Проститутки Екатеринбурга

Любишь ли ты ее

     
Я познакомился с ними по объявлению в газете. “Пара приглашает для встреч молодого мужчину-би (пассив)”. Едва купив газету, поспешил звонить, такие объявления не остаются без отклика надолго. Ответил мужчина с приятным мягким, “круглым” голосом. “Толстячок” – подумал я. Ему 48, ей 29. Он Борис, она Саша. Живут в : Недалеко. “- Когда мы сможем встретиться?” “- Завтра?”

     Дверь открыл мне крупный полноватый (не ошибся) мужчина чуть ниже меня ростом. Именно крупный, большая голова, жидковатые волосы с проседью, дряблеющая кожа на руках, нечитаемая татуировка, имя. Борис выглядел на свои 48, не меньше, но и не больше. Ха, лет десять-пятнадцать и я буду таким же. Мои прежние партнеры были помоложе, но был бы человек хороший, как говорят каннибалы (шутка). Нарочно медленно разуваясь, я осматривался в прихожей – обычная квартира в меру преуспевающего человека, новая итальянская мебель. Еще не выветрившийся запах недавнего ремонта.

     Борис был в пестром шелковом халате, не люблю я отчего-то халаты. Ну да ладно. А Саши что-то не видно. Но дома. Только видел мельком тень на кухне сквозь рябое стекло. Мы сидим в низких глубоких серых креслах в пустой, еще не обставленной комнате. Между нами сервировочный столик с бутылкой “Энесси” и коробкой конфет. Из вежливости отпиваю пару глотков. Борис явно зажат, скован. Он вертит в руках рюмку, которую опустошил одним глотком, наконец, начинает говорить, опустив голову, не глядя на меня.

     – Понимаешь, я люблю ее. Я люблю Сашу. Я никогда никого так не любил. Она: Она очень необычная девушка. Она такая ласкова, нежная. Она: В общем, она: Она была мужчиной.

     Мы долго встречались. Господи, я был, как пятнадцатилетний пацан. Как влюбленный пацан. Как счастливый влюбленный пацан. Я дарил ей цветы, горы цветов. Мы поцеловались только через две недели. Она чувствовала, чувствовала, что я хочу большего. Она : она ласкала меня губами. Это было : восхитительно. Когда я впервые увидел ее : Я ее очень люблю. Мне все равно, что она такая. Я предлагал ей сделать вторую операцию, чтоб стать совсем женщиной, но она боится операции. Я все равно люблю ее.

     – Так зачем же вам понадобился я? Если у вас все так хорошо? – я был немножко раздражен. Я пришел сюда ради секса, здорового жизнеутверждающего секса. Но почему-то мне всегда везет выслушивать чужие беды.

     – Я понял, что ей не хватает: Ей не хватает в постели: Она ласкает меня губами. Иногда я :, я беру ее. Да мне, собственно, не очень много надо. А ей: Я чувствую, она хочет: Ну, она кончает сама, рукой. Но она хочет: Я хотел найти для нее девушку. Она стесняется девушек. Я решил дать объявление, пригласить мужчину, который: Ну, вы понимаете:

     Так вот в чем дело! Парень, думаю я, какой же ты идиот.

     – А Саша как отнеслась к этой идее?

     – Она? Она согласилась.

     Саша стояла в коридоре, в темноте. Я все еще не мог ее разглядеть.

     – Хорошо, я согласен. Но у меня будет одно условие. Вы так любите ее, что я опасаюсь вашей ревности.

     – Нет, нет, я же сам вас пригласил.

     – Знаете, дать объявление, это одно дело. Совсем другое, когда вашу любимую женщину трахает (я специально сказал так) у вас на глазах другой мужчина. Ведь вы были у нее единственным после операции?

     – Ну, так что же вы хотите, если вам не достаточно моего слова. – В его голосе появляются жалобные нотки.

     – Все просто. Я свяжу вас. Саша, идите сюда. Принесите нам брючные ремни.