шлюхи Екатеринбурга

Командировка. Часть 10

     Утренние сборы на работу несколько затянулись. Встала я около девяти, так как по причине выходного дня договорились мы с Пашкой на одиннадцать. Не спеша приняла душ, заодно подбрив отросшие волоски во всех местах, позавтракала и принялась копаться в вещах. У меня и сегодня на Пашку были виды помимо работы. Я долго перебирала белье, выискивая нечто особенное и остановившись на маленьком белом кружевном комплекте. Наряд дополнила пышная юбка в складку чуть выше колен и белая гладкая блузка. Проснувшаяся Ленка осмотрела меня, поцокав языком:

     – Оль, у тебя сиськи светятся.

     – Сильно?

     – Не, чуть-чуть. Но на люди так нельзя.

     – Да там только я и Пашка будем.

     – А, тогда ладно. – она посмотрела на колготки в моих руках – Оль, раз так, тебе обязательно нужны чулки!

     – У меня нет. Я же сюда вообще-то не трахаться ехала, а так для чулок не сезон.

     – У меня есть. Дать?

     – Не, Лен, не надо. Ноябрь на дворе, я ж себе все отморожу пока доеду!

     – Надо-надо! – Ленка уже копалась в нижнем ящике комода. – А на работу я тебя отвезу, не замерзнешь. Вот, держи. – протянула она мне упаковку.

     Чулки оказались из нелюбимых мной – вульгарная черная сетка с широкой кружевной резинкой. Однако под давлением сестры я вынуждена была их одеть. Глянула в зеркало – хоть сейчас на панель. Пока я красилась, Ленка собрала мне с собой пакет – пара полотенец, пачка салфеток, колготки, еще что-то. Я видела это только краем глаза, а проверять не стала. Как и обещала, она отвезла меня к офису, где я, поежившись от добравшегося до бедер и задницы холода, юркнула в дверь.

     

     Пашка, разумеется, был уже здесь. Галантно помогая мне снять куртку, он на некоторое время залип при виде моей груди, нахально темнеющей соском и его окрестностями из-под блузки и лифчика, но взял себя в руки. Сначала дело. Однако работать у него все равно не получалось. Парень тоже сообразил, что сегодня его опять ждет секс, поминутно поглядывал на меня, вздыхал, облизывал губы, в общем, сосредоточиться на работе у него не вышло. Помучавшись так с полчаса, я пришла к выводу что, наверное, стоит сначала дать ему сбросить накопившееся возбуждение, иначе ничего не выйдет. Я прогулялась до окна, повернула планки жалюзи под таким углом, чтобы нас ни в коем случае не было видно с улицы и подошла к нему, усевшись рядом на стол. Одна нога осталась на полу, другая, с его стороны всем бедром лежала на столе, давая ему возможность заглянуть под юбку.

     – Паш… может перерыв сделаем? – предложила я.

     – Ага. – хрипло выдохнул он, трогая мое колено.

     

     Пашкина рука поползла вдоль бедра, пересекла резинку чулка и коснулась голой кожи. Пальцы были прохладные и гладкие. Они нежно поглаживали мою ногу, вернее ее открытую часть, от трусиков до чулка, вызывая у меня приятное возбуждение внизу живота. Я уселась на стол перед ним как следует, поставив ноги на подлокотники его кресла. Юбка сползла к поясу. Пашка, напряженно дыша, теперь гладил обе мои ноги двумя руками, вперив взгляд между них, где через узенькую полоску трусиков просвечивалась темная полоса оставшихся на лобке волос, а внизу, как я чувствовала, расплывалось мокрое пятно. Постепенно его руки добрались и до трусов, сдвигая их в сторону.

     В мокрую вагину нырнул нетерпеливый палец, вместе с приятным чувством проникновения заставив испытать меня некоторую неудовлетворенность – мне уже хотелось, чтобы там оказалось нечто потолще и подлиннее. Однако сначала Пашка, растянув указательными пальцами губки насколько возможно, большим массировал клитор, пока тот не стал напоминать микроскопический член, рассматривая его при этом так, словно видел с такого расстояния впервые. Только после этого он встал, отпихнув кресло, путаясь, расстегнул брюки и вывалил устрашающе направленный вперед орган. Головка раздулась до неимоверных размеров, это я не только увидела, но и почувствовала, когда он, подтянув меня к краю, принялся запихивать ее в меня. Мамочки! – думала я, ощутив как влагалище растягивается существенно больше чем я привыкла. – Что-то я вчера такого у него не заметила! Тем не менее ощущения от путешествия этой штуки внутрь меня были приятны, заставив меня непроизвольно застонать.

