шлюхи Екатеринбурга

Лесбиянки-насильницы. Часть 2

     Я сделала, как мне было сказано. Вечером мы вставили друг другу плуги, начав с самых тонких. Когда я ходила по квартире, плуг ритмично шевелился в моей попе, доставляя непередаваемые ощущения. Мама чувствовала себя так же. Мы легли спать вместе. Среди ночи я несколько раз просыпалась, будила маму и мы вместе мастурбировали. Утром мы проспали на работу, наскоро позавтракали, вставили себе в анальные отверстия следующие по толщине плуги и поехали по своим делам.

     

     Вечером мы накрасились, надели сексуальное нижнее белье, застегнули ошейники на шеях и стали ждать восьми часов. Ровно в восемь в дверь позвонили. Я накинула халат и пошла открывать. 3а дверью стоял очень красивый мальчик лет 18. В нем была ярко выраженная женственность.

     – Лена и Оля здесь живут? . спросил он тонким голосом.

     – Да, здесь.

     – Меня послали мои и ваши хозяйки. Нас ждут.

     Мы вышли к машине. Это был длинный лимузин с восемью дверями. Шофер распахнул дверь, и мы залезли внутрь.

     

     Ехал мы недолго. Вскоре выехали на Рублевку и припарковались у какой-то новой многоэтажки.

     Шофер провел нас внутрь, мы зашли в лифт. Пока ехали на восьмой этаж, я разглядывала нашего спутника. Это был действительно красавчик, но я заметила, что у него слегка подкрашены губы и красиво подведены глаза, а еще он носил женские туфли на шпильках.

     

     Дверь лифта открылась, мы вышли на лестничную площадку и остановились у металлической двери. Тут же дверь открылась, и госпожа Алла пригласила нас внутрь.

     – Девочки, смотрите, наши новые шлюхи явились! – сказала она.

     В роскошной квартире находилось несколько женщин. Наших четырех хозяек мы узнали сразу. Они были одеты в короткие белые и черные платья, под которыми ничего не было.

     

     По коридору и комнатам сновали девушки, одетые в белые стринги, чулки и и кокетливые прозрачные переднички, на шеях у них были такие же ошейники, как у нас. Я поняла, что это рабыни, такие же как мы. Одни накрывали на стол, другие возились на кухне. Всего их было пять.

     – Ну что, насмотрелись? – сказала мне госпожа Алла. – Присоединяйтесь к ним. Вы наши служанки, не забыли?

     Мы стали раздеваться. Мальчик-шофер тоже разделся, и мы с удивлением увидели, что под верхней одеждой он носит такие же стринги и чулки, как девушки-рабыни. Кроме того, на нем был белый кружевной лифчик.

     – Сашенька, объясни новым рабыням, в чем их обязанности, – велела госпожа Алла. . Идите с Сашей, – добавила она, обращаясь к нам.

     

     Мы перешли в другую комнату. зал для прислуги, объяснила нам Саша. 3десь не было даже кроватей, на полу были расстелены бархатные ковры и разбросаны подушки. В стены были вделаны металлические кольца.

     – Так ты парень или девушка? – спросила я.

     – Я – Shemale, феминизированный парень. Грудь у меня растет медленно, зато моя попочка всегда готова принять страпон госпожи, – ответила Саша. Она приспустила трусики и мы увидели небольшой членик, на который было надето что-то вроде чехла из пластмассы. Чехол был закреплен под яйцами металлическим замочком.

     – Это пояс целомудрия, – пояснила Саша. – Из-за женской одежды я все время хожу возбужденная, просто умираю – так хочу кого-нибудь трахнуть. Но хозяйка, моя госпожа Света, не позволяет мне даже дрочить. Я имею право кончить, только если меня трахают в попу страпоном.

     

     – Тебе не мешает эта штука? – спросила мама, указывая на пояс целомудрия.

     – Нет, – ответила Саша. – У меня еще и butt-plug в попе, как и у вас. Знаете что давайте потом поговорим, а то хозяйки рассердятся. У нас большая вечеринка, придут подруги хозяек, и мы должны будем их обслуживать. А потом наши госпожи и их гостьи захотят заняться любовью друг с другом и с нами, рабынями. Мы должны отдаваться им.

     

     Мы пошли на кухню и присоединились к другим рабыням. Две из них были Shemales, как Саша, их звали Женя и Мишель. Настоящих девушек звали Яна, Юля и Лариса. Они были очень красивы как на подбор, как и наши хозяйки.

     Вскоре начали появляться гостьи. Мне пришлось в стречать их в дверях и принимать у них плащи. В основном это были взрослые женщины лет по тридцать пять-сорок, но были и постарше.

