Проститутки Екатеринбурга

Моя первая работа (инфантилизм). Часть 13

     Лена молча показала на лежащий на подоконнике жёлтый слюнявчик.

     – Спасибо, – кивнула я, с трудом дотянувшись до слюнявчика.

     “Какой недовольный” – улыбнулась я, завязывая тесёмки Колиного слюнявчика.

     – Знаешь, зачем тебе обели слюнявчик? – спросила я мальчишку, – Потому что я сейчас буду кормить тебя с ложечки, как малыша. Не хочу два часа ждать, пока ты всё съешь.

     Я взяла лежавшую рядом с тарелкой ложку и начала кормить Колю супом.

     – Эту ложечку за маму, – ласково приговаривала я, с трудом сдерживая смех, – А эту за бабушку. Какой вкусный фасолевый суп. А теперь еще одну ложечку – за твою няню. Какой Коленька молодец. Нравится супчик?

     Ложку за ложкой и вилку за вилкой я скормила мальчишке весь обед: фасолевый суп и картошку с котлетами. На третье Лена дала яблочный сок. Его Колю тоже пил, как маленький – из любезно предоставленной Леной детской бутылочки с соской.

     – Что воспитанный ребёнок должен сказать после еды? – обратилась я к Коле, когда он допил сок.

     – Спасибо, – смущенно пролепетал мальчишка.

     – На здоровье, – улыбнулась Лена.

     – Мы наверно пойдём, – сказала я.

     – Смотри, – пожала плечами Лена, – Такие страшные тучи. И ветер поднялся. Точно гроза будет. Успеете до дождя дойти домой?

     Словно в подтверждение Лениных слов раздался громкий раскат грома и по кухонному окну забарабанил дождь.

     – Ну вот, – растерялась я, – А мы с собой ни зонтика, ни курток не взяли.

     – Переждите тут, – предложила Лена, – Ну что, пошли в детскую?

     

     В детской Лена, как обычно, опустила Серёжу в манеж.

     – А мой сегодня останется без дневного сна, – вздохнула я, наблюдая, как подруга перестилает малышу постель, – Этот дождь, похоже, не скоро закончится.

     – Уложи у меня, – сказала Лена, – Можно на диване постелить.

     Лена махнула рукой в сторону стоявшего в углу детской диванчика

     – Спасибо, Лен, – поблагодарила я подругу, – Хотела только пару часов тут провести, а тебе из-за меня пришлось организовать в квартире домашние ясли: с кормлением, прогулкой, дневным сном и т. д.

     – Да ладно тебе, – усмехнулась Лена.

     Наш разговор прервался странным кряхтением стоящего в манеже полуторагодовалого карапуза.

     – Срочно на горшок! – засуетилась Лена, взглянув на племянника.

     Быстро вынув малыша из манежа, Лена посадила его на голубой пластмассовый горшок.

     – Вовремя успела, – улыбнулась я, услышав, как карапуз начал громко какать.

     – Прикинь, поставила в манеж и напрочь забыла, что Серёжа через 10-15 минут после еды всегда ходит по-большому, – сказала Лена, – А он без подгузника, с голой попой.

     – И я своего посажу, – решила я, – Ему после обеда тоже нужно покакать.

     – Давай, – улыбнулась Лена, – Пусть вдвоём сидят на горшках.

     Поставив Колин горшок рядом с Серёжиным, я подвела к нему стесняющегося шестилетнего мальчишку.

     – Садись! – приказала я Коле, – Надо сходить по-большому.

     – Я не хочу! – захныкал мальчишка.

     – Опять капризничаешь? – повысила голос я, – Или понравилось в обкаканном подгузнике на лошадке кататься?

     Одного упоминания лошадки-качалки было достаточно, чтобы испуганный мальчишка послушно сел на горшок.

     – Ножки в стороны! – приказала я, – Как я учила тебя сидеть на горшке?

     Красный от стыда мальчишка чуть раздвинул голые коленки.

     – Чего ты ждёшь? – строго обратилась я к нему после минутной паузы, – Бери пример с Серёжи. Посадили на горшок и сразу покакал.

     – Помассируй ему животик, – посоветовала Лена, – Вокруг пупка по часовой стрелке.

     – Сейчас попробую, – улыбнулась я и присев рядом с Колей на корточки, начала массировать ему живот.

     Массаж на упрямого шестилетнего мальчишку, похоже, не действовал – если не считать нескольких громких пуков.

