шлюхи Екатеринбурга

Любви все возрасты покорны. Часть 1

     Эту историю рассказал мне приятель. Я излагаю ее, так, как услышал, от первого лица…

     

     -Поезд “Москва-Симферополь” прибыл на первый путь! Нумерация вагонов с головы поезда!” – прохрипело вокзальное радио.

     Я отодвинул шторку на окне. На станционных часах Тульского вокзала было 3 часа утра. Стоял сырой ноябрь 2006 года. Пассажиров на перроне было немного, как, впрочем и в поезде. В нашем вагоне были заняты всего три купе, да и те не полностью. В моем купе я ехал один. Я всегда выкупаю полностью все места и еду с комфортом. Для меня деньги не проблема. Я пишу книги для знаменитых писателей, которые затем издают их под своими именами. Платят мне хорошо. Я имею квартиру в Москве, а недавно присмотрел дом в Коктебеле и сейчас ехал оформлять покупку. Заодно, взял несколько рукописей моих работодателей, чтобы в дороге поработать. С самого отъезда из Москвы, я не отрывался от ноутбука и сейчас решил выйти, подышать воздухом.

     Возле вагона скучала проводница Маша, смазливая блондинка лет тридцати. Я легонько хлопнул ее по крутой попе, обтянутой форменной юбкой. Девушка хихикнула:

     -Ну, вы и баловник, Аркадий Семенович!

     После отправления из столицы, когда проводница собирала билеты, она с усмешкой спросила меня, не скучно ли будет ехать одному. Я ответил, что с такой красавицей скучно не будет и попросил принести чаю. Через полчаса, Маша постучала и внесла поднос, на котором стоял стакан, металлический чайник и тарелочка с печеньем. Она поставила поднос на столик и назвала сумму “55 рублей”. Я достал тысячную купюру, положил в кармашек ее форменной рубашки и погладил пышную грудь. Мария насмешливо хмыкнула, но не отстранилась.

     Я закрыл дверь купе на защелку и стал расстегивать пуговицы на ее рубашке. Снял с девушки розовый лифчик, освободил большие груди, с темно-коричневыми сосками. Приник губами к одному соску, потом ко второму. Соски напряглись и вытарчивали столбиками.

     Я раздел проводницу и усадил ее на полку. Снял спортивные штаны и достал восставшее копье.

     -Ого, какой он у вас! – с восхищением сказала девушка. Я поднес член к ее лицу. Мария взяла с подноса салфетку, вытерла член и начала его сосать. Делала она это достаточно умело, чувствовалась большая практика. Через несколько минут, я попросил Марию встать и опереться руками в столик. Задница у проводницы была белая, широкая, с аппетитно краснеющей дырочкой ануса. Я надел презерватив и попытался войти в попу Марии.

     -Ой, туда не надо! – воскликнула девушка. Я снизил прицел и вошел в ее киску, которая уже вовсю текла. Крепко сжимая бедра проводницы, я резкими толчками вгонял член до упора. С каждым толчком столик вздрагивал, в стакане звенела ложечка. Наконец, я бурно кончил. Мария повернулась, сняла презерватив с моего члена и высосала остатки спермы…

     -Поезд “Москва-Симферополь” отправляется через пять минут с первого пути! Провожающих просим выйти из вагонов” – прохрипело вокзальное радио.

     Из дверей вокзала выбежала немолодая женщина в платке и старом потертом пальто. В левой руке она сжимала ручку обшарпанной дорожной сумки, а за ее правую руку держалась прелестная девчушка, лет двенадцати. Женщина с девочкой подбежали к нашему вагону, который стоял прямо напротив входа в вокзал.

     -Пожалуйста, девушка, возьмите нас до Симферополя. Вот, деньги! – умоляюще попросила женшина проводницу. Та удивленно посмотрела на женщину.

     -Вы что, бабуля! Идите в кассу и купите билет!

     -Так поезд же отходит, я не успею, – воскликнула женщина и заплакала. В это время, девочка подняла голову и умоляюще посмотрела на меня. Ее голубые глазки поразили меня в самое сердце (клянусь, это не метафора!) .

     -Машенька, а давай посадим их в мое купе! – сказал я, не ведая, что этими словами открываю себе дорогу в пропасть.

     -Да вы же их совсем не знаете! – удивилась проводница. – А если они воровки?!

     -Мы не воровки! – возмущенно крикнула девочка. – Моя бабушка учительница!

