Мы ополоснулись и еще долго стояли и целовались, прежде чем покинуть ванную.

     — Сюда, — сказала она и повела меня в спальню.

     Там она залезла на постель, легла на спину и, раздвинув ноги, сказала:

     — Питти, я хочу, чтобы ты полизал меня.

     В ней было столько женского начала — большие груди, широкие бедра, мясистые живот и ляжки. Я лег между ее мощных бедер и стал наслаждаться ее горшочком с медом. О, это было так сладко, нечего слаще этого я раньше не пробовал. Я даже вылизал, как следует только что оттраханную жопу. Как и я, Джоанна и не сдер-живала своих чувств, кончала она несколько минут, визжа и извиваясь.

     После этого мы обнялись, лаская друг друга. Минута за минутой проходили в тишине. Джоанна свернулась клубочком и, уткнувшись лицом мне в грудь, прошептала что-то, но что я не разобрал.

     — Что ты говоришь, Джоанна? — пробормотал я.

     Она подняла глаза:

     — Я спрашиваю, что мы собираемся делать?

      Я посмотрел на нее.

     — Ты мой зять. Ты женат на моей дочке. Но вместе с тем ты подарил мне лучший секс, за всю мою жизнь. Ты хотел этого, я хотела этого. Что же нам теперь делать?

     Я не хотел думать над этим вопросом, но ее слова заставили меня вновь ощутить вину и беспокойство. Я встал и пошел домой. Боже, что же нам было делать?

     Глава 3.

     Прошло довольно много времени с начала моей связи с тещей, но я не описываю это время, поскольку, там не было ничего такого, чего вы бы до этого не знали. Время от времени, иногда раз или два раза в неделю, я, раз-ными предлогами, приходил к Джоанне домой, и мы трахались до потери сознания. А затем я уходил домой перезарядить мои батарейки, так что Кэти не могла заподозрить, что что-то не так. Не смотря на все попытки поддерживать нашу сексуальную жизнь на прежнем уровне, у меня было пару раз, что на Кэти сил уже не хва-тало. К счастью она не заподозрила меня в измене, а, наоборот, предложила добавить немного перца в наши отношения.

     Я купил пару игрушек для нее, и это помогло, сократил мои нерегулярные визиты в дом ее матери — это помог-ло еще больше. Однако Кэти хотела чего-то большего, того, что, по-моему, мнению, никогда не могло бы ее заинтересовать. Ей захотелось взять в видеопрокате пару порнокассет. Я взял их для нее и во всех фильмах, которые она выбрала, были либо лесбийские сцены, либо один мужчина с двумя женщинами. Я не долго ждал, чтобы спросить Кэти, есть ли у нее какие-то фантазии, которые ей бы хотелось реализовать, и после двух часов безумного секса, Кэти, наконец, призналась, что хотела бы переспать с женщиной.

     Понятно, что моей первой мыслью было, если б я только мог уложить ее в постель с Джоанной! Но я понимал, что это невозможно. Однако было много других путей, как сделать то, что хотела Кэти: пойти в клуб для свин-геров или дать объявление в Интернете. Наконец Кэти и я остановились на том, что мы должны привлечь того, кого мы хорошо знаем. Подбор кандидата Кэти поручила мне.

     Через пару недель после этого исторического решения, я был в спальне Джоанны, где мы лежали валетом. Ко-гда она спустила, мы сменили положение, так что теперь ей было легче отсасывать у меня, пока я не кончу. Я крепко сжал ее голову и натянул до основания члена, почувствовав, что спускаю ей в рот.

     После этого мы выпили пива, и я рассказал ей о фантазии Кэти. В глазах Джоанны немедленно зажегся безум-ный блеск. Но я сказал, что б она забыла об этом, нет такой силы в мире, которая бы заставила Кэти заняться сексом с собственной матерью.

