Коммуналка

     Пашка Савельев возвращался домой из школы. Настроение-хуже некуда. А как-же иначе, если он, всегда получав- ший по точным предметам одни пятерки, умудрился заработать два балла. И по чему-по алгебре, бывшей всегда любимым уроком. Самое обидное-ведь знал, все знал, но башка нулевая после ночных бдений за компьютером. Пентиум-двойка, подарок отца, вот уже два года разведенного с матерью, и живущего в Голландии. Пашка не хотел разбираться во всех тонкостях взрослой жизни. Отец, даже когда жил с ними, крайне редко бывал дома. он и виделся с ним два-три раза в неделю, и то в основном по выходным. Как-же, глава фирмы, не до ерунды. Сын-до лампочки, главное-работа. Так что если разобраться, что с батькой, что без него-разницы честно говоря никакой. Пашка не очень-то и разочаровался, когда отец уехал. Тем более-не родной, отчим. А настоящего, родного, он и не помнил. Спился, когда пацан пребы- вал еще в нежном возрасте. Матушка турнула его взашей, и наверное правильно сделала. Насмотрелся он в своей коммуналке на таких любителей. Один дядька Боря чего стоит-страшно смотреть. Лучше уж никакого, чем так…

     Коммуналка конечно коммуналкой, но жили они с матушкой неплохо. Савельева-старшая работала главбухом в не- хилой фирме с труднопроизносимым названием, бабки имела неплохие, правда тоже горела на работе и дома появлялась только под вечер. Да и отчим не обделял своим вниманием, и время от времени пересы- лал энную сумму свободно конвертируемыих нерусских рублей. Так что жили-не тужили. А иногда и под- брасывал такие подарки, типа компьютера. А тут и матушка расщедрилась-подарила любимому чаду по- лугодовую интернет-карту. Наверное, чтобы не скучал длинными зимними вечерами. Тем более опять-же коммуналка-коммуналкой, а телефон свой. А чего удивительного-были-бы деньги. А интернет-вещь непло- хая, особенно после того, как Пашка случайно попал на очень интересную борду. Именно случайно-бро- дил по сети и вышел на нее. А как вышел-просто отпал. Сссылки на голеньких девочек. Проторчал там весь вечер, сидел-слюнки текли. А как иначе, когда двенадцатилетний пацан, ни разу в жизни не сумев- ший заглянуть девочке под юбку (а как хотелось!) , наконец-то сумел увидеть девичьи тайны. Какая к чертям алгебра, когда девчушка лет семи-восьми задирает платьице и снимает трусики. И главное-все крупным планом. Правда сайт-то платный, но нашлись добрые люди-напечатали пароль. Да, такого кайфа он еще в жизни не видел. За весь вечер, пока наслаждался фотками, успел пару раз подрачить. И если раньше он теребил своего бэна просто так, что-то представляя про себя, то теперь, когда на экране монитора девочка показывала свои прелести, кайф был в несколько раз сильнее. В общем на учебу теперь было забито-не до ерунды. Все вечера проходили в поисках новых фоток, новых малышек, новых писек. Странно, но взрослые женщины его совершенно не волновали, хотя этого добра в сети было на- валом. Ему нравились маленькие девочки с голенькими лобками, не тронутыми не единым волоском.

     Эти поиски превратились в насоящее хобби. А вскоре он нашел несколько рассказов, где мальчишки его возраста вполне по взрослому развлекались с девочками. По-взрослому… А в наше время дети узнают о взрослой жизни гораздо раньше. Подойди к любому книжному прилавку-тут тебе весь сек- суальный набор, куда там Камасутре.

     И если раньше он не очень обращал внимание на девочек-ну как любой пацан интересовался конеч- но, что они прячут под трусиками, но так, постольку-поскольку, то теперь… Теперь он отдал-бы все за то, чтобы дотронуться до голенькой девичей писечки.

     Ладно, лирическое отступление закончено, Пашка дошел до своего дома, вошел в подъезд, и, поднявшись до родного четвертого этажа, открыл дверь в родимую коммуналку. Длинный, темный коридор, вешалка у двери. Куртку на вешалку, ботинки-долой. Дома. Жаль конечно, что выйти в Интернет можно только вечером. Ладно, полистаем учебники, чтобы не съехать окончательно, а то уже и матушка начинает наезжать, и грозится отлучить от компьютера. Хотя-бы ради этого надо поддерживать марку в днев- нике.

     Стук в дверь-тук-тук-тук. Кто-бы это мог быть?

     -Да, войдите.