     Пашкин лобок прижался к моему, мошонка коснулась ягодиц, толстый член подрагивал где-то глубоко внутри меня, плотно стиснутый влагалищем. Пашка задрал мои ноги на плечи, из-за чего мне пришлось завалиться на спину. Держа меня за бедра, он плавно трахал меня длинными дергаными движениями, именно так как я хотела, давая почувствовать мельчайшие подробности процесса. Поначалу я старалась соблюдать тишину, но потом сообразила, что в офисе мы одни и дала себе волю, оглашая пространство ахами, стонами, а иногда, при особо резких толчках, когда Пашкино тело само дергалось, пронзая меня членом до не затронутых еще ничьим половым органом глубин, и криками. Издаваемые мною звуки заводили его еще больше – он увеличил скорость, готовясь к эякуляции. Но для меня это было рановато.

     – Па-па-паша! Да-да-ва-вай сза-сзади! – предложила я, дергаясь под его толчками.

     

     Я надеялась, что во время смены позиции он немножко остынет и не кончит так быстро. Отпихнув его от себя, я сползла со стола и принялась медленно расстегивать и снимать юбку. Пашка в ожидании смотрел на меня, держась за мокрый блестящий в свете ламп член и болтая ногой – стряхивая брюки и трусы. Юбку я аккуратно повесила на стул, на секунду отвернувшись. А в следующий миг уже лежала грудью на столе, чувствуя протискивающийся в меня сзади член. Движения во мне возобновились, заставляя меня вскрикивать еще чаще – в таком положении член проникал еще глубже, доставая до таких мест, которые я считала абсолютно недоступными. На ягодицах сжимались его пальцы, стискивая их так, что почти наверняка должны будут остаться синяки, но даже это добавляло мне наслаждения. Я чувствовала, что вот-вот взорвусь в оргазме и таки успела это сделать, восторженно заорав за несколько секунд до того как Пашка замер, изливаясь внутрь меня.

     

     Пока я приходила в себя, оставаясь в том же положении, Пашка отлип от меня, отдуваясь, и развалился сзади в кресле, рассматривая мои прелести. Что он видит я примерно представляла, так как однажды мне и самой стало интересно и я недолго рассматривала себя в зеркале в разных ракурсах сразу после секса. Наверняка все мокрое и блестит, большие губки развернуты, малые взлохмаченно торчат наружу, а покрасневшее отверстие еще приоткрыто и оттуда течет его сперма. Эти потеки я явственно ощущала на бедре. Пришлось заставить себя подняться и, в душе поблагодарив Ленку, достать из пакета салфетки и полотенце. Спермы, однако, оказалось много, как будто Пашка копил ее полгода. Пришлось идти в туалет, там, как я знала, есть и горячая вода. Юбку одевать не стала – кто меня тут увидит, просто зажала салфеткой истекающую вагину, взяла полотенце и пошла.

     

     Закончив гигиенические процедуры, поправила трусики и вышла в коридор. Пашкин кабинет находился за углом, примерно в середине П-образного коридора. Я завернула за угол, в хорошем настроении только что оттраханной женщины помахивая полотенцем, сделала пяток шагов… и из-за противоположного угла вывернул Сергей. Первой мыслью было – хорошо что мы уже закончили и он не слышал моих воплей. Еще через два шага до меня дошло, что юбка осталась в кабинете. Блузка, хоть и свободно болталась, еле прикрывала трусы. А дальше начинались голые бедра и вызывающие чулки в сеточку.

     – А я тут мимо проезжал. – сообщил Сергей, не отрывая взгляда от моих ног, когда мы встретились возле закрытой двери нужного мне кабинета. – Решил заскочить, посмотреть как тут у вас дела.

     – Работаем…

     – Ну да, чем бы вам еще заниматься…

     Я одернула блузку, стараясь прикрыться хоть ненамного больше.

     – Пашка там? – мотнул он головой в сторону двери.

     – Там.

     – Один? – посмотрел он мне в глаза.

     – Конечно! – возмутилась я на такое предположение. Я хоть и неверная жена, но порядочная, не шлюха какая-нибудь!

     – Может, я вам помешал? А то я пойду… – его взгляд задержался на блузке, там где просвечивали соски и снова опустился к ногам.

     – Нет, нисколько. Мы уже заканчиваем.

     – А-а-а… Оль, а вот меня ты тогда отшила…

     – Что? – не сразу поняла я.

     – Ну тогда, в кабаке. Что, Пашка лучше?

     – Ну что ты! – мне стало чуточку стыдно. – Сереж, ничем он не лучше. Просто… тогда еще я не готова была. А потом он подвернулся.

     – Поня-а-атно…

     – Ничего тебе не понятно! – меня обидело не столько само слово, сколько его тон. – Сереж, а ты меня хочешь?

     – Хочу. С того самого раза. – он снова посмотрел мне в глаза.

     – А сейчас хочешь?