     — Питер, есть вещи, о которых, ты даже не догадывался, — сказала Джоанна, усмехнувшись, а затем начала свою историю. — После развода с отцом Кэти, я была вынуждена переехать в маленькую квартиру, в омер-зительном районе. Кэти тогда было около одиннадцати. Мы были вынуждены, делили с ней спальню и единственную кровать, так же иногда ванну и душ. Так что мне много раз приходилось видеть ее голой — в конце концов, я ее мать — и она тоже часто видела меня голой, только из-за того, что в нашей крохотной квартире на часто приводилось видеть друг друга в таком виде, особенно когда начиналось лето. У нас не было никаких кондиционеров дома. Поэтому у нас была куча вентиляторов и много льда в холодильнике, вот так мы боролись с жарой. Так что дома летом мы ходили практически голышом. Ночью мы спали го-лыми, и, ты знаешь, все совсем невинно. Но в одну из ночей Кэти нашло еще одно применение своим пальчикам, пару раз ее сексуальные эксперименты будили меня, наконец, я не выдержала, повернулась к ней, поговорила с ней об этом и показала, как это надо правильно это делать. Сначала я показала ей на се-бе, а затем научила ее делать это самостоятельно. Затем мы лежали и мастурбировали вместе. Прежде чем она, наконец, насытилась, я кончила пару раз. Мы погасили свет, и она заснула. Но я продолжала думать об этом. На следующую ночь мы занялись, этим, как только погасили свет. И я не могла ничего с собой поделать, я протянула руку и стала ласкать ее, а затем, показа ей как сделать это мне. После этого мы за-снули, держа друг друга за руки, как любовники. Ну а дальше, дальше мы прошли большой путь, я, мнэ-э, лизала ее, а она сосала мои сиськи и ласкала меня пальчиками. Я сперла в секс-шопе вибратор, и мы ис-пользовали его друг на друге. Мы занимались этим каждую ночь, намного раньше, чем она стала разви-ваться. Я была счастлива, видеть, как растут ее груди, и как у нее появляются волосы на лобке. Мы просы-пались, и каждое утро брили друг другу лобок. Когда у меня, наконец, появились деньги, я купила дом и у Кэти появилась собственная спальня. В первую неделю мы спали вместе. Но затем у меня появился дру-жок, и Кэти стала спать в собственной спальне. И после этого между нами больше ничего не было. Это было похоже на то, как будто я разорвала наши отношения с ней, или что-то в этом роде. Между нами не было никакой напряженности, но я избегала заговаривать с ней об этом. И избегаю до сих пор. Но теперь у нас есть над, чем поработать, о’ кей?

     Я был ошеломлен историей Джоанны. Ошеломлен и полностью готов к дальнейшему траху. Она начала дро-чить меня уже на середине своей истории. А, закончив рассказ, сказала, перед тем как взять у меня в рот: » По-думай об этом, ладно»? Несколькими минутами позже он встала раком и, я снова выеб ее, возбужденный пер-спективой увидеть как Кэти и Джоанна трахаются.

     Через пару дней я принял решение. Я сказал Кэти, что нашел женщину, которая хочет заняться с ней любовью, но эта женщина хочет быть активной стороной в сексе. Я предложил Кэти прикрыть лицо, потому что эта женщина не знает, что я женат и мне бы не хотелось бы, чтобы Кэти встретила бы эту женщину после нашего свидания и узнала бы ее и наоборот.

     — То есть все будет полностью анонимно? — спросила Кэти.

     — Сначала. Если вы двое подойдете, друг другу, то мы продолжим эти отношения и дальше, если тебе это понравится, — ответил я.

     Кэти кивнула:

     -Звучит неплохо. Спасибо, дорогой, что сделал это.

     — Нет, спасибо ТЕБЕ, — я расстегнул штаны и предъявил ей набухший хуй, — как видишь мне тоже нравиться эта идея.

      Мы трахнулись прямо в гостиной, и моя сперма немного испачкала подушки на кушетке.

     Несколькими неделями позже все было готово. Кэти и я были в номере мотеля, где ожидали появления Джоан-ны. Я привязал Кэти к постели, верхнюю часть ее лица я обвязал банданной.Днем раньше я сказал Джоанне, когда и где она встретится с нами, также я проинструктировал ее, что, принимая душ, она должна воспользо-ваться шампунем и мылом, отличными от тех которыми она обычно пользуется. Также ей следует купить ка-кие-нибудь дешевые духи, которые она тоже никогда не использовала. Я знал, что Кэти сможет узнать свою мать по запаху, поэтому я решил замаскировать Джоанну с этой стороны. Наконец я сказал Джоанне, чтобы она остановилась в каком-нибудь баре по дороге в мотель и выпила стаканчик, но сидя рядом с кем-нибудь кто ку-рил. Поскольку Джоанна не курила, то запах табака еще сильнее затруднит узнавание.

