шлюхи Екатеринбурга

Мамочки берутся за дело. Часть 2

     Глава 2. Жена тренера.

     

     В следующую субботу, я зашел к Мишке домой перед занятиями. Я впервые увидел Юлию Петровну с той игры, на которой она сверкала перед нами своими трусиками. Я был уверен, что это было сделано специально – но подозревал, что это было сделано для Егора, любимца женщин всех возрастов. Но сегодня, я сразу ощутил особое отношение со стороны Мишкиной матери. Я не могу этого объяснить, но ее взгляд и что-то в ее голосе, когда она произносила… “здравствуй, Юра” говорило об этом. В одежде женщины не было ничего необычного – футболка и спортивные трусы для бега. Но футболка так тесно обтягивала ее пышные формы, так что я не мог оторвать взгляда от выступающих титек женщины все время, пока был в доме. Тем более, они покачивались! Уверен, Мишкина мать видела, как я за ней наблюдаю.

     Тренер сказал, что должен пойти убрать грязь с подъездной дороги, вышел, и вскоре раздался шаркающий звук лопаты, а потом, шум колес тачки. Мы с Мишкой сидели в гостиной и болтали, когда его мама позвала его… “Миша, подстриги газон”

     “Мам, давай потом – Юрка здесь” , начал Мишка.

     “Нет, сейчас. Юрка пока может поиграть на компьютере в твоей комнате полчаса” , ответила мать. Немного поспорив, Миша сдался и пошел косить газон, оставив меня наедине с матерью.

     Я направился в Мишкину комнату, поиграть на компьютере. Когда я проходил мимо спальни его родителей, дверь в нее была открыта, и я случайно заглянул внутрь. Рядом с кроватью стояла Юлия Петровна. Полностью голая. Голая сзади. Голая спереди. С отвисшей челюстью, я смотрел на тяжелые белые груди, с темными ореолами и толстыми сосками, на пухлый живот и пышный треугольник волос под ним.

     Мишкина мать просто стояла и молчала, спокойно глядя на меня. Я ожидал, что она подпрыгнет или взвизгнет, прикрываясь руками, но она лишь стояла и смотрела на меня, держа в одной руке белые трусы и уперев другую в бок. Наконец, я оторвал взгляд и спотыкаясь, побрел в Мишкину комнату.

     С бьющимся сердцем я сел за стол. Она что, забыла, что я дома? Или как? У меня не шли из головы эти тяжелые дойки с темными кругами вокруг сосков и покрытая волосами пизда. Я видел взрослую женщину – голой!

     С улицы были слышны звуки Мишкиной косилки и лопаты его отца. Затем раздались шаги жены тренера – она направлялась ко мне! Я замер, в ожидании выволочки или чего-то подобного. Мишкина мать вошла в комнату, одетая в короткий белый халат, с узлом впереди и встала в метре предо мной, сидящим в кресле. “Юра” , произнесла она низким голосом, с абсолютно спокойным выражением лица.

     “Что?”

     Уголки губ женщины слегка приподнялись в намеке на улыбку… “тебе понравилось то, что ты видел?”

     Что за глупый вопрос!? Я замер, и выдохнул… “Да!”

     “Хочешь увидеть больше?”

     Я, вообще-то думал что уже все увидел, но тем не менее ответил… “Да”.

     Не говоря ни слова, Юлия Петровна развязала пояс халата и распахнула его, вновь демонстрируя тяжелые титьки и волосатую пизду. Халат скользнул с плеч и упал на ковер.

     Мои глаза были на уровне ее живота – и е постоянно переводил взгляд с груди на промежность и обратно. Титьки слегка отвисали – примерно на пару сантиметров, но в моих глаза это не портило женщину. Взрослую женщину, голышом стоящую передо мной! Я не знал что делать. Мишкина мать сделала следующий шаг. Она подошла ко мне, раздвинула ноги и опустилась голой жопой мне на колени. Охватив меня ногами, женщина коснулась обнаженными ягодицами моих голых ног и подала грудь вперед.

     “Ты можешь меня потрогать” , сказал она. Я потянулся вперед и взял в обе ладони груди, находившиеся в нескольких сантиметрах от моего лица. Я сжал в руках эти тяжелые дыни, а она положила мне руки на плечи. “Ох, какое молодое тело!” , простонала женщина и подалась вперед, до тех пор, пока пизда не начала ерзать по члену, уже вставшему шортах. Изгибаясь, Юлия Петровна наклонилась ко мне и открыла рот. Я открыл свой, и наши губы встретились во французском поцелуе. Помня, что времени у нас немного, я суну правую руку вниз и сжал в ладони покрытый волосами мясистый лобок.

