шлюхи Екатеринбурга

Люблю быть зависимой. Часть 2

     Крепкий мужской член Катька видела так близко впервые. У нее конечно, как и у любой девочки были сны на этот счет, в которых член часто фигурировал как объект возбуждающий. Но одно дело сон, а другое дело явь, да еще такая, какая есть сейчас. Она своими маленькими ручками дрочит крепкий член взрослому мужику, одновременно сгорая от стыда и страха, но в тоже время, испытывая любопытство и все увеличивающийся интерес. Чувства у нее просто кричали внутри. Теплоту и крепкость члена она чувствовала рукой, запах секса тоже начинал витать в воздухе.

     – Давай малышка, молодец, ты быстро учишься, – подбадривал ее Вова.

     Он рукой коснулся ее губ, и большой палец его руки проник ей в рот. Катька и сама от себя не ожидала, что начнет его посасывать. Он вынул палец, проведя им по Катькиным губам, а она, подавшись вперед, начала легонько тереться об него, норовя снова поймать губами, смотря Вове прямо в глаза. В глубине души ей это нравилось, но чувствовала она себя как в клетке с тиграми.

     Вова привстал, и член оказался у стоящей на коленях Катьки перед лицом.

     – Руки на попку клади. Быстрее. – Вова приподнял Катькин подбородок.

     – Сосала когда-нибудь?

     Катька отрицательно покачала головой, глядя на него снизу вверх. Ее влажные от слез глаза, блестели.

     – Рот открывай. Быстрее, блядь.

     Член, коснувшись Катькиных губ головкой, надавил и проник в рот.

     – Соси, и осторожней, – член у Катьки во рту задвигался.

     – Ну вот Серег, а ты говорил такие не сосут. Посмотри, какая молодая послушная сучка.

     Серега, сидя на стуле, хмыкнул и достал мобильник.

     – Сфоткай эту проблядушку, на память. А ты сучка давай, бери глубже! Старайся!

     Серега сделал несколько фотографий.

     – Неплохо получилось, – прокомментировал он.

     Катька чувствовала дрожь в ногах, член хлюпает во рту, ходит туда-сюда. Она сосет его, обхватив губами. Из глаз опять потекли слезы от унижения.

     – Серег присоединяйся, накорми ее тоже. Видишь, как хорошо пошло.

     Подходит Серега с мобильником в руке, член уже наготове.

     Вова свой изо рта вынимает, за ним тянется слюна стекающая по Катькиному подбородку. Серега вставляет, без конца фотографируя. Набирает темп.

     – Давай руками-то помогай, – Вова берет Катьку за волосы и сжимает их.

     Она сосет и дрочит обоим одновременно.

     – Смотри, как разошлась эта маленькая дрянь. Уж думал ее уламывать, целую вечность, придется.

     – Да, шлюшка что надо, – подтверждает Серега, и они смеются, – такая маленькая и уже хуесоска.

     Его член изливается Катьке в рот, пульсирует. У нее во рту тепло, запах, скользко, лицо слепит вспышка, текут слезы. Она, всхлипывая, сглатывает, рука Вовы сжимает ее волосы, доставляя неудобство и боль. Серегин член ходит еще немного, по инерции, изливаясь до конца.

     Она ничего не видит, глаза слепит еще одна вспышка.

     – Рот покажи, – командуют ей, оттягивая за волосы, – и язык.

     Еще одна вспышка.

     В рот проникает второй член. И уже через несколько секунд выстреливает и он. Катька захлебывается в сперме, глотает ее еще. Она вытекает и течет по слюнявому подбородку.

     – Хуй облизывай, – требует Вова, – она начинает лизать головку со всех сторон, помогая себе руками.

     Серега фотографирует.

     – Поднимайся, – Вова тянет Катьку за подбородок, она встает. Они с Серегой довольные, смеются.

     – Скажи спасибо, и что было вкусно, – Вова ей вытирает подбородок.

     – Спасибо, – хриплым голосом отвечает Катька, понемногу приходя в себя. Ее соски стоят торчком.

     

     Серега, лезет ей в сумочку, достает паспорт. Переписывает данные.

     – Рядом живешь? Смотрю, на соседней улице, понятно, – он кивает.

     Еще через пятнадцать минут они знают, где она в социальных сетях и кто у нее друзья. Ее аккаунт переписывают на себя. Показывают фотографии с телефона.

     – Завтра в это же время, придешь сюда, и не опаздывай, мы этого не любим. Если будешь умничкой, никто ни о чем не узнает, поняла? – Катька кивает. – Поняла или нет?

