Лампочка. Часть 1

     В училище Ленка заметно выделялась среди толпы “бурсачек” – всегда ярко накрашенные губы резко контрастировали с немного бледным лицом, прическа вызывающе менялась чуть ли не каждый день, про одежду лучше и не вспоминать – едва ли тогда, в начале перестройки, многие ТАК одевались… Буквально у всех пацанов с нашего потока она вызывала только одно желание – завалить и… Дальше думать не хотелось, либидо рвалось наружу в виде топорщившихся штанов, а в мужском туалете иногда было подозрительно мало свободных кабинок…

     Как ни странно, официального ухажёра у неё не наблюдалось – видимо отшивать нахалов она умела ещё лучше, чем вилять бёдрами. Впрочем, хамить она не умела – просто ставила очередного донжуана на место одной-двумя фразами, смысл которых сводился к тому, что дядьки с безудержной фантазией и размером бицепса большим объёма мозга её мало интересуют. Пока “дядька” переваривал информацию, она преспокойно удалялась, всё так же соблазнительно виляя задом.

     Как-то на перемене один из “электриков”, гориллоподобный Жорка Квачин, умудрился-таки зажать её в углу коридора. Секунд через 10 он лежал в том же углу, схватившись за промежность, а неприступная Леночка, как ни в чём не бывало, гордо отправилась на очередной урок. Свидетелей было предостаточно, и повторить “подвиг” желающих сразу поубавилось.

     Как бы в противовес себе, она подружилась с самой тихой и неприметной одногруппницей, “серой мышкой” из какого-то села. Я даже и не узнал бы, как её зовут, если бы не произошедшая история…

     ***

     Была практика. На столах стояли раскуроченные телевизоры, трое самых смелых ковырялись в их недрах паяльниками, Сан Саныч сидел у себя на кафедре, рассматривал какой-то журнал, даже приблизительно не относившийся к изданиям по радиоэлектронике, изредка посматривая на троих смельчаков, и одобрительно хмыкая. Одним из тройки был я. Остальная толпа сгрудилась у дальнего окна, где довольный Борька показывал всем чудо буржуйской техники – CD-плеер, который только что умудрился восстановить чуть не из обломков. Корча из себя специалистов, каждый стремился вставить свои 5 копеек в обсуждение аппарата.

     В скрипнувшую дверь тихонько прошмыгнула уже упомянутая “серая мышка”. Маршрут девушки пролегал к кафедре, где её появление было встречено небольшой суетой по поводу невовремя убранного с глаз долой журнала. Сан Саныч, несмотря на свои неполные 50, вовсю интересовался проблемами сексуальной революции в стране, и даже на работе пополнял недостаток образования в этой области. “Мышка” наклонилась к нему и что-то тихонько стала рассказывать. Саныч слушал вполуха, закрывая руками большую площадь открытого журнала. Потом мотнул головой в нашу сторону: “Вон, спроси, кто сможет… “. “Мышка” двинулась в нашу сторону. Первым на траектории её перемещения оказался я.

     – Привет, – девушка явно смущалась, – тут у нас дома телик поломался… Тут бы смог кто-нибудь его сделать? . .

     – Да все могут, у нас же специальность такая…

     – И ты сможешь?

     – Ну, я же тоже из этой группы… – она начинала мне надоедать. – Ты же видишь, чем занимаюсь?

     Я положил паяльник на подставку и повернулся в её сторону.

     – Какая марка телика?

     – Я не знаю…

     – Стоп, давай не так. Цветной?

     – Нет. Чёрно-белый.

     – Ага. Ламповый?

     – По-моему, да. Он старый…

     – Сюда привезли или домой нужно прийти?

     – Домой… Только мы сейчас на занятиях, вечером можно? . .

     – Пиши адрес. Кстати, схема есть?

     – Вроде была где-то. Я у хозяйки спрошу…

     – Так ты на квартире?

     – Ну да, и телик хозяйкин. Он вчера задымился, а тут Ленка вспомнила, что у нас группа такая есть, говорит, сходи, попроси…

     – Задымился??? – Я даже не обратил внимания на последние слова.

     – Ну нет, просто запах какой-то едкий.

     – Стоп. У него ручки где, сбоку экрана или снизу?

     – Вроде снизу…

     – Ага, ясно, значит схема не нужна…

     – Так ты прийдёшь?

     – Ну так, а зачем тогда разговор было городить? Конечно, прийду. Во сколько?

