шлюхи Екатеринбурга

Мои домашние женщины… / Домашние проказы… (1 часть)

«Учительница на уроке спрашивает:

— Дети назовите мне название сосудов.

— Стакан, — сказала девочка.

— Кувшин! – выкрикнул мaльчик.

— Хуй! – произнес Вовочка.

— Хуй? – переспросила yчитeльница. – А

разве это сосуд?

— Сосут, еще как сосут, — экспрессивно

ответил Вовочка и, подумав, добавил, —

аж причмокивают!»

Соблазнение сестры.

Дылда.

Было жарко. Я сидел на кухне в одних шортах, допивая последнюю бутылку пива. Сделав большой глоток, с сожалением посмотрел на запотевший стакан.

«- Хорошо! – пронеслось в голове, — но мало… — впереди замаячила огромной проблемой перспектива выбора: добавить до кондиции рюмашкой холодной водочки стоявшей в холодильнике или сходить в магазин за очередной партией пива.

Мои размышления прервала открывающаяся в подъезд дверь.

«- И кто это там? – лениво пронеслось в голове. – Для матери рано… — мелькнула мысль, — Мелкая, — так я называл свою сестру, — вроде у репетитора…»

Так и не успев додумать лениво скользящую мысль, услышал как громко, словно со злостью стукнула закрывающаяся дверь. Послышался какой-то глухой удар, словно на неё спиной навалилось обессиленное тело и по квартире полетели нарастающие звуки девичьего плача.

«- Значит Мелкая! – вихрем мелькнуло в мозгу, — и её кто-то обидел!»

Я еще соображал, что же могло случиться, а ноги уже вынесли меня в коридор.

— Что случилось? – заорал я когда, повернув в коридорчик прихожей, увидел, как сестра с перекошенным от плача лицом медленно сползает по двери вниз. – Тебя обидели? Кто? Где это случилось? – выплевывал я вопросы словно пули из автомата.

— Нееет! — услышал я плаксивый голос, и она зарыдала в полную силу.

Подбежав к сестре, наклонился и с силой поднял её на ноги пытаясь заглянуть в плачущее лицо.

— А что тогда ревешь? – рассердился я, встряхивая ту за плечи.

— Сашка… — выдавила из себя Тома.

— Что Сашка? – недоуменно переспросил я, прокручивая в голове известные мне факты…

***

Сашка, Александр – известный мне как Дылда, был соучеником Мелкой и сейчас окончив шкoлу они вместе готовились к поступлению в институт. Одновременно он являлся последним из её ухажеров. По словам сестренки, как любила выражаться она: «У нас с ним любовь!».

***

— И что Сашка? – поняв, что ни хрена не понимаю, продолжил я.

— Он! Он… — запричитала та…

— Что он? – уже злясь, я, потряс её за плечи, так что лязгнули зубы.

— Он ска-зал… что бро-сит ме-ня… — сквозь слезы по слогам выдавила та… и снова зарыдала.

— Во бля! – прижал я её к плечу, и неловко гладя по голове, забормотал, — ничего! Найдешь нового! Вот поступишь в институт, там и познакомишься…

— Нет! – выкрикнула она, отталкивая меня, — ты не понимаешь! – искаженное плачем лицо серо-стальными глазами буквально буравили меня. – Я его люблю… а он… а он…

— Что он? – уже спокойно произнес я, не воспринимая её выходку.

— Он сказал… он хочет… — нервно затараторила Томка, словно подбирая слова, а потом, опустив глаза в пол, продолжила, — если я ему не дам, то уйдет к Светке!

— И что? – до меня не сразу дошла суть. – Что не дашь? – уточнил я.

— А Светка даст! – заорала она, снова поднимая голову и упираясь в меня взглядом-дыроколом, — она уже давно под моего парня клинья бьет! Стерва! – словно выплюнула она из себя. – У-ду-шу сучку! – заорала она, пытаясь развернуться и выскочить в подъезд.

— Стоп, да стой же ты! Стой! – схватил я её за талию, — объясни ты толком, что почем? – уже догадываясь о сути проблемы, улыбнулся я.

— Он! — с пафосом начала Мелкая, — хочет… секса… — сдувшись и, косясь на меня взглядом, продолжила она.

— Он, это Дылда? – уточнил я.

— Не смей его так называть! – бросила на меня уничтожительный взгляд сестренка. – Его зовут Александр, Саша… — мечтательно промурлыкала она словно котенок.

— Ну ладно Саша, так Саша… — согласился я. – И что?

— А она пытается отбить его! – словно наябедничала Мелкая.

— Светлана? — дразня ее я, произнес ненавистное сестрой имя с нежностью.

— Сучка она! – снова взвилась сестра. — Она предложила ему трахнуться!

— А ты? – мои губы растянулись в усмешке.

— А я… её за волосы… мы подрались… — тихо произнесла та.

— Ну и, слава богу… — выдавил я из себя, — и что Александр?

— А он, смотрел… и потом, провожая, попытался залезть мне под юбку, в трусики … Я оттолкнула его, а он пригрозил, — захлебываясь словами, продолжила та, — что уйдет к Светке!

