шлюхи Екатеринбурга

Кукловод. Спасти отца-4

     Я поклялся тебя любить

     

     В безмятежность сокрытых снов.

     

     Неразорванных сверсток нить-

     

     Вновь заложник твоих основ.

     

     В них безумие плоскостей

     

     Разрывает вершин уста.

     

     Я сбываюсь из трех мастей —

     

     Ты впадаешь в одну из ста.

     

     Через неделю приехала Настя. Я встретил её на остановке, а тут идёт наша мамуля. Посмотрев на мамочку, идущую на работу, Настя тихонько ахнула и покачала головой. Мамуля выглядела великолепно! Да нет, не великолепно — сногсшибательно! Она шла, выпятив свою классную грудь, юбка играет вокруг коленей, глаза просто сверкают, попка ее тугая под тканью юбки играет туда-сюда. Супер! Я сам залюбовался мамулей — какая она шикарная женщина!

     

     Все мужчины оглядывалась ей вслед. Мамуля поцеловала нас с Настей и села в автобус — нельзя опаздывать на работу. Настя вновь покачала головой, но дома неожиданно крепко обняла и сладко поцеловала — мол, вот так она поблагодарила за точно великолепный выгляд нашей мамочки. А то она была до моего возвращения такая грустная! Ну и заодно сделала мне минет — вроде она соскучилась. И как прелюдия к моему дню рождения. Потом я долго целовал и ласкал Настю — она так счастлива, что её братец чудесно изменился. И вдруг, слегка покраснев, Настя неожиданно решила дать мне в попку — в той деревне её подруга хвалила анальный секс. Мол и удовольствие получишь и не «залетишь». Вот Настя и решила попробовать. Ох и обманщица — я довольно легко вошёл в её тугую дырочку — Насте её кто-то уже разработал. Но нам было с ней так чудесно! Потом я немного подремал, а Настя, напевая, пошла на кухню — ждём гостей! Какие мы разные -мужчины и женщины!

     

     Вечером мамочка с подругой пошли в кино — две серии, «Звезда пленительного счастья». Там играет их любимый Игорь Костолевский. А мне встречать гостей — именинник. Я пригласил двоих своих друзей ещё со школы и Риту и её двух подруг. И вот наконец раздался звонок. Изображая швейцара, я отворил дверь. На лестничной площадке стояли Изя с Дюхой, оба с пунцовеющими ушами, а за их спинами переминались три грации — Инна, Рита и Маша.

     

     Все трое принарядились, изображая рассеянную доброжелательность принцесс в отпуске. Инна надела невероятно короткую джинсовую юбку и голубенький батничек, а Рита выступала в не менее коротком платье «сафари» , живо напомнив мне о красоте своих ножек. Обе красавицы выглядели великолепно, А Маша… Маша меня поразила! Она умело, очень в меру попользовалась косметикой — и преобразилась.

     

     На меня смотрела почти незнакомая девушка, пленительная и загадочная — миндалевидный разрез слегка подведенных глаз придавал Машиному облику восточную истому и знойность. Маша единственная из просто прекрасной троицы не улыбалась и даже была чуть печальна, но это навевало еще больше очарования. Мой «друг» отреагировал соответственно! В универе девушки выглядели совершенно по-иному. Получается, мы совсем не знаем своих однокурсниц!

     

     И мы дружно прошлепали в зал, где Настя накрыла большой стол. Рита спокойно устроилась по правую руку от именинника, а слева уселась Маша. Рядом с ней опустилась на стул Инна. Парни, мои давние друзья, примостились поближе к нашим красоткам, но опасливо оставили широкие нейтральные полосы — они явно поразились неожиданной красоте своих чудесных однокурсниц. А Настя заняла место между Изей и Дюхой. Настя на удивление сегодня выглядела отлично — в дорогой джинсовой юбке и красивой блузке, с лёгким макияжем. Какая у меня классная сестрёнка — Андрюха от неё глаз не отводит.

     

     — Три часа в нашем полном распоряжении, — объявил я, — но будем ориентироваться на два с половиной. Этого хватит, чтобы нырнуть в бездну порока — и вынырнуть!

     

     — Ох, договоришься ты у меня! — погрозила мне пальчиком Рита и подмигнула.

     

     Я выставил на стол «Мартини», Джин и тоник. И тут Настя решила сказать тост:

     

     — Этот год для меня выдался невероятно хорошим — я впервые в жизни радовалась, что у меня есть брат! Не знаю, вырос ли он, стал ли взрослым или об этом можно как-то по-другому сказать, но Жека очень и очень изменился. — При этих словах Инна с Ритой дружно закивали. Женечка, я не хвалю тебя, не хвастаюсь, мне просто хочется, чтобы твои друзья знали, как и почему мне это так приятно — быть твоей сестрой, иметь такого брата! За тебя!

