шлюхи Екатеринбурга

Мои маленькие пони. Часть 1

     Пролог.

     

     Прошел уже месяц с тех пор как я попал в Понивилль. Как именно я здесь очутился это история покрытая мраком, и к описываемым событиям относится весьма отдаленно.

     Мне повезло, я жил у Флаттершай. Видимо к ней определяли всех незнакомых зверушек, к каковым причислили и меня. По крайней мере, у меня создалось такое впечатления по отношению ко мне как к не совсем разумному существу. Какого-то фурора мое появление в Понивилле не произвело, судя по всему удивить местных жителей, привыкших к различным фантастическим существам, было сложно. Единственная пони, которая проявляла ко мне интерес, была Эпплблум. При каждой встрече она глазела на меня, как будто видела в первый раз.

     Не смотря на свою застенчивость при общении с другими пони, меня, как и других животных, живущих у нее, Флаттершай совершенно не стеснялась, и, более того, относилась ко мне как воспитательница к маленькому ребенку. Так что попытки приударить за ней, ни к чему не могли привести, т. к. она вообще не воспринимала меня как потенциальный сексуальный объект. Впрочем, как и другие пони.

     В отличие от эротических фантазий авторов фанфиков, в реальности пони не кидались на первого, попавшего в Понивиль человека с целью удовлетворить свою похоть. Все, что мне оставалось, это подсматривать за Ф, в надежде, что она задерет свой хвостик, и я увижу ее прелести, Впрочем, это было не так уж и сложно, т. к. пони не носили нижнее белье. Но одного созерцания мне было недостаточно. Я хотел ее. Дроча по ночам, я мысленно представлял, как я срываю с нее одежду и овладеваю ею. Вы спросите, какую нафиг одежду, пони не носят одежду. Но эротические фантазии редко обходятся без срывания одежды и стаскивания трусиков, и обнюхивания и облизывания трусиков и:

     

     

     1. Пони со сливками.

     

     В тот вечер у Твайлайт была вечеринка, и Флаттершай вернулась домой поздно и слегка навеселе.

     Она вошла в дом покачивающейся походкой, и произнесла заплетающимся голосом:

     – Зверятки, ваша мама вернулась. – Потом она посмотрела на меня мутным взглядом, и добавила. – Ты почему еще не спишь, уже поздно, а ну марш в кровать.

     Затем она направилась в свою спальню пошатывающейся походкой. Бухая Флаттершай. Это что-то новенькое, никогда не видел ее такой.

     Проходя мимо меня, пони споткнулась, и если бы я ее не подхватил, то она растянулась бы на полу. Обхватив пони, я попытался поставить ее на ноги, при этом моя правая рука оказалась на мягком животике Флаттершай. Сквозь мягкую, шелковистую шерстку, в ладонь уперлись маленькие, твердые сосочки поняши. Мое естество зашевелилось в штанах и в голову полезли похотливые мысли, которые я тут же отбросил.

     – Ты можешь идти? – спросил я пони

     В ответ Флаттершай промычала что-то нечленораздельное. Понятно, подумал я, и, подхватив пони на руки, отнес ее в спальню.

     Вернувшись к себе, я сел на кровать, и расстегнул ширинку. Получившее свободу естество, тут же приняло боевую стойку. Обхватив член рукой, которая еще хранила тепло животика поняши, я начал дрочить. Грязные мысли о маленькой пони, спящей в соседней комнате, не давали мне покоя. Я хотел снова прикоснуться к ней, ощутить тепло ее тела, почувствовать запах пота. Если я просто поглажу ее мягкую шерстку, это ведь не преступление. И не в силах противиться своим желаниям я устремился в комнату Флаттершай.

     …

     Она лежала в кровати на животе, раскинув в стороны руки ноги и крылья, или ноги и ноги и крылья, в общем, все конечности. Голова была повернута набок, и из приоткрытого рта на подушку стекала желтоватая слюна. В воздухе чувствовался легкий запах вина из одуванчиков.

     Близость совершенно беззащитной и доступной пони, и страх собственных мыслей вызывали у меня почти судорожную дрожь.

     Решив проверить, спит ли она, я тихонько позвал:

     – Флаттершай.

     Пони не шелохнулась и продолжала тихонько сопеть.

     Все еще опасаясь, что она проснется, я осторожно прикоснулся к ее бедру и погладил кьютимарку. Легкая шелковистая шерстка приятно щекотала ладонь. Мое сердце было готово вырваться из груди от страха и возбуждения.

     Черт, что я делаю, а вдруг она сейчас проснется. Но я же не собираюсь заходить слишком далеко. Я только посмотрю на мою прелесть.