     “Мышка” задумалась.

     – Давай на 7 вечера.

     – Хорошо. – Я забрал у неё бумажку с адресом.

     ***

     Ну, и местечко она себе выбрала для жилья! Микрорайон Лесной предполагал наличие леса, но на самом деле лес был за 2 километра, а частные домики на окраине микрорайона вовсю карабкались по склону холма.

     Поплутав по переулкам, схожим, как червяки, я наконец-то нашёл дом, где меня ждало самое сногсшибательное приключение в моей жизни, правда я об этом ещё не знал!

     Дверь мне открыла… Нет, не “мышка”, а Ленка-красавица собственной персоной! . . Я даже сначала подумал, что это наваждение какое-то. Какое-то подобие широкой ленты на тесёмках едва скрывало от меня два величественных холма, торчавших и качавшихся призывно чуть не возле моего носа.

     – Привет! Мы уже думали, ты заблудился! Заходи! – она развернулась и я действительно заблудился, взглядом в её точёной фигурке. Снизу на ней были… Ну, если бы не карман на попе, то это можно было бы принять и за трусики, но по идее, это всё-таки называлось шортами. Прикрывая чемоданчиком низ живота, я последовал за ней.

     В комнате было жарко. За столом сидела “мышка” и возила фломастером по куску материи. На уроках, им, что ли, эти выкройки не надоели?

     – Вон, смотри! . . – Ленка махнула на сиротливо стоявший на тумбочке в углу аппарат и с ногами забралась на кровать, стоявшую тут же.

     Проводив восхищённым взлядом эти перемещения, я подошёл к телевизору.

     – Нет, девчонки, тут слишком тесно, его нужно на стол перенести.

     – Валь, давай сворачивайся, завтра доделаешь!

     “Ага, Валя”, заметил я про себя. “Мышка”, то есть новоиспечённая Валя принялась наводить порядок, а я принялся наблюдать за ней. И удивился про себя, почему она такая разная на учебе и дома. Ничего “мышиного”, красивая фигурка, лицо, правда, подгуляло, но с него ведь воды не пить!

     Одежда тоже кардинально отличалась от того тёмно-синего сарафана, в котором она обычно слонялась по бурсе. Коротенькая плиссерованная юбочка, едва прикрывавшая попку и какая-то легкомысленная блузка неопределённого цвета. Под блузкой явно ничего не было. В штанах опять началось шевеление.

     – Тебе помочь его переставить?

     – Нет, Лен, не стоит, он же тяжёлый, да и пыли в нём… Кстати, пылесос у вас тут есть?

     – Есть… Ой, а он же у бабы Люси в комнате! . . А она ушла.

     – Надолго?

     – Скорее всего, да… Телик-то поломался, а она без него жить не может. Она к соседке пошла. Валь, может мотнёшь за ключом?

     – Да ну, холодно! . .

     – Так оденься!

     – Ну, Лен…

     – Так, давай, без разговоров!

     Валя покорно достала откуда-то джинсы (хм, а почему я их в бурсе на ней не видел?) и начала натягивать прямо на свою юбочку. (“Помнёт ведь!”, промелькнуло у меня в голове) . Надев ещё и кофту, Валя ушла.

     Я перенёс телик на стол, вскрыл заднюю стенку и удовлетворённо хмыкнул – действительно, вольтодобавка…

     – Ну, чего там? – Ленка проявила интерес.

     – Да вот, лампочка у вас тут сгорела, надо менять…

     – Ты поменяешь?

     – Нет, так оставлю! – я улыбнулся. – Только новая дорого стоит.

     – Сколько?

     – Тысяч 40.

     – Ого! Так у нас и денег таких не будет!

     – Ну, сколько будет…

     – Так сейчас почти и нет, разве что со степухи… Слушай, а ты только деньгами берёшь?

     Я опять хмыкнул.

     – А чем ещё можно в магазине за лампу расплатиться?

     – Ну, так купи за свои, а мы с тобой по-другому рассчитаемся…

     – Это как – “по-другому”? – меня начали терзать смутные подозрения, вызывавшие дрожь.

     – Ну, сделаем тебе что-нибудь приятное…

     В комнате явно стало жарче. Или это мои щёки так горят?

     – “Что-нибудь” – это что?

     – Ну, придумай сам, что для тебя приятно. Например, вот ты целоваться любишь?

Страницы: [ 1 ] [ 2 ]