     Проводница недоверчиво покачала головой.

     -Ну, не знаю: У вас паспорт хоть есть?

     -Есть паспорт! – Женщина торопливо полезла за пазуху. Но тут поезд зафыркал, залязгал и дернулся. Я быстро подсадил в вагон девочку, забросил тяжелую сумку и помог подняться ее бабушке. Вслед за нами поднялась проводница и закрыла дверь.

     Мое купе было посредине вагона. Я положил сумку женщины в ящик под полкой, и деликатно вышел, давая возможность моим гостям переодеться и застелить постели. Сходил к Маше, поболтал с ней, потом налил в стаканы чай, взял печенье и вернулся в купе.

     На перроне, женщина выглядела старухой. Сейчас она переоделась в спортивный костюм, причесалась, подкрасила губы. Теперь ей можно было дать лет сорок пять. Годы, бедность, и переживания добавили ей морщины и мешки под глазами, но все равно было видно, что когда-то она была красавицей. Ее внучка сбросила дешевый пуховичок, свитерок, сняла вязаную шапочку, и осталась в потертых джинсиках и розовой маечке, сквозь которую выпирали маленькие грудки. Белые кудряшки и голубые глаза делали девочку похожей на ангелочка.

     Я поставил на стол стаканы с чаем. Девочка тут же схватила печенье и стала жадно есть. Женщина, смущаясь, протянула мне деньги:

     -Спасибо вам… Вот деньги, возьмите!

     Я улыбнулся.

     -Не надо.

     -Ну, как же… Кстати, вот мой паспорт и пенсионная книжка.

     -Не надо, я вам верю. Давайте знакомиться. Меня зовут Аркадий Семенович!

     -Тамара Владимировна… – назвалась женщина.

     -А как имя этого ангелочка?

     Девочка фыркнула.

     -Я не ангелочек! Меня зовут Ира Румянцева!

     -Ну, вот и познакомились!

     Я достал из чемодана бутылку коньяка, лимон и нарезку сыра.

     -Давайте, Тамара Владимировна, выпьем за знакомство!

     Женщина выпила коньяк. Щеки ее порозовели, она стала еще привлекательнее. Девочка съела печенье, допила чай и зевнула.

     – Спать хочешь? – спросил я. Ирочка кивнула.

     – Тогда сходи в туалет, а потом раздевайся и полезай на верхнюю полку. А мы с бабушкой еще посидим, поболтаем.

     Когда девочка вернулась, я вышел из купе, неплотно прикрыв за собой дверь, так, что осталась небольшая щель. Делая вид, что смотрю в окно, я искоса наблюдал за тем, что происходило в купе. Девочка сняла джинсики, и осталась в розовой маечке и таких же розовых трусиках, на которых был нарисован зайчик. Сквозь маечку выпирали маленькие сосочки.

     Бабушка подсадила внучку на верхнюю полку и подняла ограничительную решетку, которая не давала упасть с полки. Девочка завернулась в одеяло и сразу уснула.

     Я вернулся в купе. Переключил свет на ночник, в купе воцарился полумрак. Разлил коньяк по стаканчикам и пошел неспешный разговор двух немолодых людей, проживших непростые жизни. Тамара рассказала, что муж бросил ее, когда дочке было пять лет. Дочь росла трудным подростком. В семнадцать лет забеременела, родила Иришку, подбросила внучку бабушке и исчезла в неизвестном направлении…

     Мы и не заметили, как выпили половину бутылки.

     – Тома, пошли покурим! – сказал я.

     -Ой, а я не курю…

     – Я тоже. Просто вижу, что ты ерзаешь, да и у меня полна коробочка. Нам обоим пора в… одно место.

     -И правда! – Тамара встала и сделала шаг к двери. Коньяк вскружил ей голову, женщина пошатнулась и ухватилась за меня. Я обнял ее. Тамара вздрогнула, закрыла глаза и подставила губы для поцелуя…

     Однако, вы разошлись, Аркадий Семенович! Сначала проводницу трахнули с минетом, теперь Тамару хотите поиметь? А почему бы и нет! Маша, конечно, помоложе, но жирком обросла и ноги кривые. А Тамара, хоть и постарше, но фигура просто супер…

Страницы: [ 1 ]

Пескоструйная обработка в Тюмени Пескоструйная обработка в Тюмени Квартирные переезды Уфа Натяжные потолки