шлюхи Екатеринбурга

Конвеерная Лола

Как прекрасно работать, когда вокруг тебя порхают бабочки! Ну или на худой конец, вьются милые барышни. Вот второй тезис мы и попробуем сегодня подтвердить.

Работаю я на конвеере по сборке холодильников. Опущу подробности о 13-часовых ночных сменах. В течении двух месяцев подряд и без выходных. Гораздо приятнее будет рассказать о счастливом случае, произошедшем со мной недавно. И о той любви, что зажглась у меня чуть ниже пояса…

Итак, место действия – цех. Конвеер движется, а на нём едут заготовки, которым вскоре предстоит обрасти разными деталями. А затем в готовом виде – радовать покупателей низкой температурой, а рабочих низкой зарплатой. И всё бы так и длилось в суровом мужском коллективе, если бы не появилась Лолита…

Посреди двух постов сварки, освободилось вакантное место сборщицы. И в одно прекрасное утро, из ниоткуда возникла хрупкая и миниатюрная девушка. Зачем, почему? Загадка… Вдруг наша работа озарилась новой целью, новым звуком – звуком её голоса. Чем-то похожим на голос Лупе Фуэнтес. Впрочем у всех малорослых и худых девушек голоса похожи. Зато какая она была стройная… Смуглая и резвая. Успевала делать всё – и работу, и нас веселить. Правда смех её был немного похож на лошадиное ржание, да и лицо вытянутое – с крупными зубами. Под стать. Но к этому привыкаешь. Особенно когда влюбляешься. Пальчики были стройные и смелые. Брались и за болт, и как выяснилось впоследствии – не только за него.

Помню как она зачем-то притащила на работу скан паспорта – типа это была её первая работа в 18 лет. Хотя выглядела она гораздо моложе. Да ещё и в маске – дело происходило во время карантина. Поэтому мы её лицо сразу и не разглядели. Зато какие глаза – манящие, завлекающие… Одним словом – экзотика. Её имя я впервые разглядел в ксерокопии – Лолита. Действительно – так её и звали!

Так вот. В краткие перерывы, пока один холодильник уже уехал, а следующий ещё не приехал, мы успевали с ней переброситься парой фраз. Пустяковых, порой ничего не значащих. Но как она изгибалась при этом, как же кокетничала! А один раз даже, наши руки соприкоснулись в попытке взять один и тот же болт. Это был как удар током. Целые сутки я чувствовал это прикосновение.

На следующий день, перед началом рабочей смены, все рабочие здоровались друг с другом. И после крепких мужских пожатий, я взял руку Лолиты. Решив по старорежимному приподнять тыльную сторону её ладони, как бы в попытке поцеловать. Это же дама. Попытался удержать её ладонь в своей, чуть дольше – и попытка удалась! Она не убрала руку, всё время смотря мне прямо в глаза. Наживка закинута.

После этого, какое-то время мы не встречались, поскольку её временно перевели на другое место. Затем после нескольких дней отчаяния, я снова увидел Лолиту подле себя. Та же самая – миниатюрная, хорошо пахнущая, стреляющая глазками. Затем был обед, и началось…

После обеда нам объявили, что конвеер сломан – и до вечера не будет работать. Расходиться было нельзя, и каждый начал сам себя забавлять. Я посмотрел на Лолиту, она посмотрела на меня. Всё было понятно без лишних слов. Остальные рабочие разбрелись по разным углам цеха, и наш закуток стал свободен от посторонних глаз. Всё вокруг было заставлено холодильниками в два ряда, так что риск был мизерный.

Поначалу мы начали говорить банальности друг другу. Постепенно сокращая расстояние. Двигаясь боком. В итоге мы оказались совсем рядом, и наши бёдра соприкоснулись. Она была смелой девочкой – и не отошла. А у меня это прикосновение вызвало мгновенную реакцию организма. Внизу живота потеплело, и постепенно хобот слона стал вытягиватья книзу – ища водопоя.

