Проститутки Екатеринбурга

Лера-Лерочка-11. Друг детства. Часть 2

     Они ещё несколько раз приходили в свой шалаш, заниматься онанизмом, но она так и не позволила проникнуть в себя. Это было их последнее лето как жениха и невесты. Этой осенью они пойдут в другую школу, Лера заведёт новых подруг, он новых друзей и им будет стыдно за свои детские шалости всё больше и больше с каждым годом. Они не смогут смотреть друг другу в глаза, и будут избегать случайных встреч. Лера заведёт себе жениха в выпускном классе, который будет гораздо старше её. Затем у неё ещё несколько будет ухажёров но уже после школы, один из которых насильно лишит её девственности. А Федька со своей робостью и гордостью сумеет набраться сил подойти к бывшей невесте, только когда отслужит Армию.

     Но к тому времени она будет уже обручена, и безумно влюблена в своего мужа, имея за плечами большой сексуальный опыт. Она не принимала его всерьёз и относилась как к младшему брату. Но сердце девушки всё же екнуло, когда позвонила сестра и сказала, что Федька вернулся из армии, и хочет с ней встретиться. Её сестра всегда завидовала Лере, за её красоту, обаяние и главное за хорошего мужа, в которого тайно была влюблена, и готовила коварный план в надежде, что у тех проснётся детская любовь, и тогда Роман будет свободным. Она невзначай произнесла, что приболела бабуля. Лера сказала мужу, что соскучилась по бабушке, и ей надо срочно съездить в деревню отвезти лекарства.

     Тем временем Фёдор сооружал шалаш из стеблей конопли и готовил брачное ложе. Он знал, что она не дождалась его, но в душе теплела надежда, что сегодня они будут вместе как муж и жена. Федор вспомнил детство, округлые ягодички и пухлые бёдра своей девочки, вспомнил, как она брала его пипетку и ненасытно ерзала по своей нежной, розовой писечке. Его член стал напрягаться и увеличиваться в геометрической прогрессии. Почувствовав боль, дембель снял ремень и расстегнул армейские штаны. Вот это елда, Фёдор сам не ожидал таким увидеть свой орган. Ствол, длинной сантиметров двадцать, и толщиной с черен от лопаты, окутанный синими сильно выступающими жилками, заканчивался лилово – розовой головкой, ещё большей в диаметре. Да Лерка, ты многое потеряла, твой дядя Толя отдыхает. Но ничего сегодня ты попробуешь настоящего жеребца, я порву тебя в ленточки.

     Представляя, как он трахает свою возлюбленную, Федька взял свой орган левой рукой и быстро задвигал шкуркой, совершая возвратно-поступательные движения. Разрядка наступила быстро, он выстрелил как из пулемёта на полигоне. Мощная струя прозрачно- белой жидкости несколько раз резанула по стенке шалаша. Член стал угасать и повалился вниз, и только когда основательно завял, хозяин спрятал его в штанах.

     Фёдор вернулся домой, набрал спиртного и отправился в клуб на дискотеку. Там он должен встретиться с Лерой, которую обещала привести, во что бы это ни стало её сестра.

     Уговаривать долго не пришлось, Лера и сама хотела сходить на дискотеку показать себя, рассказать о своём счастье и встретиться с друзьями детства. Но больше всего ей хотелось увидеть Федьку.

     И вот, наконец их взгляды встретились. “О боже как она красива и стройна, одни глаза что стоят, Мона Лиза дель Джокондо” – шептал про себя защитник отечества. Ком в горле мешал ему вслух выразить свои чувства. Лера подошла с улыбкой, поцеловала его в щёчку и сказала: “С возвращением “женишок”. Она ничего в нём не увидела привлекательного, лишь только форма десантника придавала ему немного шарма. Они молча стояли на дискотеке, и лишь изредка выходили танцевать в одиночку. И все-таки спиртное в конце вечера сделало своё дело.

     Лера сбросила свою гордыню, а Федька робость. Они вышли из клуба, и отправились в летний сад. Усевшись на скамейку, он обнял её по-братски и поцеловал нежно в щёчку, она ответила взаимностью. Они весело смеялись, вспоминая свои детские шалости, не забывая при этом про крепкие поцелуи. Их встреча больше напоминала долгую разлуку брата и сестры. Пока он ей не напомнил, что она обещала дождаться его с Армии, и они будут тыкаться, как муж и жена. Лере стало стыдно, и она попросила проводить её до дома. Он специально повёл её кратчайшей дорогой, через огороды мимо зарослей бурьяна.

     – А помнишь наш шалаш, как мы играли в папу и маму? Спросил он.

     – Нет, не помню. Соврала она.

     – И как ты говорила, что если мой кочан вырастет больше чем у дяди Толи, то ты отдашься мне, когда я вернусь из Армии. Может взглянешь на него, оценишь товар лицом. Обещаю, не пожалеешь.

     – Смотри, чтобы ты не пожалел, когда проспишься после пьянки, а мне что жалеть, я каждый день у мужа вижу и имею. С усмешкой сказала Лера.

