Проститутки Екатеринбурга

Лера-Лерочка-24. Сладкая грубость. Часть 2

     Снимая с себя одежду, Роман продолжал наслаждаться прекрасным телом своей ненаглядной. Его периодически свободные руки ласкали то упругую грудь поверх лифчика, то поглаживали мягкий животик. Дойдя до лобка, он почувствовал, как Лера слегка вздрогнула, и ухватилась за глубокие вырезы в трусиках, сжав их вместе с поясной резинкой, и волоча всё на себя. Эластичная ткань сетчатого шёлка растягивалась как латекс, и без того узкая лямка превратилась в верёвочку, врезаясь глубоко между пухлых складочек пирожка.

     Видя в очередной раз слаженные губки на вздыбленном лобке, Роман начал возбуждаться не на шутку, от своей единственной и ненаглядной. Он впился в вершинку её треугольника, стараясь языком проникнуть в самую глубь манящей ложбинки. Всасываясь губами в нежную ткань мягких валиков, он безуспешно пытался раздвинуть головой её бёдра. Его таз инстинктивно двигался ближе к лицу, надеясь, что она примет его член в свой сладенький ротик.

     Заметив, что ствол мужа начал удлиняться, оголяя головку, прямо перед её лицом, она сдвинулась в угол дивана. Шкурка слегка закатилась на раздутую шишку, окутывая розовой рюшечкой отверстие мочеиспускательного канала, из которого обильно выделилась вязкая прозрачная жидкость. Нет, она не возбудилась от увиденного, наоборот, ей стала противной эта мужская слизь. Понимая, чего хочет муж, Лера сжала губы и отвернула лицо.

     Не замечая неприязни супруги, и закатив шкурку за основание расшиперенной залупы, он ткнул ей в лицо членом. Продолжая терзать её пирожок у основания плотных ляжек, Роман был в ожидании, что она примет его дружка в свой разговорный аппарат. Но она и не думала об этом, продолжая удерживать зелёные трусики, и просто молча, не реагировала на просьбу мужа, освободиться от нижнего белья. Третий раз он не стал повторять, поняв окончательно, что она его элементарно игнорирует, супруг схватил за натянутую полоску в области лобка, и резко рванул на себя.

     Лямка легко поддалась сильной мускулистой руке, и с хрустом разорвалась на две половинки. Всё, что осталось от трусов, по инерции, вместе с её руками продвинулись далеко по талии, основательно оголяя её славную куночку. Роман попытался вновь разжечь её страсть поцелуями между ног, но жена сдавила их ещё крепче, сгибая в коленях. Он ни как не мог понять её негативного отношения к себе, и ещё с большей ненавистью и мужской грубостью, стал штурмовать неотступную крепость. Взвалившись всем телом на супругу, он не стал силой раздвигать её ноги, и лишь выпрямил их в коленях под своим весом. Его головка буквально впилась в углубление верхнего свода губок на вздутом лобке, придавая им округлую форму. Окаменевший член, почувствовав под собой непреодолимую преграду, продолжал давить на нежную ткань, стараясь прорвать её и проникнуть под жировую прослойку тучного треугольника.

     Стиснув зубы, Лера молча продолжала сопротивляться настырному мужу. И лишь слёзы на её глазах выдавали неприятную боль. Наконец от усталости, она ослабила ноги.

     Как бы почувствовав расслабление в её промежности, Роман отодвинул свой таз, и направил своего жеребца ниже по разрезу пышных складочек. Его головка скользнула по лобковой косточке окутанной мягкой тканью, и провалилась в горячую ямку. Зная конституцию и строение половых органов супруги, он понял, что его стержень находиться в нужном направлении. Придавив сильнее, его головка с хрустом юркнула через небольшое препятствие в виде остатков гимена, и начала плавно перемещаться по слизистой оболочке влагалища, раздвигая её сжатую трубку и увлекая за собой твёрдый ствол.

     Войдя на всю глубину, он не остановился, а начал двигаться обратно, размазывая по всей длине накопившуюся влагу. Боясь полностью выйти из столь желанной пещерки, он застопорился на половине длинны, и с большей скоростью, начал вновь погружаться в манящую бездну. Движения становились всё интенсивнее и глубже. Его бёдра зашлёпали по её сжатым ляжкам, стараясь сдавить их как можно плотнее.

     Лерочка уже больше не смогла сопротивляться, почувствовав интенсивные движения жёсткого агрегата у себя между ног. Приятные скольжения начали разноситься по всему телу, и её бедра не произвольно сами стали расползаться в стороны. Она себя просто ненавидела за это. Когда другие мужчины пытались взять её силой, она всегда до последнего сопротивлялась, но заполучив, толстый или тонкий, длинный или короткий орган, Лера просто сходила с ума от их скольжений в своём нутре.

     Но на этот раз в ней был член любимого мужа, и она просто умирала от желания насладиться содеянным. Раздвинув ноги до предела и согнув их в коленях, она начала медленно подаваться ему на встречу. Почувствовав благие намерения своей супруги, Роман с чувством гордости, и какой-то переполненной радостью начал увеличивать темп. Её ненависть на лице превратилась в лёгкую улыбку, и она крепко обняла мужа, поддерживая заданный им ритм.

