Любовь за запреткой-5

     – Ты спала с женщинами раньше Панова? –

     

     Елена Викторовна подвела меня за руку к застеленой светлым покрывалом тахте.

     После того как мы помылись с ней под душем в ванной, душистым мылом и шампунем, настало время для занятий любовью. К стати текли мы с ней обе я видела как по широкой ляжке начальницы колонии, протекла струйка, любовного сока из ее бритой письки. Да и моя “девочка” то и дело пускала сок от возбуждения, который тек у меня по ноге…

     

     – Нет, нет что вы, я вообще боюсь этим заниматся, Елена Викторовна. –

     

     Дрожащим голосом сказала я ментовке и по ее довольным глазам поняла, что она рада моей девственности в “розовой” любви.

     

     – Ну этого не надо боятся Марина, на вот курни с этим легче все пройдет. –

     

     Хозяйка зоны, достала из тумбочки, стоявшей возле тахты, обычную сигарету с фильтром, прикурила и затянувшись выпуская ароматный дым анаши, отдала ее мне.

     

     – Не бойся кури, это легкий наркотик он раслабляет перед сексом. –

     

     Я боязливо взяла у нее из рук сигарету забитую марихуанной и также как и она глубоко затянулась.

     

     – Все хватит, для первого раза а то смеятся до одури начнешь. –

     

     Елена Викторовна отобрала у меня, “косяк” и затушив сигарету в пепельнице, потащила меня на тахту.

     

     -Полижи у меня Марина, я вся теку. –

     

     Она легла на спину и раздвинула широкие ляжки, представив моему затуманенному анашой взору свою промежность. .

     

     – Не бойся Марина, поцелуй мне письку, я очень этого хочу милая. –

     

     Хозяйка колонии, сама раздвинула пальцами, свои полные половые губки, открыв вход в влагалище и из под кожного капюшона вверху ее вагины, тут же выглянула головка клитора.

     Какой он у нее большой подумала я, ложась между ног своей тюремщицы, покрыв мелкими поцелуями, внутреннею сторону ее белых ляжек. .

     

     – Клитор, клитор соси Марина. –

     

     Ментовка сама взяла меня за голову и подтянула мои губы к своему отростку вверху влагалища… После анаши, страха и отвращения к лейсбискому сексу у меня не было, все сделалось как то по барабану. И я безропотно взяла головку ее клитора в рот и стала сосать, женскую плоть как могла.

     

     – Ааааа… оооо… . аааа. –

     

     Тут же завыла Елена Викторовна обхватив мою голову руками, стала гладить меня по волосам, беспрерывно скуля от наслаждения и подсказывая мне как лучше сосать у нее клитор.

     

     – Языком, дави его языком и соси.

     

     -Ооойййй… . ааааа… . оооооййй…

     

     Подсказывала мне сквозь стоны ментовка и я стала давить кончиком языка, головку ее клитора, как она просила, сосать и пить сок из ее письки, который сочился мне в рот.

     А он не противный а наооборот очень вкусный, думала я сося клитор у начальницы колонии и высасывая выделения из ее влагалища.

     – Ооооййй… . ааааа… . ааааа… ааааа. –

     

     Елена Викторовна больно схватила меня за волосы и притянув мою голову к своему лобку, стала кончать, живот женщины начал судорожно сокращатся а порции сока из влагалища прямо текли мне в рот.

     

     – Ну молодец Панова, думала умру, впервый раз так кончала. –

     

     Хозяйка зоны, тяжело дышала, лежа в раскорячку на спине а ее клитор вверху вагины, стоял как маленьки член, обсосаный моими губами…

     

     – Я тоже хочу кончить.

     

     Писька нестерпимо ныла и чесалась, после первого в моей жизни, лизания и сосания женских половых органов. . Однополая любовь завела меня похлеще секса с мужчиной, мое тело тряслось как в лихорадке, что сроду с мужиками не бывало ну разве что когда я пятнадцатилетней девченкой, впервые попробовала с парнем. Тогда да меня трясло пожалуй как сейчас трясет.

     

     -Я не лижу сама у девочек письки Панова.

     -Лижут только у меня, а я не отлизываю у “ковырялок”, поняла?

     

     Елена Викторовна глядя на меня, грязно выругалась матом с умешкой смотря на зечку сидевшую, рядом с ней. Все же для нее я была одна из многих лагерных “ковырялок” которые побывали в этом интимном кабинете на этой самой тахте.

     

     – На вытрись прошмандовка, но сначала меня подотри. –

     

     Хозяйка зоны, вытащила из под подушки, белую тряпку и кинула ее мне.

     

     – Да не трясись ты так Панова.

     – Кончишь и ты сейчас, дай мне немного отойти. –

     

     Вот змея синеглазая, незлобно подумала я про хозяйку зоны, не смотря на то что она грязно обозвала меня трехэтажным матом, я смотрела на нее и любовалась обнаженной красотой этой развратной женщины. Она лежала на спине все так же в раскорячку и курила сигарету. Ей этой ментовке имевшей надо мной неограниченную власть, было наплевать что я сижу рядом с ней, плотно сжав ноги и мучаюсь от того что, возбудилась но не получила разрядки по ее вине. Я было хотела пальчиком догнатся, в колонии научилась, лежа ночью после отбоя под одеялом, сама себя удовлетворять. Но Елена Викторовна, больно ударила меня по руке.

     

     -Не сметь, сейчас нормально со мной кончишь Панова.

     

     Начальница колонии встала с тахты и выдвинула ящик в тумбочке где до этого брала сигарету с анашой.

     

     – Вот этим я тебя как мужик сейчас трахну, и нам обеим будет хорошо. –

     

     Елена Викторовна держала в руках обоюдный лейсбийский страпон на ремешках, один конец этой секс-игрушки был большим сантиметров 20 и толстым, слегка загнутым у основания. Головка страпона была красной и он полностью иммитировал мужской половой орган, по цвету и форме даже ячки у этого чуда имелись, покрытые искуственными светлыми волосиками.