шлюхи Екатеринбурга

Лера-Лерочка-17. Хороший левак. Часть 3

     – Видно, не ёбана, но хорошо возбуждённая, сказал опытный сержант, продолжая водить пальчиком по влагалищу. Пьяная женщина хотела закричать и прогнать насильников, но природный инстинкт, перечеркнул её мысли, и её ноги поползли ещё шире.

     – Бля буду, сама хочет. Смотри пацаны, ротный то, не донёс до пизды и на простынь кончил, я же говорю не ёбана она. Шурик принеси полотенце, подложить под жопу, пока я раздеваюсь, а ты Мирон на шухер. Продолжал командовать сержант.

     – И не дай бог кто туда или на неё кончит, порву жопу. Ясно.

     – Так точно товарищ сержант. В один голос ответили солдаты.

     Леру устраивало такое развитие событий, и она основательно расслабилась, ожидая сумасшедшего траха.

     Сержант завалился между тепленьких ляжек, и раздвинул их как можно шире своим мощным торсом, ворочаясь по сторонам. Его член буд-то по нюху нащупал влажную дырочку, и стал медленно погружаться, раздвигая головкой эластичную ткань.

     Лера прикусила губу от столь жданного удовольствия, боясь застонать. Один в один она ощутила член мужа, но в “чужом огороде” он был гораздо слаще. Боязнь выдать себя, сдерживала уже не юную развратницу от бурных движений. Поэтому она слегка и тихонечко подавалась на встречу.

     Напротив, опытный сержант понимал, что она сама хочет, и качался медленно, ловя её такт, боясь только преждевременной эякуляции. Опираясь на локти, как на спортивной площадке он совершал отжимания, двигая свой член по полной амплитуде. Останавливаясь несколько раз, чтобы сбить пыл, он делал упражнения по продлению акта, напрягая промежность. Лера чувствовала вздрагивание члена и потихоньку подгоняла его. Не продержавшись и десяти минут, дежурный по роте успел вытащить свой писюн и выпалил на полотенце. Он достал влажную тряпку, из под попки девушки, вытер свой хен, и дал команду следующему.

     Шурик стоял в одной майке, наминая своего воробушка и ожидая очереди. Он достал новую подстилку из большого узла, и как кузнечик запрыгнул на голую нимфу. Его искривленный член с одной мощной спиральной прожилкой тыкался куда-то в бок. Боясь дотронуться рукой, молодой солдатик начал причитать, что не может воткнуть, и спросил, что делать.

     – Целка наверное, сейчас схожу, покурю и вернусь со свечкой. С издевкой ответил сержант.

     Но Леры было не до шуток, разогретая до предела она жаждала хорошего елдонатора. Она осторожно пригнула член, и он просто плюхнулся в истекающую лунку. Подвигавшись несколько раз в быстром темпе, он с радостью прошептал; “Пацаны! Я кажется ебусь”.

     Ебака, подумала Лерочка, с таким членом только кур топтать, или целок щекотать. Она сдвинула бёдра и сжала мышцы промежности. Теперь она ощущала его более-менее, а особенно толстую жилку, которая щекотала рубец остатков гимна.

     В тугой щелке, Шурик не продержался и минуты в таком быстром темпе, и на радость девушки, вытащил свою пипетку, излив первую в жизни порцию семени.

     – Блин пацаны, можно я ещё, у меня вроде как не упал. Судорожно шептал он.

     – Слезай и забирай свою парашу, очередь есть очередь, сказал важно Мирон, держа одной рукой свежее полотенце, а другой, наминая увесистый болт.

     Шурик увидел налитый член товарища, и чуть не плача заныл.

     – Мирон, скотина, ты сейчас всё разворотишь, после тебя и сержанту ловить будет нечего, не то что мне.

     Услышав такое, Лера взглянула прищуренными глазами на хвалёный писюн, и подумала; “Ну так ничего хорош, пару раз пробовала и больше”.

     Гордый солдат, передал свои очки товарищу и молча взвалился на хрупкое тело. Направив свой агрегат рукой, он начал медленно вводить его в хлюпкую дырочку. Член не принуждённо, но с натугой вошёл по самые яйца. Мирон задвигался и его поршень зачпокал в плотной увлажнённой вульве.

     Легкая боль приносила неописуемые наслаждения женщине. Она еле сдерживала стоны, раздвигая ноги, пока они не свалились по обе стороны кровати. Оргазмы волной накатывались один за другим. Её тело обмякло, и уже не двигалось навстречу партнёру, периодически содрогаясь в конвульсиях. Влагалище основательно расслабилось, стало более рыхлым, и уже толстый член солдата скользил как по маслу.

     Почувствовав всю нежность и тепло стенок вагины, раздутая головка загудела и передала сигнал в головной мозг дневального. Мирон еле успел выдернуть член и мощной струёй полил сначала промежность девушки, и затем подложенное полотенце.