     – Ну что? – выжидающе уставилась я на Колю, – Ты будешь какать или нет? Собираешься, как обычно, терпеть? Ждать, пока тебе оденут подгузник, чтобы наложить туда кучу? У нас, между прочим, всего один памперс остался.

     “В крайнем случае можно сунуть в попу кусочек мыла” – подумала я, вспомнив своё “боевое крещение” грязным подгузником.

     – Может снова воспользоваться кусочком мыла? – обратилась я к подруге, украдкой наблюдая за мальчишкой.

     – Проверенный способ, – улыбнулась Лена.

     – Да-да, Коля, – сказала я мальчишке, – Если не хочешь какать сам, придется принимать меры.

     Заметив в Колиных глазах испуг, я довольно улыбнулась.

     – Ты мыло в ванной брала? – деловым тоном спросила я у подруги, – Просто отрезала маленький кусочек?

     – Ага, – кивнула Лена.

     Я встала и сделала пару шагов по направлению к двери.

     – Не надо! – раздался у меня за спиной жалобный Колин голос.

     “Что, испугался?” – торжествующе ухмыльнулась я, обернувшись на мальчишку.

     – Наконец-то вспомнил, что надо на горшке делать, – сказала я, наблюдая, как Коля тужится.

     Снова присев рядом с мальчишкой на ковер, я принялась водить ладонью вокруг Колиного пупка.

     – Как мы сейчас покакаем в горшочек, – лаково приговаривала я, – Тужься сильнее и всё получится.

     Я с силой нажала Коле на живот и шестилетний мальчишка, густо покраснев, начал громко какать.

     – Вот так, молодец, – похвалила я Колю и бесцеремонно раздвинув мальчишке ноги, с интересом заглянула в его горшок – как раз в тот момент, когда из тоненькой детской писюльки брызнула желтоватая струйка.

     Мальчишка попытался сомкнуть ноги, но я не дала ему этого сделать.

     – Столько наложил, – с улыбкой сообщила я подруге, – Не говоря уже о струйке.

     – А так кричал, что не хочет по-большому, – усмехнулась Лена.

     Красный от стыда Коля смущенно опустил взгляд, продолжая вовсю писять в горшок.

     – Вставай! – обратилась я к мальчишке, дождавшись, когда его струйка иссякла, – Сейчас вытру тебе попу.

     Коля нехотя встал. “Такой смешной, – улыбнулась я, любуясь голопопым шестилетним пупсом, – Точная копия маленького Серёжи, которому Лена сейчас вытирает попу”.

     

     Я взяла свою коробку с детскими салфетками и вынув одну, принялась вытирать мальчишку между ягодичек. Сначала Коля стоял спокойно, но стоило мне нащупать пальцем его дырочку в попе, как мальчишка тут же испуганно сжал свои половинки.

     – Чего зажался? – усмехнулась я.

     – Нагни вперед и заставь немного присесть, – посоветовала Лена.

     – Вот так? – улыбнулась я, заставив мальчишку принять нужную позу.

     – Ага, так и держи, – кивнула Лена.

     – Хорошая поза, – сказала я, залезая салфеткой в маленькую детскую дырочку, – Действительно сразу разжал ягодички.

     Колина попа была довольно грязной, но два обкаканных подгузника полностью избавили меня от брезгливости. Как следует пошуровав обёрнутым салфеткой пальцем в Колиной дырочке, я взяла из коробки новую и аккуратно протёрла ему промежность. Третьей салфеткой я быстро вытерла стесняющемуся мальчишке писюльку.

     – Так прикольно стоят рядом, – сказала я Лене, кивнув на Колю с Серёжей, – Просто не могу на них налюбоваться.

     – Забавные голопопики, – с улыбкой согласилась Лена, – Особенно твой, шестилетний. Смех, да и только.

     – Вроде все детские процедуры попробовала, – задумчиво сказала я Лене, – О! Вспомнила. Хотела посмотреть, как купают малышей.

     – Вика это обычно делает вечером, – сообщила Лена, – Часов в восемь.

     – Так поздно? – огорченно вздохнула я.

     Сидеть у Лены до восьми было просто наглостью, не говоря уже, что Колина мама возвращалась с работы где-то в полседьмого. “Дождаться ее и снова напроситься к Ленке в гости?” – подумала я.

     – Слушай, а может Колю у тебя искупать? – предложила я подруге.

     – Что, прямо сейчас? – недовольно поморщилась Лена.