     Мммм… Моя пррелесть. А если она проснется, то я скажу, я скажу… Что же я скажу. Я даже не придумал на этот случай никакой истории.

     Впрочем, мозг отказывался думать.

     Запустив правую руку в пышную гриву, я наклонился к ее мордочке и накрыл своими губами ее слюнявый ротик. Просунув поглубже свой язык через ее приоткрытые губы, и найдя ее язык я принялся его лизать. Вкус слюны с одуванчиковым вином сводил с ума.

     Флаттершай и не думала просыпаться, что придало мне смелости. Вылизав ее ротик, я стал целовать ее ушки, мордочку, шейку, спинку, крылышки, постепенно опускаясь все ниже. Мой член от напряжения готов был порвать брюки. Но я ведь не буду с ней делать ничего такого. Это неправильно и нехорошо – врал я себе. Я только подрочу и все.

     С этими мыслями я взял розовый хвост пони за основание и осторожно отвел его в сторону. Моему взору предстало то, о чем я так долго мечтал по ночам. Моя прелесть. Положив руку на промежность пони, и слегка раздвинув пальцами слипшиеся половые губы я стал осторожно вводить указательный палец в узкую липкую дырочку. Пройдя внутрь на одну фалангу палец наткнулся на преграду. Хм, разве у лошадей бывает девственная плева? Раздвинув половые губы пошире, я заглянул внутрь. Запах женских выделений с примесью запаха мочи приятно щекотал ноздри и возбуждал еще сильнее. Вход во влагалище был покрыт мутной густой слизью, убрав которую указательным пальцем, я увидел, что Флаттершай действительно была девочкой.

     В центре девственной плевы было небольшое отверстие, в которое едва проходил кончик мизинца. От плана глубокого проникновения, похоже, придется отказаться, ведь если Флаттершай обнаружит утром, что кто-то побывал в ней, то подозрение падет на меня.

     Вынув из пони палец, я сразу же отправил его в рот и снял языком с его кончика солоноватый комочек слизи. Мысль о том, что у меня во рту находится содержимое писечки Флаттершай, едва не заставила меня кончить. Не в силах сдерживаться, я прильнул губами к розовому бутону пони, и, раздвинув языком половые губы, принялся вылизывать слизь из розовой пещерки, доставая кончиком языка до дырочки в девственной плеве. Удалив всю слизь из дырочки, я принялся за половые губы, слизав с них все остатки выделений, после чего, обхватив губами клитор, принялся сосать его. Через некоторое время Флаттершай начала постанывать во сне. Ее клитор набух, а половые губы снова увлажнились.

     Вылизав писечку повторно, я принялся за маленькую розовую дырочку под хвостом. Интересно, когда Флаттершай в последний раз принимала душ, мелькнула в глубине подсознания мысль. Впрочем, после работы языком, душ пони уже не требовался.

     Я мог бы лизать прелести Флаттершай вечно, но мой член требовал разрядки. Осталось только найти подходящее отверстие. Влагалище было под запретом, так что оставались ротик и попочка. Впрочем, почему под запретом, если не проникать глубоко, то можно попробовать. Раздвинув половые губы пони, я поместил между ними обнаженную головку члена, и начал входить. Головка вошла полностью, достигнув преграды, при этом половые губы плотно обхватили член. Черт, я внутри Флаттершай. То, о чем я так давно мечтал, свершилось. Я стал аккуратно двигать тазом, чтобы не сделать больно пони (не дай бог, она проснется) , и случайно не лишить ее девственности. Что, впрочем, давалось с большим трудом, так как контролировать себя было сложнее и сложнее, и я боялся, что не сдержусь и засажу ей по самые помидоры. Пора было переключаться на попку.

     Вытащив, готовый взорваться, член из писечки Флаттершай, я направил его в попочку и попытался войти, что оказалось весьма сложной задачей. Член не лез в узенькое отверстие. Нужно побольше смазки подумал я, но где ее взять. Тут я вспомнил про слюнявый ротик пони. Поднеся головку к ниточке слюны, вытекающей изо рта, я стал наматывать ее на член, пытаясь собрать как можно больше. Но слюны было немного, поэтому собрав все, что было на губах, я направил член в рот Флатти, и стал вращать им, собирая слюну с языка и внутренней стороны щек. Вид члена во рту пони, окончательно снес мне крышу. Я не выдержал и начал сношать Флаттершай прямо в рот, пытаясь не проникать слишком глубоко в горло. Через несколько секунд мой член взорвался фонтаном спермы, заполнив рот маленькой пони.

Страницы: [ 1 ]

Пескоструйная обработка в Тюмени Пескоструйная обработка в Тюмени Квартирные переезды Уфа Натяжные потолки