     Дверь открылась, и на пороге возникла Катюшка-племянница того самого дяди Бори-хроника. Она была родом из другого города, но ее разведеная мама нашла какого-то богатого спонсора, и на пару месяцев решила оторваться с ним в компании в теплых заграничных краях, а дочку подкинула сестре-жене дяди Бори. Девочка приехала неделю назад, и уже привлекла внимание Пашки. Ее устроили на эти два месяца в местную школу (наверное сунули кому полагается) , во второй класс. Пашке было двенадцать, ей восемь. Куколка-толстенькая Барби, Мерлин Монро в нежном возрасте. Да, она была явно толстовата, но странно-ее это совершенно не портило, скорее наоборот. Есть такие малышки. Лет в пятнадцать ее уже стали-бы звать толстушкой, но в восемь… Вздернутый носик, огромные глаза с постоянно- удивленным выражением, копна белокурых волос, небрежно затянутых в богатую косу. Назвать красивой- пожалуй нет, но симпатичная-ужас. Ну и фигурка-пухленькая, когда идет, попка качается, глаз не от- вести. Пашка был по натуре застенчивый, и поэтому с ней почти не разговаривал, только разглядывал изподтишка. И вот теперь-сама-зачем?

     -Паша, можно к вам?

     -Да, да… Конечно, заходи.

     Девочка зашла в комнату и аккуратно прикрыла за собой дверь. Она вообще была аккуратной, и в пове- дении и в одежде. «Наверное и трусики у нее такие-же чистенькие и аккуратные»-мелькнула у него мысль. М-да, опять о том-же.

     -Паша, мне дядя сказал, что вы очень хорошо учитесь.

     -Ну… Ничего, -он был немного польщен. Все-таки приятно, когда о тебе так отзываются.

     -У меня математика не получатся, вы не могли-бы помочь? Дяди Бори и тети Марины дома нету, а я не знаю, как делать.

     «Дяди с тетей дома нету, дяди с тетей дома нету»-почему-то пропело в его голове. Он еще ничего не знал, но эта мысль его радовала. Не знал… Но догадывался. Догадывался… Мысль все ярче зрела в голове. Зрела так, что дух захва- тывало. Но страшно… Вдруг… А вдруг получится?

     -Конечно помогу…

     Он сидел с ней рядом и что-то объяснял. Что? Спроси-не вспомнит, потому-что в самом начале, как- будто случайно он положил свою ладонь ей на колено. Паша никогда не был наглым, но сейчас…

     Сейчас он забыл про все. Будь что будет. Его ладонь стала перемещаться по ее ноге все выше и выше. С колена она перешла на ляжку. Руку словно пробили искры удовольствия. Еще никогда в жизни он не трогал девочку в этом месте. Пусть только ляжка-пусть, но до чего приятно. Гладкая, пухленькая. Его бэн уже стоял торчком от этого ощущения.

     Паша искоса посматривал на девчушку-как она реагирует? А похоже никак. Похоже она не совсем понимает, зачем он это делает, или все-же понимает? Под его пальцами уже был краешек ее халати- ка. Теплый фланелевый халатик веселой розовой окраски. Но стоп. Дальше он уже боялся. Страшно хотел, но боялся.

     Девочка вдруг оторвалась от учебника и с поражающей серьезностью в голосе проговорила-

     -Вы хотите мою писю посмотреть?

     Пашка чуть не лишился дара речи. Мгновенно покраснев он промямлил что-то невнятное. Девочка все так-же серьезно продолжила-

     -У меня дома, в школе мальчики из пятого класса, смотрят мою писю, -она глядела на него и в ее глазах не было ни смеха, ни подколки, ничего. Она говорила СЕРЬЕЗНО. Паша наконец совладал с собой и выдавил-

     -А ты им показываешь?

     -Да, а они мне уроки делают.

     Вот оно, вот. Она сама сказала…

     -Ты хочешь, чтобы я тебе делал уроки? -Он уже немного пришел в себя.

     -Конечно, -девочка все так-же серьезно смотрела на него.

     Теплая, сладкая волна накатила на него, внизу живота приятно (и незнакомо) заныло.

     -И ты… Ты мне покажешь… письку?

     -Да.

     Паша убрал руку с ее ноги. Мысли молнией неслись в его голове. «В квартире сейчас никого нет, только бабка Зина, остальные на работе. Бабка глухая, да и никогда к нам не заходит. Значит… »

     -Покажи.

     Катя встала со стула. Дальнейшее навсегда отпечаталось в его памяти (ведь в первый раз!) . Девочка одной рукой задрала до пояса подол своего халата, а другой оттянула вниз перед беленьких труси- ков (чистеньких и аккуратных, как он и думал) . Паша застыл, глядя на открывшееся перед ним чудо- голенький лобок малышки, два выпуклых треугольника с глубокой щелкой между ними. Лобок плавно переходил в толстенькие ляжки, розовые и гладкие. Он не отрываясь смотрел на эту волшебную карти- ну.

     Минута, две… Да, голенькую Катину письку можно было рассматривать бесконечно. А почему только смотреть?

     -А… можно потрогать?

     Девочка утвердительно кивнула головой. Пашку бросило в дрожь от превкушения… Пожалуй это не объяснить словами. Надо быть мальчишкой, которому девочка разрешила потрогать себя между ног…