     -А у твоего мужа такой? Он расстегнул ширинку и с трудом вытащил мясистый орган, который стал расти как на дрожжах, увеличиваясь в длину и толщину.

     Лера старалась не смотреть в его сторону.

     – Да что вам всем от меня надо, что вы все трясёте своими шлангами. Я не страдаю по большим членам, для меня важнее интеллект, приятное общение. Дрожащим голосом говорила она.

     – Так пойдём, пообщаемся. Он схватил её за бёдра и приподнял как пушинку. Её ноги обвили талию, узкая джинсовая юбка завернулась до пояса, оголив попку, которая опиралась на громадный шест. Она чётко ощущала его через тонкие шёлковые трусики, которые предательски врезались между ягодиц и уже походили на стринги. При каждом движении Лера сползала вниз, и всё сильнее и сильнее опиралась на жезл, который не переставал шоркать её промежность. Она не помнит, сколько они шли, но ей показалось вечностью, перед глазами промелькнула вся её семейная жизнь.

     – О боже, что сейчас будет, вырываться и кричать – себе во вред. Он всё равно сделает это, а от крика сбежится весь народ, и я буду опозорена на всю деревню. А он, станет народным героем, единственным в деревне, кто трахнул местную красотку, тем более после замужества. Нет, нужно успокоиться, взять себя в руки и принять верное решение. А сейчас пока буду тянуть время. Решила она.

     Он опустился на колени перед входом в шалаш, и заваливая её на спину, втянул во внутрь. Теперь она лежала под ним с задранной юбкой и широко раздвинутыми ногами. Да это был не тот юноша, которого Лера могла брыкнуть с себя, это был коренастый мужик под 80 кг. Он продолжал шарить то под блузкой, пытаясь расстегнуть бюстгальтер, то в трусах нащупывая заросший холмик, не переставая при этом целовать её в губы и шею. А она всё пыталась его уговорить, не делать этого, поясняя, что она честная замужняя женщина.

     Но пьяный и голодный дембель стоял на своём, не реагируя на все уговоры. Ему хотелось сделать быстрее, то, что было обещано в детстве. Эластичная лямка шёлковых трусов легко потянулась и подалась в сторону. И вот уже огромный наболдажник упирался в центр больших половых губ, сминая их в лепёшку. Не разогретое, да и вдобавок напуганное дупло замужней женщины сжалось, до размеров детской вагинки. Лера не чувствовала боли, ей казалось, что он упирается коленкой по всей промежности.

     Но она знала, что всё равно рано, или поздно он его туда затолкает. И как теперь она будет смотреть Роману в глаза. А Фёдор ни как не мог понять, почему его дружок не может пропихнуться в чрево замужней женщине. Ведь когда он был с женой старшего прапорщика, член туго, но сразу провалился на две трети длинны. Сделав ещё несколько безуспешных толчков, он средним пальцем начал ощупывать свод влагалища, пытаясь пропихнуть его глубже. “Не понял, что целка, да нет какая нахрен целка, она же замужем, ха это наверное у мужа такой карандаш, как мой палец” – подумал он, проталкивая его с силой почти на всю глубину.

     – Идиот, ты что там делаешь, я тебе ещё в детстве говорила, что нельзя туда толкать грязные пальцы. Корчась от боли, сквозь зубы процедила Лера.

     – А ещё ты говорила, что мы будем заниматься этим как муж и жена, когда я приду с Армии, и если у меня вырастит больше чем у дяди Толи.

     Федька вытащил палец, развёл по шире розовые губки и вставил свой болт. Головка упиралась по всей длине половой щели, давя на клитор, и по-прежнему не хотела проникать в недра вагинальной трубы. Он навалился всем телом, и начал усиленно давить своим органом. Лера как змея извивалась под другом детства, пытаясь освободиться, тем самым ещё больше усугубляя ситуацию. Её нежная попка ёрзала по конопляной подстилке, и горела от ожогов пыльцы. Лера начала терять силы, её тело постепенно расслаблялось. Тупая, но приятная боль в её пиздёнке, переходила в наслаждение. Ощущение большого члена в своде половых губ возбуждали клитор, и приносило всё большее и большее наслаждение. Наконец она сдалась, решив ублажить голодного солдата.

     – Федя, встань, я сниму трусы, а то замараем, потом сам будешь стирать. Нежно как в детстве сказала она. И подстели что-нибудь, я так не могу. Мы сей час потрахаемся, но это ничего не значит. Я понимаю, Армия два года без женщин, ты голодный, но ты потом поймёшь, мы не пара, я тебя люблю как родного брата. И ещё я прошу, про нашу ночь никому не рассказывай, и ко мне с этими вопросами больше не подходи. Так будет лучше нам обоим.

     Фёдор, молча встал, снял китель и штаны, вместе с солдатскими трусами, и постелил под Леру. В свете луны она успела разглядеть его огромный черен, с шаром на конце около 6 сантиметров в диаметре. Таких залуп она не видала даже в порно фильмах. Она боялась вновь ощутить ту боль как в первый раз, но неудержимое желание иметь его в себе перебороло.