     

     Зазвенели, сходясь, хрустальные бокалы, разбросали колкие искры света.

     

     Опорожняя свой сосуд, ощутил, как животворное тепло разливается внутри, легчайшим хмелем отдавая в голову. Хорошо! А вот и второй тост! За родителей. И третий — за наших прекрасных дам! Хрустальный перезвон красиво наложился на бодрые восклицания парней и переливчатый девичий смех. Изя с Андреем уже малость освоились, а «Мартини» снимало зажатость. Я тоже почувствовал чудесное «веселящее действо вина». А вот Настя поставила Юрия Антонова «Белый теплоход»…

     

     Рита положила ладони мне на плечи и легонько прижалась упругим бюстом. Я поневоле взволновался — и опустил руки на тонкую Ритину талию и чуть ниже, ощущая, как изгибаются стройные бедра прямо под моими ладонями. Ритино лицо плыло совсем рядом, глаза ее были полуприкрыты вздрагивающими ресницами. Словно уловив мой взгляд, она медленно приподняла голову и томно улыбнулась. В черных глазах затлел опасный темный огонечек. Я принял вызов и уверенно прижал девушку к себе. Рита залилась волнующим грудным смехом. На какой-то миг ее лицо оказалось настолько близко, что повеяло теплом гладкой щеки. Я на самую малость приспустил ладони ещё ниже девичьей талии, Рита надавила всем телом, и мы соприкоснулись куда тесней допустимого — кругом же наши однокурсники. Но ощущение было настолько острым, сладострастным и пугающим, что мы оба задрожали…

     

     Я притянул девушку сильнее — обе ее симпатичные окружности вмялись мне в грудь, рождая суетные желания, весьма далекие от вершин духовности. И тут ещё её такой звенящий шёпот: «Хочу тебя! Сильно!» Ох и Рита!

     

     Потанцевал я и с Настей — та нахально прижалась ко мне в этой интимной полутьме. А её так таинственно блестящие глаза просто притягивали меня в свою опасную бездну. Хорошо, что меня пригласила Маша, оторвав меня от чарующего влияния глаз сестрёнки. О, Женщины, Вам вероломство имя! Вы все точно создатели ордена Мышеловки!

     

     Я пошёл провожать девушек и остался у Риты. Ну как это получилось? Сияющие глаза, легкий кивок, приглашающий к выходу, и пошел, как собачка на веревочке. Ну вот как это у женщин получается? Секрет, наверное, какой знают. Вот вроде и скромница-недотрога, в нашем универе к ней никто не «клеится», но это движение плеча, этот взгляд, эта яркая полуулыбка: Да будь мне действительно восемнадцать лет — уже бы ее в кровать тащил, ну или хотя бы пытался. Черт, да я и так готов, даже несмотря на похмелье! Только ведь не выйдет ни хрена. На мне сейчас как на собаке Павлова опыт ставят на предмет бурного слюноотделения. Ох и Рита! Точно она хочет затащить меня под венец!

     

     Мы почти не говорили, только запоминали один другого. Глазами и руками, каждой клеточкой кожи мы собирали скульптурный портрет любимого человека. Он был в мозжечке и в нервах позвоночного столба, в крови и в воздухе, наполнявшем лёгкие. И если раньше я считал, что мы близки, то теперь мы были одним целым, мы были отражением друг друга. Ночь тянулась, как век, а потом вдруг прошла, как секунда. Мы оба вскоре сладко заснули после бурных страстей интима, крепко обнявшись.

     

     В этот момент на меня и обрушилась пустота. Ни одного проблеска света. Ни одного звука. Я исчез, растворился, осталась лишь тьма. Спустя какой-то промежуток времени появился голос. Он звучал не в ушах, уши были по-прежнему, будто ватой набиты. Он резонировал в костях черепа, заполняя его целиком. Наверное, это тоже был язык, странный, но со своей мелодией. Потом вдруг прорезались слова, которые я понял. Кто-то приказывал срочно задействовать защиту объекта, включая область регенерации и полного восстановления утраченных функций. Потом тьма сменилась вспышкой сверхновой. Причём этой сверхновой был я сам, разлетевшийся в астральную пыль. Но… Задача поставлена и я её выполню! Это точно привет из этой сверхсеккретной лаборатории Евгению Ивановичу и мне!

     

     Так, рано утром я быстро оделся и вышел из квартиры Риты. Во-первых, скоро приедут её родители и нам незачем встречаться и общаться — так и под венец затащат. Ох и коварная какая моя сладкая прелесть Рита! А, во-вторых, и самое главное — нужно этим ранним утром действовать по указаниям Евгения Ивановича. Ведь точно говорят, что предупреждён — значит и вооружён! Вот я и вооружусь!

Пескоструйная обработка в Тюмени Пескоструйная обработка в Тюмени Квартирные переезды Уфа Натяжные потолки