     На этом закончился первый круг. Пойдя на второй, друзья материли неуклюжего Мирона за раздолбанное дупло, А Лера наоборот ждала его очереди. Заводясь на предыдущих партнёрах, она получала серию оргазмов от этого очкарика.

     Третий круг оказался более продолжительный и интенсивный по скорости. Лера притёрлась к парням, окровенно подмахивала, сжимала мышцы влагалища, и молча выполняла другие пожелания солдат. В конце, она уже изрядно устала, алкоголь ещё больше ударил в голову, и снова начала отключаться.

     Ждать свою очередь становилось всё труднее, каждый практически втрое продлевал свой акт. Поэтому после четвёртого раза Мирон предложил сделать вертолёт. Он лёг на кровать спиной, двое товарищей положили на него бездыханное тело женщины, лицом к лицу. Они приподняли её круглую попку для того, чтобы он направил свой орган. Затем опустили, и она буквально насадилась на огромный кол. Шурик запросил попку, зная, что всё равно сержант не уступит ему ротик. Он раздвинул красивые ягодички и пальчиком нащупал сжатое анальное отверстие. Попытки протолкнуть свой стручок оказались не удачными. Даже член диаметром около трёх сантиметров, не мог проникнуть в сухое очко. Шурик опять застонал:

     – Пацаны, блин не лезет, что делать.

     – Да оружейного масла плесни, или лучше скипидара, чуть не во весь голос заржал сержант.

     – Да я серьёзно, прошептал Шурик.

     – А если серьёзно, то пальцем с пизды возьми смазки, намажь залупу, и её дырку, Природная смазка самое лучшее средство, проверено, любой хуй, в любую жопу можно затолкать. Посоветовал сержант.

     И обильно смазанный анус, с радостью принял увлажнённую головку. Ствол с толстой жилкой, встречая не большое сопротивление, следом проскользнул за ней.

     – Пацаны, а в жопе то, как классно, лучше, чем в пизде, так плотненько, как у целки. Сказал Шурик и запрыгал как молодой кобелёк.

     – С понтом ты целку пробовал, засмеялись они.

     Друзья трахали её и сверху и снизу с разными темпами. Тело Лерочки болталось как льдинка в проруби, и от бурных движений начало пробуждаться. Спящая нимфа окончательно проснулась, когда сержант загнал свой полу стоячий агрегат ей за щёку. Она развела челюсти, и полость рта заполнилось мягким органом. Он сдвинул голову Леры с груди Мирона на край плеча и стоя на коленях, стал трахать её сладкий ротик по полной амплитуде. Член быстро напрягся до твёрдости стали и уже входил по самые гланды.

     Такие наслаждения прекрасная муза испытывала впервые, ей казалось, что происходящий нескончаемый оргазм разорвёт ей душу и сердце. Витая где-то в облаках, она молила бога, чтобы это никогда не кончалась.

     Старание заглотить глубже член сержанта, вызывало лёгкий рвотный рефлекс, и обильное выделение слизистой жидкости, которая перемешиваясь со слюной, стекала по щеке на плечо дневального. Почувствовав, что-то вязкое и тёплое на своём теле, Мирон спросил:

     – Товарищ сержант вы, что кончили ей в рот, у неё ручьём бежит по щеке.

     Тот только взглянул на симпатичное личико со своим жезлом во рту, и не удержавшись, тут же разрядил глубоко в горло. Загнанный член по самые помидоры и неприятная сперма, вызвали тошнотворный эффект. Она рыгнула в пах обидчику и несколько раз на грудь счастливого очкарика.

     Рвотный рефлекс разбудил основательно от транс-алкогольного состояния, и она взорвалась. Опёршись руками о края металлической кровати, она резко привстала. Шурик, кочегаривший её сзади от неожиданности упал на пол, чуть не сломав свой изогнутый стручок, торчащий в тугом очке. Оставаясь насаженной на большом стержне Мирона, она чувствовала, как что-то огромное до предела растягивает её вульву и давит на матку. Ей не хотелось выгонять этого толстомясого хомячка из своей норки, поэтому ругая всех, и всю Армию мира матерными словами она как бы невзначай двигалась на нём, жестикулируя руками. А когда этот хомячок от страха превратился в дохлую мышку, Лера встала, затянула поясок на халате и приказала навести порядок и принести тазик тёплой воды.

     Она не стала поднимать шум, тем самым позоря себя, и попросила их молчать, иначе посадит за изнасилование.

     Рано утром её разбудила мать.

     – Ну как дочка, офицерик понравился?

     – Нет, не понравился, дерзко ответила Лера.

     – А что так, от них знаешь, какие красивые дети рождаются, подсмеивалась мать.