Проститутки Екатеринбурга

Легко ли быть молодым-2? Часть 2

     И тут в спальню вернулся Славик. Он остолбенел на мгновение от открывшейся ему “картины маслом”. А потом, в два прыжка подскочив к поднимающемуся с колен Андрюхе, с разбега двинул ему ногой “в репу”. Нога босая, потому удар получился скользящий, иначе он переломал бы пальцы на ноге. “Хррясть! . .” – “Ааа!” Это Андрюха улетел в угол спальни и упал на покрытый ковром пол. Если бы он пролетел на полметра дальше, он бы ударился головой в стену и, вполне вероятно, что у нас имелся бы труп Андрюхи. Он лежал в слабо освещённом дальнем углу спальни и жалобно стонал.

     Придя в себя от неожиданного поведения Славки, я, уже поднявшийся с колен и стоящий в рост, недоумённо обратился к нему: “Славик, ты чего?!” И тут же развернувшийся ко мне Славка зарядил мне кулаком “в табло”. Я устоял на ногах, т. к. я вобщем-то пацан крупный. Рассвирепел и двинулся на него с кулаками: “Ты чё, охуел, козёл!” У меня было дикое желание вытащить его “за рога” в коридор и там с ним как следут разбраться! Но встретился с ним взглядом и невольно остановился на полпути. На меня смотрели совершенно бешеные, мутные от ярости глаза!

     А тут ещё валяющийся на полу Андрюха простонал: “Ну всё, Славка! Ты мне больше не друг! . .”

     И тут Славика прорвало. “Заткнись, гад!!! Вы что наделали?! Вас на минуту одних оставить нельзя?! Знаете, что вы сделали? Вы её изнасиловали! Слышь, ты, кролик! Если она на нас заявит в ментовку, я тя двумя пальцами придушу! Я тя кончу!” Он повернулся ко мне. “Ну а ты… Ну ладно эта безмозглая тварь! . . А ты чем думал?!”

     Он, словно зверь в клетке, в отчаянии метался из конца в конец спальни.

     – Славик, я…

     – Я… да я… да ты – головка от хуя! Идиот ты! Он её ебал в жопу, так хоть удовольствие получил! А ты её держал. Зачем?! А теперь – всё! Он – организатор. А ты – соучастник. Пойдёте по одному делу “паровозом”.

     Немного успокоившись он продолжал. “Вот пойдёт она к гинекологу. Ты ей кончил в пизду, а он в жопу. Всё! Анализы остатков спермы, ДНК. И “идите сюда, голубчики!” Вы – “на широкой скамье, на скамье подсудимых…” А я? . . Во первых я её не насиловал. Она у меня сама в рот взяла. А во вторых она попьёт утром холодной воды с похмела или опохмелится шампанским и всё – нет у неё во рту моей спермы! Где улика против меня? А?!

     – Но Славик, я же её в пизду не насиловал… Она же мне тоже сама дала!

     – А ты это докажи! И потом ты её держал! Помогал насиловать её этому клоуну! . .

     Да, он был прав! Убийственно прав! Всё складно выстраивалось именно так, как он говорил!

     Андрюха на полу так ошалел от ужаса, что даже перестал стонать.

     Славик между тем продолжал. “Вы, два мудака! Вы сами не можете бабу на секс раскрутить! Я весь вечер вокруг неё на увиваюсь! Лапшу ей на уши вешаю! Раскручиваю, и вот, уговорил! А вы прилезли на готовенькое! Дал вам по-пацански бабой попользоваться, а вы “обосрали всю малину”! Она же нам сама давала! Зачем было заставлять?! Знал бы что вы – такие говнюки: выгнал бы вас нахуй из спальни. Сам ебал бы её полночи. Я же ещё палку хотел бросить! А уж теперь… Эх…

     И вообще! . . Вы что, “тётю клаву” отъебали? Она же – коммерческий директор фирмы. Круче наверно только министра здравоохранения и соцразвития Татьяну Голикову выебать! У них в фирме своя служба охраны и безопасности. Там служат такие, знаете, “гориллы” в тёмных костюмах. Ей не надо даже ментовку подписывать, просто шепнуть кое-кому и эти дяди в лучшем случае переломают нам руки и ноги (да, нам: мне тут уж не соскочить, улики им не нужны) , а в худшем… Лучше даже не думать! . . Например закопают нас живьём где-нибудь в лесу за городом! . .”

     Андрюха уже был еле живой от страха! Нихуя себе! Только что, как король, окучивал шикарнейшую бабу и вдруг подкатил такой хоррор!

     А мне вспомнились рассказы про Клеопатру. Мужчину, который трахнул её ночью, на следующее утро убивали! Но ведь то мужчины! А про нас ведь сама Ольга Викторовна сегодня вечером сказала, что мы “в сущности ещё дети”. Ну как же так можно, убивать детей?! За что?! ! Мы же не замышляли против неё ничего плохого! Она же мама Наташки, отличной девчёнки, с которой мы все дружим с первого класса. Просто: так получилось… Мы всё время хотим ебаться. Ну, возраст такой! А тут выпивка… Тёплая компания… Красивая женщина…

     Вот что выпивка с людьми делает! Ольгу Викторовну, очень солидную, респектабельную бизнес-леди, она превратила в похотливую самку, а нас из мальчиков из хороших семей (а мы – не гопники и не отморозки, хорошо учимся, почти не пьём) в бессовестных, коварных мерзавцев! Как говорит моя бабушка: “свинью пусти за стол – она и ноги на стол”.

