шлюхи Екатеринбурга

Медсестра Таня. Часть 5

     Стесняясь использовать подгузник по назначению, я несколько часов терпел. После ужина позыв писать стал особенно мучительным.

     – А вот и мой маленький пациент, – улыбнулась Таня, войдя в палату, – Интересно, в каком состоянии Витин подгузник. Наверное такой мокрый, что надо менять.

     Медсестра подошла к моей кровати и быстро откинув одеяло, бесцеремонно засунула руку в мой подгузник.

     – Сухой, – удивилась Таня, – Ну что за упрямый мальчишка! Так и будешь терпеть?

     Я смущенно промолчал.

     – Что покраснел? – улыбнулась Таня, – Не знаешь, зачем малышам одевают подгузники? Ты уже давно должен был туда пописать.

     Таня вытащила из кармана маленькую коробочку.

     – Придется мне самой обо всем позаботиться, – решительно сказала она, – Сейчас ты у меня сходишь в подгузник и по-маленькому, и по-большому.

     Медсестра расстегнула мой памперс и рывком задрала мне вверх ноги. В следующую секунду что-то быстро скользнуло мне в попу. Судя по характерному жжению это была слабительная свечка.

     – Уж я то прослежу, чтобы у тебя был регулярный стул, – сказала Таня, застегивая мой подгузник.

     Накрыв меня одеялом, медсестра направилась к выходу.

     – Чтобы к моему приходу наполнил подгузник чем положено! – строго сказала мне Таня и вышла из палаты.

     Несмотря на Танину заботу было немножко обидно, что медсестра всегда бесцеремонно добивалась своего. Чувствуя, как жжение в попе быстро переходит в острый позыв по-большому, я понял, что не смогу долго терпеть.

     – Надо посмотреть, что Витюша мне в подгузнике приготовил, – улыбнулась Таня, вернувшись в палату минут через десять.

     Таня отдернула мое одеяло и пощупала через памперс попу.

     – Ты почему не покакал? – строго спросила медсестра, – Только не говори мне, что не хочешь.

     Я смущенно молчал, вынужденный терпеть сразу два мучительно острых позыва. .

     – Не надо стесняться, – вздохнула Таня, – Подгузник для того и нужен, чтобы в него писать и какать. Знаешь, как малышам нравится мочить подгузники. Разве тебе не интересно попробовать?

     Медсестра принялась массировать мне живот.

     – Как Витюша сейчас покакает! – ласково приговаривала Таня, нажимая мне на живот все сильнее и сильнее.

     Не в силах больше терпеть, я начал какать. Противная скользкая масса казалось не помещалась в тесном подгузнике.

     – Какой молодец! – похвалила меня Таня, – Видишь, как все было просто. А в наказание за упрямство мы сейчас твою кучу немножко помесим.

     Таня начала месить противную кучу у меня в подгузнке. Я окончательно сдался и, повинуясь второму нестерпимому позыву, пустил в подгузник горячую струю.

     – Что, решил впридачу пописать? – улыбнулась Таня, потрогав мой памперс спереди, – Конечно, раз одели подгузник, надо все попробовать. Сходить туда и по-большому, и по-маленькому.

     Весь красный от смущения, я продолжал мочить свой подгузник.

     – Писай, писай, – усмехнулась Таня, по прежнему держа ладонь на моем памперсе, – Этот подгузник все впитает.

     Продолжая вовсю мочить свой подгузник, мне хотелось провалиться под землю от смущения.

     – Вы с моим шестимесячным племянником совершенно одинаковые, – засмеялась Таня, – Тот тоже всегда пускает струйку сразу же, как сходил по-большому.

     Я ожидал, что Таня снимет с меня грязный подгузник и начнет подмывать, но девушка просто встала с кровати и направилась к выходу.

     – Извини, Витюша, но придется тебе полчаса полежать мокрым, – виновато улыбнулась она, – Столько неотложных дел. Нет времени прямо сейчас тебя подмывать.

     Таня ушла, пообещав вернуться в течение получаса. Лежать в мокром подгузнике было не так уж и плохо. Я быстро накрылся одеялом, чтобы никто не видел моего позора.

     

     Неожиданно в палату зашли три совсем юные девушки в белых халатах. “Сюда на этой неделе послали весь второй курс мединститута” – подумал я, недовольный, как некстати зашли практикантки. К счастью, толстое одеяо полностью скрывало мой грязный подгузник. Принюхавшись и не почувтвовав никакого подозрительного запаха, я облегченно вздохнул.

