Проститутки Екатеринбурга

Лера-Лерочка-18. Игрушка. Часть 1

     Пятую ночь Роман переваривал отношения со своей зазнобой. Он, то любил её, то ненавидел до смерти. Как можно бросить детей и сорваться в неизвестность. Вспоминая все моменты совместной жизни, хорошие и плохие, он не раз уже пожалел, что связал судьбу с этой женщиной. И хотя, хорошего было больше, он каялся, что пошёл против своих принципов, женившись не на девственнице. Каждый раз понимая, что она ему, где-то не договаривает, его седьмое чувство подсказывало – жена изменяет. Но не находя веских доказательств, он всё забывал, глядя в открытые и казалось честные глаза супруги. Она его обольщала, как могла и пускалась в безумный секс. А когда всё утихало, она начинала черстветь, находя причины против активной половой жизни.

     На этот раз всё будет по-другому, мыслил Роман. Конечно, оставить её с детьми он не решался, а вот устроить бойкот – это другое дело.

     Проводя детей в садик, он бродил по тихим улочкам города, разрабатывая план мести. Его сердцё билось как маятник курантов, когда он вспоминал, как её трахал одноклассник Федька, у него на глазах в их квартире. Как она, молча, лежала, широко раздвинув ладные бёдра, и не пыталась протестовать.

     Его ноги сами привели к высокому крыльцу с красивыми перилами, над которым горели большие буквы, вырисовывая надпись “SEX SHOP”. Желая насолить жене, он решил купить резиновую куклу, и положить её в их кровать к приезду супруги. Но его взгляд упал на фаллоимитаторы. Не отрывая глаз от большого резинового члена, он начал снова вспоминать, как друг детства один в один таким же мегапенисом растягивал розовую писечку его сексапильной хозяйки. Не задумываясь, Роман, купил эту вещь.

     Пораньше уложив детей, он достал из красивого свёртка игрушку телесного цвета с надутой розовой головкой и положил на свой живот. Разглядывая интересный предмет, Роман обнаружил две потайные кнопки. Нажав на одну, фаллос завибрировал как перфоратор, нажав вторую, он начал то удлинятся, то сокращаться. Играя, как маленький ребёнок с кнопками, Роман ощутил, что у него самого в трусах замаячила игрушка. Он вытащил свой до предела распёртый писюн и сравнил с имитатором. В длине он уступал немного, а вот толщина, конечно, была не в сравнении.

     И снова перед глазами всплыла распёртая промежность благоверной, в которой двигался этот гигант, вытягивая за собой тонкое колечко вагинальной кишки. Роман прижался к подушке жены, жадно вдыхая, до боли знакомый и приятный аромат, не зная как поступить дальше.

     Желание иметь такой агрегат и разорвать её письку в клочья, вынудили его, подмять под себя этот пуховый мешок и наполнить его живительным семенем. Упираясь в подушечку своим пахом, и держа в руках этот члена подобный предмет, он принялся его смазывать средством из тюбика, который дали в подарок. Но услышав лязганье замков, он положил его на прикроватную тумбочку и отправился в прихожую.

     На пороге стояла Лера. Растрёпанная, без макияжа в помятой футболке и с запахом общего вагона, она походила на привокзальную проститутку. Её потёртая джинсовая юбочка чуть сдвинулась в бок, а коленки тряслись от усталости.

     – Ну что нагулялась, или как правильнее сказать – наебалась детка? Злостно спросил Роман.

     – Отстань, я устала с дороги, ответила тихо она.

     – Устала, такая необходимость была ехать, и про детей забыла, подорвалась, пиздёнка поди зачесалось, продолжал злиться Роман.

     – И что у тебя за видок, как буд-то тебя рота солдат дрючила?

     – Не рота, а всего лишь их ротный командир, и дежурный наряд, спокойно ответила она.

     Роман думал, что она издевается над ним, и ещё больше начал злиться. Высказывая, что у них это наследственное, подкладываться под офицеров.

     Она сняла туфли, и молча, прошла мимо него, зная, что муж абсолютно прав, и ей нечего больше сказать в своё оправдание. Она жаждала поскорее помыться, и лечь в постель к супругу, а там он забудет про всё на свете, и она продолжит серию не законченных оргазмов начатых в поезде.

