Проститутки Екатеринбурга

Люблю быть зависимой. Часть 3

     – Ебать будем жестко, не жалея. И сосать сегодня будешь. Слишком много с тобой вчера возни было.

     Катька молчала. Ее рот был приоткрыт, сквозь влажные губы доносилось неровное дыхание. Все происходящее было волнительно и она не совсем понимала, как нужно реагировать на это.

     – Иди, лицом к стене вставай, – приказал ей Вова. А сам, встал и начал раздеваться.

     – Ну что тебе, блядь, по сто раз повторять нужно? Наклоняйся, задницу оттопыривай, и ноги в коленях согни. Быстрее.

     Катька, держась за стену, прогнулась, широко расставив ноги. Ожидая, что ей скажут делать дальше.

     – Какая маленькая тощая кошечка и такая аппетитная, интересно, будет урчать во время секса? – глядя на Катьку, сказал Серега и добавил, – не разорвешь ты ее своим хуем-то?

     – Не нормально, – Вова разделся и стоял позади Катьки, чуть сбоку. – Пусть привыкает, потом спасибо скажет.

     Он подошел к ней, и придерживая за талию, помогая рукой, начал вставлять свой член.

     – Аааа, – застонала Катька, прижимаясь к стене. Ее личико мило искривилось. Но Вова, не обратив на это никакого внимания, придерживая, одним рывком вошел ей между ног.

     – Бля, суховато, – пожаловался он, ускоряясь. – Ничего, сейчас разработается.

     Он двигался все энергичней и через полминуты набрал темп.

     – Пизда совсем не разъебанная, – лапая Катьку, констатировал Вова, обращаясь к Сереге, – ну это дело поправимое, – усмехнулся он.

     Серега тоже, усмехнувшись проходной шутке, не спеша, начал раздеваться.

     Катька чувствовала, что потекла, и незаметно, как ей показалось, начала подмахивать. Член внутри нее ходил как исправно смазанный поршень.

     Вова повернул ее к себе, и прижав спиной к стене, поцеловал в засос, руками терзая ее задницу.

     – Иди на диван раком становись, – приказал он ей.

     Она встала, он подошел спереди, направляя хуй ей в рот. Она взяла без всякой задержки и Вова это подметил.

     – Глубже бери: – он смотрел, как она сосет, – и задницей виляй.

     Катька старалась как могла. Серега уже разделся и она поняла, что они будут ебать с двух сторон. Ее тощее тело с выпирающими ребрами покрылось мурашками, а попка, манящими движениями, продолжала ходить из стороны в сторону.

     А вот и Серега не заставил себя ждать, придерживая Катьку за талию. Секунду, замешкавшись на входе, его член вошел в нее сзади. Еще некоторое время парни ловили темп. И Катька тоже подстроилась под них.

     – Вов, теперь получается у нас, своя бесплатная шлюха? – спросил Серега, сосредоточенно трахая Катьку, – платных больше можем не вызывать?

     – Какие платные, ты что, с ума сошел? Да и не стараются они нихуя, – удивился Вова, – еби эту, пока можно. Теперь она для нас все, и в любое время делать будет. Пользуйся на здоровье и дурацких вопросов не задавай.

     Катька хотела что-то сказать, выбиваясь из темпа. Но получила смачный шлепок по заднице, и, передумав, продолжила двигаться в прежнем ритме.

     – А кончать куда? – опять спросил Серега.

     – Серег ты что тупой? В нее, куда же еще?

     Катька чувствовала, что течет как последняя сучка и кончает, и ничего не могла поделать с собой. Ноги сводило, а разгоряченная писька хотела еще и еще. Она уже подмахивала открыто, забыв обо всем на свете. Ее разведенные ноги в туфлях на шпильках раскачивались в такт движениям.

     – Если воспитаем ее хорошо, из нее отличная блядь для нас получится. Сосется она уже нормально. Я знаешь, чего думаю Серег? Давай мы ее в следующий раз в жопу выебем. В попку пробовала?

     Катька, замычала, и задыхаясь от члена, отрицательно замотала головой.

     – Ну вот Серег, в следующий раз аккуратненько лишим ее анальной девственности, а потом будем регулярно ебать. Одной проблемой будет меньше. Она сможет всеми дырками работать, что нам и нужно. Будем ее и в пизду, и в попку одновременно, ты как?

     – Да, я только за! Думаешь пора уже?

     – Да чего тянуть, чем быстрее ее разработаем тем лучше. А то эти условности только напрягают.