     Да! Мы “попали”! Мы в полном дерьме!

     

     – Что же теперь делать, Славик? . . , – растеряно промямлил я.

     – Что делать… Что делать… “Снять штаны и бегать!” Что делать?! Следы заметать щас будем.

     А Наташкина мама так и лежала на широкой кровати в полной отключке.

     Славян бесшумно подобрался к ней и очень осторожно вынул кляп изо рта оттраханной голой женщины. Она даже не пошевелилась.

     – В отрубе, – деловито сказал Славик, – Пьяная “в хлам” , да ещё и кайф словила. Молитесь богу что-бы она утром не вспомнила что с ней было. Это наша единственная надежда. Потому что если вспомнит – нам пиздец! Эй, ты, ебало козье! , – обратился он к Андрюхе – Хорош шланговать! Мухой в комнату! Проветри там. Бутылки и бокалы на кухню! Вытряхни пепельницу, хапцы наши в пакетик высыпь. С собой заберём. На улице выкинем. Когда закончишь, собери в комнате её шмотки и сюда притащи. А ты бери это полотенце, – он протянул мне бывший кляп – и пиздуй в ванную. Намочи его в тёплой воде, отожми и тащи его мне сюда. В туалете отмотай туалетной бумаги побольше и тоже мне сюда. Давай, шевели поршнями!

     Мы с Андрюхой метнулись из спальни. Забрезжила слабая надежда, что нам может удастся выкрутится из такого гнусного положения, в которое мы по своей дурости попали. Через “6 секунд” я уже снова был в спальне. С влажным полотенцем в одной руке и туалетной бумагой в другой.

     Славян тем временем успел пошире раздвинуть пышные ягодицы женщины. Прямо перед нами были две соблазнительные дырки, которыми мы сегодня вечером воспользовались. Дырочка ануса была раздрочена и сфинктер полностью не сомкнулся. Вся промежность блестела и лоснилась. Крема для смазки Андрюха не пожалел. Из влагалища и из очка сочилась наша сперма. Загорелые ляжки тоже были скользкими и мокрыми. Сперма медленно стекала по ним и ещё не успела испачкать ковёр.

     Славка сперва влажным полотенцем вытер от слюней и спермы пухлые минетные губки Наташкиной мамы, а потом очень осторожно и даже нежно промокнул комком туалетной бумаги эти её мокрые дырки и влажным полотенцем протёр от крема и спермы ягодицы и промежность.

     Тут в спальню ввалился запыхавшийся Андрюха. Притащил из комнаты блузку, юбку и лифчик Ольги Викторовны. Туфли, колготки и трусики валялись на полу, разбросанные по всей спальне.

     “Даже не знаю, одевать её или нет? – задумчиво произнёс Славян – да наверно не надо. Всё равно оденем как-нибудь не так. Это только раздевать бабу легко, а одевать… Оденем не так – она заподозрит неладное…”

     Мы с Андрюхой стояли словно в каком-то ступоре и помалкивали. Надеялись на опытного Славку.

     “Ладно, одевать её не будем. Так положим под одеяло, голую. Давайте, помогайте.”

     Со всей возможной осторожностью мы вытащили из под Наташкиной мамы покрывало и одеяло. Затем уложили её упитанное тело поудобнее на широкой кровати.

     “На бок укладывайте, не на спину. А то вдруг блеванёт во сне. Пьяная же! Чтоб не захлебнулась блевотиной.” – авторитетно наставлял нас Славик.

     Заботливо укрыли Ольгу Викторовну одеялом. Покрывало с кровати нарочно небрежно скомкали и положили горкой на пуфике у прикроватного столика. Блузку, юбку и лифчик “живописно” разбросали по спальне вдогонку туфлям, колготкам и трусикам.

     Осмотрелись вокруг. Вроде всё – ништяк. Но вдруг Славка вышел из спальни и вернулся с бокалом и двумя бутылками шампанского. Одна была пустая, а другая наполовину полная. Бокал и полбутылки он поставил на прикроватный столик прямо перед носом спящей женщины. Как проснётся, первым делом их увидит. А пустую бутылку “художественно” положил на пол возле столика, типа её нечаянно уронили.

     “Проснётся, бля буду, захочет опохмелиться. Упадёт ей шампузик “на старые дрожжи” и готово. Она опять “под шофэ”! Глядишь и не вспомнит о сегодняшних приключениях!” – произнёс с наигранной бодростью Славик. Уверенности в его голосе однако не было. Ясно было, что он “ссыт” не меньше нашего, но старается держаться.

     Ну что, вроде сделали всё, что можно, что бы замести следы преступления. Выключили свет и вышли из спальни. От страха, опять же как-то не сговариваясь, мы все вдруг оказались на кухне. Выпили ещё по рюмахе водки, что бы заглушить проклятый страх. Подействовало. Стало как-то полегче.

Страницы: [ 1 ] [ 2 ]