     Часам к десяти все были в сборе. Яна, которая была надсмотрщицей, приказала мне встать за стулом пышногрудой брюнетки лет сорока пяти, одетой очень откровенно, я должна была прислуживать ей. Мама в это время с другой стороны стола обслуживала госпожу Наташу.

     – Новенькая? – равнодушно спросила она.

     – Да, госпожа.

     – Ничего, привыкнешь. Подай мне оливок. .

     Ужин был непродолжительным. . Вскоре Мишель и Юля стали убирать со стола, а остальные рабыни выстроились посередине гостиной. Яна выкатила из другой комнаты большую клетку в рост человека. Клетка была такая узкая, что в ней можно было только стоять, вытянувшись во весь рост. Яна поставила на пол перед нами коробку и сказала:

     

     – Каждая берет по одной бумажке.

     Первой тянула Саша. Она показала пустую бумажку, и ее взяла за руку одна из гостий и увела в спальню. Следующей вынула пустую бумажку Лариса, и ее тоже увела одна из женщин. Мама стоявшая рядом со мной, тянула предпоследней. На бумажке был крестик. К маме подошли Яна и Женя и взяв за руки завели в клетку. Яна заперла дверцу на замок. Мама оказалась в плену.

     

     Женщина завела меня в спальню и заперла дверь.

     – Ты мне понравилась, – сказала она и стала расстегивать платье. . Чего стоишь, помоги мне раздеться!

     – Да, госпожа, – ответила я и стала раздевать ее. Пока она освобождалась от одежды, я откровенно любовалась ею. Она была очень красивая, лет сорока, немного полноватая, но в меру, груди пятого размера, едва прикрытые полупрозрачным белым бюстгальтером, широкие бедра, и крепкие руки. Под мини-юбкой у нее оказались белые почти прозрачные трусики-стринги, которые она тут же сняла, и я увидела аккуратно подстриженный треугольник черных волос на лобке.

     

     – Ничего не бойся и, главное, не сопротивляйся, – предупредила Госпожа, пристегивая к бедрам толстый в три пальца розовый страпон. – На эту ночь ты моя и только моя, поэтому будешь делать все, что я захочу. Поняла, рабыня?

     – Да, госпожа, – прошептала я.

     – Хорошо. Теперь встань на четвереньки и ползи к кровати.

     

     Я исполнила ее приказ и медленно приблизилась к кровати, похотливо выставив вверх задницу. Госпожа уже сидела на краю постели с тюбиком какого-то крема в руке. Я повернулась к ней попой, из которой торчал анальный плуг. Госпожа осторожно извлекла его из меня и стала вставлять на его место пальцы, смазанные кремом. Я невольно подмахивала, пытаясь сдержать стоны удовольствия. Наконец, госпожа решила, что мой анус готов к принятию страпона, и опустившись на колени позади меня, начала насаживать меня на свой фаллос. Я вскрикнула от боли, когда толстая головка протиснулась в меня. Тут же последовал шлепок по спине:

     – 3аткнись!

     Страпон продвигался медленно, резкими толчками, доставляя мне сильную боль, но потом я почувствовала, что эта боль сменяется острым наслаждением. Когда почти весь фаллос оказался во мне, госпожа заставила меня выпрямиться, обвила меня руками, так что я прижалась спиной к ее полной груди, и стала ритмично двигать бедрами. Ооооооо, какое это было наслаждение! Я двигалась на страпоне, при этом бесстыдно мастурбировала, а госпожа в это время нежно ласкала мои груди. Когда я кончила с криком, извиваясь всем телом, мы решили поменять позу. Я легла на кровать лицом вниз, а госпожа легла на меня сверху и опять вонзила страпон в мою попочку.

     

     – Тебе хорошо, рабыня? – раздался ее прерывающийся шепот.

     – Да, моя прекрасная госпожа, – простонала я. – Прошу тебя, не останавливайся!

     Ее язык щекотал мне шею. Я не смела ответить на ее поцелуи, потому что не знала, имею ли я право на это, но вскоре ее ротик нашел мои губы и мы стали нежно целоваться. Через минуту мы обе кончили. Госпожа вышла из меня и перевернула меня на спину. Я почувствовала, как на моих руках защелкиваются браслеты. Я оказалась распятой на кровати. Мои ноги были разведены в стороны и пристегнуты к цепочкам, выходящим из-под постели. Вдобавок госпожа завязала мне глаза махровым полотенцем. .

     – Теперь я сяду к тебе на лицо, шлюшка, и ты будешь вылизывать меня. Даю тебе три минуты, чтобы заставить меня кончить. Не успеешь, я тебя накажу.

Страницы: [ 1 ] [ 2 ]

Пескоструйная обработка в Тюмени Пескоструйная обработка в Тюмени Квартирные переезды Уфа Натяжные потолки