     Вова вынул член у Катьки изо рта, почувствовав ее жаркое дыхание. Он уже был на пределе, и, сделав пару движений рукой, длинной струей спермы выстрелил ей в открытый рот, попав немного на губы.

     – Теперь будешь после секса всегда хуи вылизывать, – с этими словами он опять вставил член в рот и Катька начала облизывать его разгоряченным языком, изнемогая от желания. Ее тело подергивалось от непроизвольных конвульсий.

     – Ну вот, умница, стараешься – почти ласково похвалил ее Вова. – Ты же у нас послушная девочка.

     Снова вынул член из Катькиного рта, и добавил:

     – И следующий раз с подготовленным аналом придешь, – он, наклонившись, взял ее за горло, заглядывая в глаза, – да?

     Да, – прошептала Катька, задыхаясь.

     – Не слышу.

     – Да, – простонала Катька громко, извиваясь всем телом.

     Серега в нее кончал, войдя до упора. Он прохрипел что-то неразборчивое, его голова наклонилась к ее спине. Катька тоже от переизбытка чувств почти легла на живот. Кончив и слегка отдохнув, Серега не успел еще толком вынуть свой хуй, сев на диване, а Катька резко развернувшись взяла его в рот, тщательно обсасывая, задрав к верху задницу.

     Друзья удивленно переглянулись.

     – Ну ты посмотри на эту блядь, хороша да? – от переполнивших его чувств, Вова, не удержавшись, шлепнул ее по попке.

     

     Так продолжалось все лето. Звонил телефон и ее вызывали на блядки. Несколько раз оставляли на ночь. Катька сама себе поражалась, как из приличной девочки она превратилась в такую оторву. Как ей и обещали, отверстия разработались до предела, перестав доставлять даже малейшие неудобства. Анал после первых раз побаливал, но потом стал практически резиновым, податливо принимая в себя член.

     Они делали так как им нравилось, воспитывали и использовали ее, как им было нужно и удобно. Она стала их бесплатной развлекалкой и удовольствием. Все происходящее было странной смесью нежности, напористости и практически, грубости.

     Три раза ее пороли ремнем по каким-то надуманным причинам. Скорее просто хотели помучить и посмотреть, как ее задница будет дергаться от боли, а тело изгибаться. Первый раз выпороли за то, что опоздала на пятнадцать минут, второй за то, что им не понравилось ее нижнее белье, а третий, так и не придумав к чему прицепиться, за то, что выполняла все не достаточно быстро.

     Как она поняла, квартира принадлежала Вове, а Серега временно у него жил, рассорившись вдрызг со своей женой.

     

     И вот наступил сентябрь. Телефон молчит три недели. Казалось бы, нужно было радоваться, но Катьку что-то терзало изнутри. И дело даже не видео и фотографиях, Они слово свое держали, и все оставалось в тайне. Дело было в чем-то другом.

     Прошло еще две недели, и Катька, прокрутив все в голове несколько тысяч раз, все же решилась позвонить Сереге на телефон. Но телефон был отключен. Странно.

     Подойдя к знакомой двери, она еще раз все взвесила для себя и нажала на звонок.

     – А это ты, – в свойственной ему манере, открывая дверь, поприветствовал ее Вова, – проходи.

     – Как дела? – поинтересовался он, проходя на кухню.

     – У меня нормально, а у вас?

     – У нас тоже все хорошо, Серега к жене вернулся. Тут у меня к тебе есть эээ: дело одно. Подожди я сейчас.

     Он вышел из кухни. И через минуту вернулся с небольшой коробкой в руках.

     – Смотри, тут диски, кассеты еще какая-то хрень, – он подцепил флешку и уставившись на нее в упор, бросил обратно, – короче, все с тобой любимой, видео, фото. У Сереги тоже ничего не осталось. Все здесь. Больше ничего, ни у кого, нет.

     Она вопросительно посмотрела на Вову.

     – Забирай, – ответил он, на этот вопросительный взгляд, протянув ей коробку.

     Катька, помедлив, взяла коробку:

     – Что-нибудь случилось?

     – Не, все в порядке.

     – Точно?

     – Абсолютно.

     – Ну, тогда я пошла?

     – Иди.

     Она дошла до двери и обернулась.

     – А все же почему ты отдаешь мне все это? – Катька прямо посмотрела на него, и он испытал некоторое неудобство. Таким она его не видела ни разу.