     Роман следовал по пятам супружницы, а когда увидел на снятых трусах напрочь промокшую мотню, он был в полной уверенности, что её хорошо поимели. Он подхватил голое тело, и понёс на брачное ложе для выяснения обстоятельств. Бросив супругу попой на взбитую подушку, её ноги расширились, показывая припухшие валики выбритой вагины. Разведя бедра практически в шпагат, Роман увидел, что розовые и нежные складки срамных губ разрумянились и набухли, а приоткрытый вход во влагалище, обильно истекал прозрачной слизью. Несколько раз, проведя ладошкой по раскрытому бутону, он неожиданно ввёл два пальца по самые щиколотки. Затем вытащил и поднёс к носу. Нежный запах от влажных салфеток, смешивался с запахом мочи и женской плоти. Он не чувствовал приторного духана мужской спермы.

     – Ну что убедился, спокойно спросила Лера.

     – Нет не убедился, тебя поди в жопу жарили, а из пизды текло.

     – И в жопу то же жарили, и в рот. С ехидством сказала Лера.

     – Ты мне поостри ещё, сейчас точно отжарю во все дыры.

     – Ну отжарь, я только и мечтала об этом, когда ехала в поезде, мастурбируя и думая о тебе. Представляешь, командир захотел меня прямо в кабинете, и полез целоваться. А я как увидела засохшую слюну на губах, выбежала, поругалась с мамкой, и на вокзал.

     -А если бы не увидела, расслабилась и дала. Точно дала, я же знаю, ты всегда страдала по чужим елдокам, а теперь и вовсе после Федьки.

     – Да страдаю, а тебе завидно?

     Роман ещё больше взбесился. Он запрыгнул на жену и влёт ей засадил по самые помидоры. В таком положении член проник глубоко, давя на маточный свод. Поразмыслив, он начал ещё сильнее вдавливать своё копьё, упираясь в нежную шейку, стараясь причинить боль. Но Лера, молча, переносила все тяготы и лишения супружеской измены. Тогда он начал с ускоренным темпом долбить расхлюпанную лунку. Член полностью выходил из влагалища и снова проваливался, ударяясь о матку. Неприятное чавканье ещё больше выводило мужика из себя.

     – Да порядком тебе раздолбили пиздёнку, хлюпает как рваный, солдатский сапог. Продолжал измываться Роман.

     Но Лера по-прежнему молчала и сопела в две дырочки, боясь ещё больше разозлить мужа. Жёсткая, но приятная боль, начала потихоньку заводить нашу развратницу. Она крепко обняла супруга и попыталась его поцеловать, а он демонстративно отвернулся, и вытер губы ладошкой.

     Возбуждённый Роман не мог после столь длительного расставания продержаться и пару минут в таком темпе. Приятная дрожь пробежала по телу, член его судорожно задёргался, и он излил первую порцию качественной спермы. Одновременно и Леру охватила волна оргазма, её матка завибрировала, и начала всасывать сладкое семя, вместе с обмякшей головкой. Она крепко вцепилась в упругие ягодицы мужа, давя их на себя. Сделав несколько движений, Роман вырвался из острых когтей возбуждённой тигрицы и вытащил свой слизистый хер.

     – Офигеть можно, последний раз и за пятнадцать минут не кончала, а тут за пару минут завелась как юла. Видно хорошо тебя там кочегарели, до сих пор не остыла. С издевкой говорил Роман.

     Но она снова молчала, чувствуя вину за собой, как будто он знал о её приключениях.

     – А что ты на это скажешь, продолжал куражиться муж.

     Он взял приготовленный фаллос и начал буквально вкручивать в разогретое дупло. Специальная смазка хоть и облегчила вход, но член с огромной натугой вошёл на две трети длинны, в сокращённое после оргазма влагалище. Растягивая её в диаметре, он значительно сократил её глубину. Неимоверная боль разрывала её изнутри. Стиснув зубы, она легонько постанывала, но не просила о прекращении издевательств. В какой-то степени ей это нравилось самой.