     Снова посыпались поцелуи и объятия, горячие слова о вечной любви и преданности друг-другу. Её писька начала быстро увлажняться, и уже через несколько минут, хлюпала и чвякала, выпуская обильную лаву на покрывало дивана. Нежные ощущения в изобилии влаги, всегда приводили Романа к быстрой разрядке. Он ускорил темп до бешенных оборотов, и излил своё горячее семя в то место под лобком, куда совсем недавно пытался проникнуть. На этот раз Лера просто не чувствовала боли, и только приятное давлении в том месте где сходятся пухлые губки, и давление на клитор, привели её к быстрому оргазму. Она вцепилась коготками в попку партнёра, и начала её нервно пощипывать и одновременно давить на себя. Неописуемое блаженство охватило теперь Романа, он просил, чтобы она не останавливалась, и продолжала терзать его ягодицы.

     Ощутив ещё больший прилив сил от острых когтей, супруг вновь вогнал свой горячий пистон, и опять с большим размахом начал долбить скользкую дырочку. Обезумевшая жена буквально начала срывать с себя последние оковы в виде бюстгальтера, предлагая мужу, помять её груди. То сжимая соски до боли, то погружая их в рот, он не преставал скакать на её нежном теле.

     Приятное чувство напряжения, начало распространяться с низа живота через клитор до влагалища. Встав практически в мостик, Лера затряслась как ошарашенная мощным током, Она вновь схватила супруга за ягодицы, и начала щипать до боли. Продолжая в том же темпе, счастливый Роман продолжал наслаждаться своим результатом, глядя на прыгающие грудки.

     Начатая дрожь, стала находить волнами и распространяется по всему телу Лерочки, и она ещё крепче вцепилась в своего партнера. Внутреннее освобождение, блаженство, счастье, невесомость, все остальное отступило далеко, ничто больше её не угнетало. Её душа словно вырывалась наружу. Становилось легко, и она чувствовала себя невесомой. Это что-то сказочно прекрасное качало её словно в детской колыбели. Она ощутила при этом большое расслабление, разрядку от накопившегося напряжения, которая продолжала протекать горячими волнами. Она делалась почти безумной и одновременно бесконечно счастливой.

     Дикие крики и стоны разносились по всей квартире. Продолжая орудовать своими коготками на то на спине, то на попе партнёра, Лера начала нервно покусывать все части лица мужа, боясь ещё громче разразиться в экстазе. Горячая волна огненным вулканом прокатилась по её телу, и начала распространяться от ног до затылка, проявляясь в виде испарин на лице. Лера вся взмокла, но продолжала интенсивно помогать мужу, двигаясь на встречу его сильного торса. Она как мокрая змейка извивалась под напористым телом, шоркаясь своими грудями о его грудь. Попка прыгала как буд-то от счастья, совершая круговые движения вокруг длинного стержня.

     Каждый раз, удивляясь своей ненаглядной, на этот раз Роман был просто в бешенстве. Он прыгал на ней как в первый и последний раз в жизни. Не понимая сам, откуда у него взялось столько прыти и сил, он просто боготворил жену за прекрасную партию.

     Достигая такого блаженства, она не знала, как ещё можно круче себя завести, поэтому в последний момент её охватило неодолимое желание, чтобы супруг разрядился в неё.

     – А, А, А, я снова кончаю, ну давай же наполни меня, только пожалуйста не вытаскивай, не вытаскивай его никогда. Слышишь, никогда не вытаскивай.

     Как буд-то ожидая её слов, Роман воткнул до упора свой орган, так, что её пышный пирожок превратился в лепёшку, нет, даже, наверное, в блин. Затем затаив дыхание сжал мышцы промежности, и мощной струёй выстрелил в шейку детородного органа.

     Словно горячая свинцовая дробь ударила по её внутренностям, от этого в голове что-то щёлкнуло, так, что тело подпрыгнуло вверх. Яркая вспышка, и наступила кромешная темнота. Она проваливалась в безвоздушном космическом пространстве, стараясь ухватиться за мужа.

     – Ромчик, милый, не отпускай меня, держи, а то я улетаю, я ни хочу с тобой расставаться ни на секунду, пожалуйста, не отпускай, прижми меня ещё крепче. Ты же меня никогда не бросишь, нет, не бросай, я твоя и только твоя, я жить без тебя не смогу, я просто умру от переживаний.

     Такие слова не могли не тронуть любящее сердце супруга. Со слезами на глазах он продолжал ласкать обмякшее тело возлюбленной. Осыпая жаркими поцелуями её ротик, он боялся разрыдаться, забыв про мужскую гордость.

     -Лерочка милая да я сам не хочу с тобой расставаться, ты что говоришь, мы с тобой как единое целое, я, то же жить без тебя не хочу. Я даже не представляю, как я смогу без тебя.