     – Поняла.

     – Если не придешь, весь район узнает, какая ты шлюха и в интернете прославишься. Одевайся и выметайся отсюда.

     

     Ночь Катька провела очень тревожно. Сначала никак не удавалось заснуть из-за пережитого шока. Потом, сон шел урывками – снились кошмары. Утром, она уже точно решила для себя, что никому не расскажет о случившемся. Но вот идти ли к насильникам сегодня, этот вопрос оставался открытым. Всю первую половину дня она провела дома, то и дело, поглядывая на часы. Позвонила подруга, но Катька с ней разговаривать не стала, сославшись на занятость. Идти туда нельзя, но и не идти нельзя. Что же выбрать?

     Если она не пойдет, это точно будет полный капец, когда видео с фотографиями будут разосланы по соцсетям, и попадут к ее друзьям и знакомым. А если пойдет? Ну вот, была вчера и ничего, жива здорова. Когда до назначенного времени остался час, Катька решила, что нужно идти. Так, на этот момент времени, она выбрала наименьшее из двух зол.

     

     В квартиру на первом этаже позвонили в дверь. Послышался шум открываемого замка. На пороге стояла Катька смущенно закусив губу, туфли на шпильках, зауженные джинсы, приталенная маечка. Скрестив ноги, она слегка покачивалась, смущенно глядя в пол.

     – А это ты, – сказал Вова вместо приветствия. – Заходи быстрее. Снимай это и это, – он показал на джинсы и майку, – и проходи в комнату.

     В комнате за столом, придвинутым к стене, сидел Серега. Вова уже стоял рядом. На столе стояли две бутылки вина и большая открытая коробка конфет.

     – Проходи, проходи, не стесняйся.

     Катька в обтягивающих трусиках-шортах и туфлях, прошла в комнату и села с краю стола, на табуретку. Точеные линии ее фигуры вызывали восхищение.

     – Серег разливай.

     Серега разлил вино по трем бокалам.

     – Ну, давайте, за встречу, – Вова один из бокалов пододвинул к Катьке.

     – Я не буду, – заупрямилась она, отклоняясь.

     – А я сказал, будешь, – Вова прямо посмотрел на нее, – давай, давай, не упрямься.

     – Я не пью.

     – Будешь пить.

     Она преподнесла бокал к губам, начав пить маленькими глотками. Выпив немного, хотела поставить на стол, но Вова пальцами, придержав дно ее бокала, дал понять, что пока она не допьет, бокал не поставит.

     – Итак, ты пришла, – скорее в утвердительной форме произнес Серега.

     – Я пришла, потому что хотела, чтобы вы отдали мне видео и фотографии.

     – Так, – произнес Вова, задумчиво доливая всем вина, – интересно… А зачем они тебе?

     – Я не хочу, чтобы их кто-нибудь увидел.

     – Ну, если не хочешь, их никто и не увидит, – он посмотрел ей в глаза, нависая над ней. – Просто делай так, как нужно нам, и никто, никогда, ни о чем не узнает.

     Катька открыла рот, не зная как реагировать. И молча, до дна, выпила второй бокал вина.

     – Дашь, сегодня, Сереге свой номер телефона и будешь приходить сюда по вызову. Мы будем делать то, что нам нравится, а ты будешь делать то, что тебе говорят, и будет все хорошо. Понятно?

     Катька промолчала.

     – Я спрашиваю, тебе понятно?

     – Да.

     – Ну вот и отлично. Больше на эту тему разговаривать не будем, – Вова потянул Катьку за руку, предлагая ей подняться, и уселся на ее место, на табурет. Не отпуская, поставил ее рядом, повернув к себе спиной.

     – Снимай шорты.

     Катька, несколько секунд поколебавшись, послушно стянула с себя шорты, стоя на высоких каблуках к нему спиной.

     – Ноги на ширине плеч. Шире. Спинку прогни: Ну! Руки на задницу клади, ягодицы раздвигай. Вот так-то лучше. Отличная попка, правда Серег?

     – Вообще, классная! – восхитился Серега. – И аккуратненькая такая, есть над чем поработать с этой крошкой! Подбородок выше подними, – прикрикнул он на Катьку.

     Рука Вовы по внутренней стороне ноги поднялась к Катькиной промежности, нащупывая и пробуя пальцами клитор.

Пескоструйная обработка в Тюмени Пескоструйная обработка в Тюмени Квартирные переезды Уфа Натяжные потолки