     – Два перелома, ожог… – начала перечислять травмы одна из медсестре, читая мою карточку.

     Все трое принялись расспрашивать меня как все произошло. Завязался разговор о моем хобби. В другой ситуации я был бы только рад интересу симпатичных девчонок к мотогонкам. Но сейчас мне хотелось, чтобы они побыстрее ушли.

     – А вот и я, – неожиданно услышал я Танин голос.

     Судя по Таниному лицу, она сама опешила от присутствия в палате трех практиканток. Девушки объяснили Тане, кто они такие. Как я и ожидал, все трое были второкурсницами.

     – Давайте знакомиться, – улыбнулась моя медсестра, – Меня зовут Таня и я здесь работаю уже второй год. Кстати, давайте сразу на “ты”.

     – Лариса, – представилась первая практикантка.

     Двух остальных звали Викой и Катей.

     – А что это у тебя за принадлежности? – поинтересовалась Лариса, – Собралась мыть пациента?

     – Не мыть, а подмывать, – со смехом поправила девушку Таня, – Сейчас увидите.

     Услышав, что Таня собирается меня подмывать на виду у трех практиканток, у меня опустилось сердце. Прежде, чем я успел что-то возразить, Таня одним рывком отдернула мое одеяло.

     – Ах, вот в чем дело! – засмеялась Вика, показывая пальцем на мой подгузник, – Теперь понятно, что ты собираешься делать.

     – Судя по запаху, тебе сейчас предстоит много работы! – улыбнулась Катя.

     – Пусть выйдут, – попросил я, чуть не плача от обиды.

     – Может нам действительно выйти, – улыбнулась Лариса, – А то он так стесняется.

     – Вот еще! – возмутилась Таня, – Никуда не надо выходить. Как-нибудь переживет. Это не гостиница, а больница. Пациенты не должны стесняться медсестер.

     – Может тебе надо чем-то помочь? – предложила Вика.

     – Пока не надо, – ответила Таня, – Сама с ним справлюсь.

     Постелив под меня специальную клеенку, Таня расстегнула липучки моего подгузника.

     – Какой мокрый! – улыбнулась Катя.

     – Мокрый – это еще ничего! – засмеялась Таня, – Сейчас увидим, что Витя нам приготовил внутри.

     Таня аккуратно развернула мой подгузник и практикантки тут же шутливо зажали носы.

     – Ничего себе обкакался! – засмеялась Лариса.

     Лежа перед хихикающими практикантками, я не знал куда деться от смущения.

     – Бедная Таня, – вздохнула Катя, – Что ей сейчас предстоит.

     – Ничего страшного, – сказала Таня, – У меня есть шестимесячный племянник, так что достаточно практики.

     – Этот мне тоже сейчас напоминает шестимесячного, – засмеялась Лариса.

     – И я как раз об этом подумала, – улыбнулась Вика, – Такими грязными между ножек бывают только малыши.

     – А посмотри, какой мокрый спереди, – добавила Катя.

     – Что, Витя? – ласково улыбнулась мне Таня, – Так понравилось все делать в подгузник, что сходил туда и по-маленькому, и по-большому?

     Девушки тихонько захихикали.

     – Скажи, намного удобнее, чем пользоваться туалетом, – продолжила Таня, – Можно писать и какать в подгузник, когда захочешь, а потом придет медсестра, подмоет между ножек и переоденет в сухое.

     Задрав вверх мои ноги, Таня осторожно вытащила из-под меня грязный подгузник.

     – Кто из вас хотел мне помочь? – спросила она, – Надо подержать Витюше ножки. Хочу, чтобы у меня обе руки были свободны.

     Вика взяла у Тани мои ноги.

     – Вот так держать? – спросила она.

     – Задери еще выше, – попросила Таня, – Чтобы коленки были прижаты к груди.

     Таня взяла в руки мой грязный подгузник.

     – Сейчас вытру карапузу попу его же собственным подгузником, – сказала она и начала старательно вытирать меня между ягодиц.

     – Карапузу? – засмеялась Лариса, – Хотя в Витином состоянии это самое подходящее слово.

     – А сколько ты ему сейчас дашь? – улыбнулась Таня.

Страницы: [ 1 ] [ 2 ] [ 3 ]