Ло посмотрела на меня своим дразнящим взглядом снизу вверх. Я в ответ глянул на неё и снял маску. Она тоже. Мы стояли, прислонившись спиной к ленте конвеера. А бёдрами соприкасаясь между собой. Затем я как бы случайно коснулся её кисти, пальцами своей висящей руки. Провёл по её тоненьким пальчикам, гладя их. После чего схватил её ладонь и крепко сжал. Глаза её расширились, а рот приоткрылся. В атаку!

Пока она стояла спиной к конвееру, я обошёл её спереди – и опёрся своей левой рукой о конвеер слева от неё. А правой – справа. Таким образом я отрезал ей пути к отступлению. Хотя она уже была готова сдаться сама. Лолита стала дышать прерывисто, ждя чего-то необычного. И оно наступило: я чуть присел, и схватив её под джинсовую попку, поднял чуть повыше, и усадил этой самой попкой на край неработающего конвеера. Она чуть слышно ойкнула. А я, нежно прижав её уши своими ладонями, припечатал ей рот крепким поцелуем. Было божественно. Для неё видимо тоже, поскольку она закрыла глаза и расслабилась.

Это послужило мне знаком к наступлению. Я провёл рукой по её затянутому в джинс бедру. Она вздрогнула. Другой рукой я придерживал её под спину. Вслед за этим, я переместил свою руку с бедра, на внутреннюю поверхность её ног. Она сжала их, таким образом сжав мою руку. Я не мог больше сдерживаться и начал двумя руками расстёгивать ей джинсы. Она открыла глаза и посмотрела на меня испуганно. Я успокоил её долгим поцелуем, во время которого мне удалось справиться с пуговицей и молнией. После чего просунул руку внутрь, и нащупал её трусики. А чуть выше голое тело под маечкой, которую я приподнял.

Животик был плоский и упругий. Я не удержался и наклонившись – припал к нему серией поцелуев. Она обхватила своими ручками мою голову, как бы стараясь запихнуть её внутрь себя. Я водил языком по впадинке её пупочка, целовал вокруг и постепенно спускался всё ниже. Затем я отодвинул пальцами край её трусиков вниз, и под своими губами ощутил небольшую выпуклость. И я нежно лизнул клитор. Девочка вздрогнула. Я посильнее сдёрнул с неё джинсы, затем обхватил её талию двумя руками, а голову запустил ей в пах. И принялся там вовсю орудовать своим оральным отверстием. Лизал и посасывал её маленький клитор, едва выдающийся наружу.

Затем прервавшись, стянул трусики ещё ниже. Мне открылась поразительная картина. Я даже приостановился на мгновение. Её тайная щель была невинна и тонка как у ребёнка. Малых губ ещё не было видно, а большие были миниатюрными. Теперь я готов был упасть перед ней на колени. Что и проделал, хотя было довольно пыльно. Она попыталась отстранить меня, но я исцеловав её тоненькие ручки, нежно задвинул их ей за спину, и снова припал ртом к низу её животика.

Она мелко вздрагивала как загнанный зверёк, но я ощущал как её наружные половые органы наливаются кровью, а из щели начинает сочиться какая-то жидкость. “Пора” – подумал я. Резко встав, я схватил её за талию и понёс на середину рабочей площадки. Там у нас лежал недоделанный холодильник – пустыми глазницами дверей кверху. Туда я и усадил своего малыша. Глаза она не открывала, только тихонько стонала. Всё это время я старался не убирать руку с её пипки. А под спину ей постелил свой рабочий плащ.

В общем я засунул её в холодильник, и пристроился сверху сам. Было не очень удобно, но других горизонтальных поверхностей не было. Получилось что мы начали совокупляться в холодильнике.

Пескоструйная обработка в Тюмени Пескоструйная обработка в Тюмени Квартирные переезды Уфа