     Женщина слегка привстала, схватила мои шорты и потащила их вниз. Я приподнял ягодицы, и мать моего лучшего друга стащила с меня шорты и трусы, охватила хуй ладонью и начала дрочить его. Я продолжал целовать Юлию Петровну и ласкать ее груди. Потом я запустил правый указательный палец вглубь заросли на лобке, пока он не проник внутрь. В пизде было влажно, тепло и полно смазки:

     Мишкина мать привстала, отвела мою руку от влагалища, приставила к нему член и насадилась на него. Затем она чуть присела – и ее горячая пизда полностью приняла в себя мой член. Бля, я ебу зрелую бабу!!!

     Мать моего друга устроилась на мне поудобнее и начала работать бедрами, привставая и пускаясь. Мой хуй легко скользил в зрелой пизде. Юлия Петровна обняла меня, так что я уткнулся лицом ей в грудь. Я обнял ее тоже, тиская пальцами бока, бедра и ягодицы.

     Звуки лопаты и косилки напомнили мне об ограничениях по времени. В любой момент мой друг мог войти в комнату и обнаружить, что я ебу его мать. Или тренер мог обнаружить, что я ебу его жену. Женщина тяжело дышала мне в ухо. Хуй постепенно напрягался, скользя по гладкой пизде.

     Мишкина мать выгнула спину, упираясь грудями мне в лицо. Воспользовавшись возможностью, я зарылся между ними, вылизывая их по очереди. Так продолжалось, пока мои губы не наткнулись на толстый сосок. Я всосал его в рот, заставив женщину хрипло застонать.

     Продолжая двигать бедрами взад вперед, она начала привставать вверх-вниз. Я перестал ласкать мать друга, взял ее за бедра и начал вгонять в нее хуй, так быстро, как мог. Кресло скрипело под нашими телами, но я позабыл о звуках, которые могу услышать Мишка и его отец и о том, что они могут войти. Единственной моей целью было кончить в горячую пизду Мишкиной матери. Я был уже близок. Даже если бы Мишка сейчас вошел – я бы не престал ебать его мамашу. Юлия Петровна издавала звуки, которые я никогда не ожидал услышать от почтенной матроны. Она тяжело дышала мне в ухо, издавая животные стоны.

     Тело Юлии Петровны начало покрываться потом, но она продолжала скакать на хую друга своего сына, вцепившись пальцами мне в плечи. Затем, она сжала меня бедрами мертвой хваткой и застонала, закрыв глаза и открыв рот. Казалось, будто ей больно.

     Неожиданно для себя самого, я потерял контроль – и густая струя спермы выстрелила в пизду матери моего лучшего друга. Выгнувшись стрелой, я спускал и спускал в нее. Юлия Петровна затряслась, как будто механизм, в котором что-то заклинило. Мне показалось, что она сейчас сбросит меня с кресла – и я судорожно пытался удержать ее на мне.

     Когда я кончил, женщина тоже замедлила движения, и, наконец, упала на меня, тяжело дыша и придавливая меня к спинке кресла своим немалым весом.

     Затем, не говоря ни слова, большая мамочка встала, выпуская член из себя, выпрямилась и отошла назад. Я бросил последний взгляд на ее взлохмаченную пизду и висящие титьки, как она нагнулась за халатом. Я почему-то почувствовал себя неудобно, сидя с голым хуем перед матерью лучшего друга. Юлия Петровна уже надевала халат, когда раздался звук открывающейся входной двери. Это вернуло меня в реальность, и я быстро натянул трусы и шорты. Юлия Петровна завязала халат, развернулась, вышла не говоря ни слова и спустилась в гостиную. Через секунду в спальню вошел Мишка. Я сказал, что мне нужно в ванную и по пути туда, услышал звук душа из спальни родителей. Когда я вымыл хуй и вышел из ванной, тренер тоже вернулся домой. Через несколько минут, когда мы уже уезжали на тренировку, Юлия Петровна вышла попрощаться с нами. Когда мы выходили, я оглянулся – и увидел усмешку в ее глазах.

Страницы: [ 1 ]

Пескоструйная обработка в Тюмени Пескоструйная обработка в Тюмени Квартирные переезды Уфа Натяжные потолки