     Я поставил какую-то музыку и нежно гладил тело Кэти, которая нервничала в ожидании нашей гостьи. Для нее она была совершенно незнакомой женщиной, которая хочет играть доминирующую роль в лесбийском сексе, в то время как какой-нибудь парень будет смотреть, и гонять шкурку. Для меня это была Джоанна — моя теща, мать моей жены, которая пред моими горящими глазами разыграет страстную сцену лесбийского инцеста.

     Я не мог ждать, нервы мои были натянуты до предела. Кэти была немного напугана и вместе с тем очень силь-но возбуждена. И когда появилась Джоанна и, захлопнув дверь за собой, расстегнула плащ, и я увидел, что на ней нет ничего за исключением дилдо пристегнутого к поясу, я чуть не спустил, не сходя со своего места.

     Кэти пробормотала: » Она уже здесь? Привет». В качестве ответа Джоанна наклонилась и крепко поцеловала ее в губы. С этого момента Кэти перестала говорить по-английски, и ее словарь теперь состоял из гортанных хрипов, чувственных стонов и глубоких вздохов.

      Джоанна развязала ноги своей дочери и подняла их повыше. Кэти сжала бедрами талию Джоанны, вто время как Джоанна немного замешкалась со своим дилдо. Но потом у нее все получилось, и медленно она погрузила дилдо в чисто выбритую пизду, отчего Кэти вздохнула и что-то промямлила. Джоанна нагнулась и, начав тра-хать Кэти, стала сосать ее груди.

     Я встал позади них и нажал свои хуем на жопу Джоанны, прошептав: » Можно мне?» Джоанна обернулась и энергично кивнула, слегка раздвинув ноги и приостановив свое медленное проникновение вглубь Кэти. Не-сколько секунд вызвало смазывание хуя кремом, после чего я был полностью готов засадить его в Джоанне в жопу. И мы втроем начали нашу безумную еблю.

     Я не могу описать то безумное возбуждение, которое я испытал ебя свою тещу, которая в это время ебала свою дочь. Через несколько минут я испытал мощнейший оргазм, взорвавшись в гладком, маслянистом анусе Джо-анны. Я медленно отлепился от нее и, сев рядом с большой кроватью, стал наблюдать, за тем, что происходило на ней.

     После того как Кэти спустила дважды, а, может быть, трижды, Джоанна освободилась из ее объятий и отстег-нула дилдо. Кэти тяжело дышала и стонала, как будто ее массировала команда тяжелоатлетов. Она немного подрагивала, захваченная сладкими муками удовольствия.

     Итак, отстегнув дилдо, Джоанна села на корточках и вдавила свою бритую пизду в жадные губы Кэти. Видеть, как язык моей жены осторожно исследует письку своей матери было достаточно, чтобы у меня снова встал. Я решил засунуть свой дрын в ту дырку, которую недавно покинула Джоанна. Я сел между раздвинутыми ногами Кэти и погрузил набухший хуй в ее хлюпающую влажную пизду.

     Накачивая свою жену, я наблюдал как Джоанна, заставив Кэти держать рот открытым, выдала несколько силь-ных струй почти прозрачной мочи ей рот. К моему удивлению, Кэти взвизгнула от удовольствия и быстро про-глотила предложенное. Джоанна посмотрела на меня и улыбнулась, невиданной раньше, злой улыбкой, а затем освободилась от остатков содержимого своего пузыря. Большая часть мочи попала на шею и грудь Кэти, а так-же вылилась изо рта и потекла по щекам и испачкала подушки, но моя жена постаралась проглотить так много как смогла.

     Джоанна заметив, что скорость, с которой я ебу Кэти возрастает, легла рядом с ней и стала страстно целовать ее. Я решил спустить им на лица. Я вытащил хуй из влагалища жены и, взобравшись на постель, предложил его женщинам. Их языки обвились вокруг ствола, пока я дрочил до тех пор, пока не почувствовал, что готов спус-тить. Это был мой второй оргазм, который я испытал меньше чем за час, и я был в состоянии выдать лишь не-сколько длинных струй водянистой молофьи, вместо обычных коротких густых выбросов.