— Так дала бы ему… — откровенно заржал я, — ты уже большая…

— Дурак! – снова выплюнула она, — я дам ему только после свадьбы! – пафосно закончила Тома.

— Не хочешь давать, не давай! – продолжил я.

— Тогда он уйдет к Светке!

— Ну, так займитесь оральным сексом, — предложил я.

— Нет, — глубоко задумавшись со вздохом произнесла Мелкая, — я не умею…

— Что там уметь? – удивился я, — в кино, что ли не видела?

— Видела, — со вздохом выдавила она, — но… не умею! Боюсь, — она судорожно сглотнула, — не получится…

— Учись! – подколол я её, — ученье свет, а неученье тьма!

— Где? – заорала она.

— Можно со мной! – подколол я её. – Прямо сейчас и попробовать, — с готовностью взялся за пояс шорт.

— С тобой? – уточнила она.

— А здесь ещё кто-то есть? – нарочито заозирался по сторонам. – Вроде ни кого! – успокоительно произнес и посмотрел её в глаза.

Глаза у той затуманились, стали шальными как в детстве, когда мы проказничали, и словно решив что-то, она шумно выдохнула воздух…

Первый урок.

— Давай! – и неожиданно встала на колени, а её руки накрыли мои, державшиеся за пояс, давя на них вниз.

— Ты серьезно? – удивился я, с трудом удерживая соскальзывающие с пояса шорты.

— Сам же предложил, — удивилась она и, разжав мои руки, удерживающие штаны на месте так дернула за них, что они даже не расстегнутые вместе с трусами оказались на полу.

«- Во! Мелкая дает! – подивился я, — больно смелая стала!».

Однако мой организм был явно другого мнения. Член до этого спокойный и висевший концом вниз дернулся и за несколько мгновений напрягся и буквально уткнулся сестре в лицо.

— Ого! – вырвалось у неё. – Он что у тебя всегда таким большим становится? – скосила на меня глаз.

— И не только! – подергал я бедрами, отчего член весело закачался перед ней.

— И что делать? – спросила она, рассматривая моё добро со всех сторон.

— Пробуй! Пососи… – предложил я и, ухватив орган за ствол, сдвинул крайнюю плоть, оголяя бордовую задубевшую головку.

— Пахнет… — усилено принюхиваясь, та скривила лицо.

— Так его помыть можно… — уточнил я.

— Пошли! — она схватилась за член и, выпрямившись, потянула меня в ванную, словно за поводок.

Дрыгая ногами, я вышагнул из мешающих шорт и пошел следом, посмеиваясь и представляя предстоящую «учебу».

«- Ох, и засажу я его тебе… по самые гланды! — мелькнуло в голове.»

— Залазь в ванную! – скомандовала она и я подчинился.

Она намылила руки и замерла, словно не зная с чего начать.

— Водой ополосни… его! – кивнул я на напряженный орган, — и мыль… только осторожно! – завопил я, когда она схватилась за него словно за ручку двери, — очень нежный инструмент, — продолжил, когда та отпрянула. – Медленно и нежно, словно младенца моешь! — поучал я сестру. – И с коками осторожно… — добавил, подумав, когда её руки медленно притронулись к моему фаллосу вновь. – Сама-то мыться будешь? – уточнил вслух.

— Угу, — невнятно произнесла та, высунув от усердия кончик языка и уже во второй раз намыливая член.

— Раздевайся и залазь, — пригласил я.

— Совсем? – с испугом подняла она поголубевшие глаза.

— О господи! – закатил я в потолок очи, — конечно совсем! Ты что? В одежде мыться станешь?

— Нет… но… — она с беспокойством поглядела на меня. – Ты хочешь меня…

— Трахнуть? – закончил я невысказанное. – Ответ – да! – не стал я отказываться, — но не буду, раз мы не женаты! – уже в полный голос заржал я. – Я ведь хочу тебя тоже поласкать и поучить кое-чему.

— Чему? – удивилась она.

— Секс бывает: классический, анальный и оральный…

— Я знаю, — перебила меня мелкая.

— Так вот… — продолжил я, — а ещё есть секс тактильный…

— Какой? – удивилась она.

— Ну… — потянул я, соображая, — это не совсем секс, скорее разновидность онанизма…

— … — скривила она губы.

— Только вдвоем… — поспешил я поправиться, — потереться там, пошоркаться телесами, сиськи помять…

— Точно? – вопросительно уставилась она на меня.

— Давай раздевайся и залазь! – надоели мне её выкаблучивания. – Я тебя помою и узнаешь!

— Только ты на меня не смотри! – произнесла вслух, и она как-то сразу застеснялась, отворачиваясь и стягивая платье.

— Ага! И мыть я тебя буду с закрытыми глазами! – выдал пафосно. А потом добавил, — что там такого, о чем я не догадываюсь или не видел?

— Ты за мной подсматривал? – насторожилась она, задрав платье вверх, и словно демонстрируя мне свою упругую маленькую попку обтянутую трусиками, замерла на месте.

— Ну да… как будто мы живем на разных концах света… — пробурчал я. — Конечно, нет… но иногда и ты в неглиже по квартире ходишь, вертя попкой… да и из ванны в коротком полотенце… частенько…