     Когда я закончил, Кэти все еще держала рот открытым, поводя языком из стороны в сторону и, повизгивая как если бы она была голодным ребенком. Я перевел это как желание получить еще порцию горячей мочи, поэтому я опустошил свой мочевой пузырь на лица обеих женщин. Они обе ворковали и вздыхали и пытались прогло-тить столько, сколько могли, а я старался намертво запечатлеть эту картину в своей памяти. После таких бе-зумств мы все были просто опустошены. Мы лежали в полной тишине, прерываемой лишь тихими стонами Кэти, когда я и Джоанна ласкали ее липкое от пота тело.

     Наконец Кэти вспомнила английский: » Это было просто восхитительно». Джоанна и я похолодели от страха, и посмотрели на Кэти, не говоря не слова. » Можно меня теперь развязать? Мне надо в душ»,- продолжила Кэти.

     Джоанна и я спрыгнули с постели. Я схватил дилдо и сбросил его с постели, так что оно загремело на середине комнаты. Джоанна надела свои туфли на каблуках, запахнула плащ, протерла лицо краешком простыни и, по-добрав дилдо, сунула его себе в карман. Она быстро чмокнула меня и задержалась у лица дочери, чуть не заду-шив ее своим жадным страстым языком. А затем быстро вышла из номера, хлопнув дверью.

     Я снял банданну с лица Кэти и развязал ее.

     — Она не хотела, чтобы ты видела ее лицо или ее тело, — сказал я, быстро подумав. Она здорово комплексует по поводу своей внешности».

     — А почему она позволила тебе смотреть?

      Шестеренки в моей голове завертелись еще быстрее.

     — О, она знает, что мужчины находят ее привлекательной. Но она боится, что посчитают ее просто толстой коровой.

     Кэти села, вытирая лицо и разминая затекшие от веревок запястья.

     — Однако, похоже, что у нее есть за что подержаться.

     — Ну, а еще у нее пузо и широкие бедра. Мужикам плевать на это, но:.

     — Давай примем душ, а потом обсудим это»,- сказала Кэти, направляясь в душевую мотеля.

     Я подождал, пока она скроется за углом, и не включит душ, а затем соскочил с постели и исполнил маленький танец победы и прокричал про себя: «Да!» А затем улыбнулся своему отражению в зеркале. Я сделал это!

     Это был единственный раз, когда Кэти проявила интерес к отношениям подобного рода. Она сказала, что было здорово, но воплощение этой фантазии прочистило ей мозги, и больше подобные вещи ее не интересуют. Все было бесполезно, сколько бы я ее не упрашивал ее (сколько бы Джоанна не упрашивала бы меня, поговорить с Кэти о возможном продолжении).

     Я попытался выудить из Кэти историю ее инцеста. После долгой ночной пьянки я рассказал ей о дальнем род-ственнике, научившем меня мастурбировать, правдивая история, полная, тем не менее, преувеличений и добав-лений, с тем, чтобы сделать ее похожей на историю, произошедшую с ней и ее матерью. Когда я закончил, Кэти обняла меня и заставила меня пообещать, что не одна живая душа не узнает то, что она сейчас мне расскажет. Я согласился, потому что знал, что сейчас услышу. Она рассказала мне все, эта история охуительно возбудила меня, и мы немедленно трахнулись прямо на кушетке, добавив пару свежих пятен спермы на ее многострадаль-ные подушки. Кэти добавила пару деталей, которые Джоанна предпочла опустить. Например, Кэти очень нра-вилось, когда Джоанна лизала ее пизду и одновременно, засовывала пальцы ей в попу, или играть с лохматкой своей мамаши, когда та совершала дальние поездки на машине, или когда Джоанна позволила ей смотреть как ее ебут несколько ее новых дружков. Я подозревал, что там было даже больше (Принимала ли Кэти участие в этих забавах, вместо того, чтобы только смотреть?) но не стал развивать тему.

     Я попытался дипломатично намекнуть ей, подкатиться к ее дорогой старой мамочке и посмотреть, что полу-чится. Однако Кэти с жаром отвергла эту идею. Она думала, что Джоанне очень стыдно за свое прошлое, и я не мог ей сказать, что она ошибается.

     Итак, в свое следующее посещение Джоанны я рассказал ей об этом. И она решила сама подкатиться к дочери и пригласила ту в недельное путешествие на Багамы. И когда Кэти вернулась, у нее были новая секретная исто-рия для меня. Теперь я жду удобного момента, чтобы предложить открыто вести жизнь » a trois»: