Проститутки Екатеринбурга

кЛуб пО ИнТЕреСам. Часть 2

     Другая моя девушка после окончания института, устроилась работать секретарем-референтом в соседнюю фирму. На “свежую девчатину” слетелось местное “воронье” , но я успел первым. Обладая исключительно безупречным телом, она к тому же была, по выражению классика, просто “прелесть какая глупенькая” и заморочить ей голову не составило труда. Наше первое свидание, после нескольких торопливых обжиманий или легкого петтинга на ее рабочем месте, проходило на “явочной квартире” одной дружественной фирмы. Свидание было дебютным и мы, несколько опасаясь нежелательных последствий, решили прибегнуть к средствам защиты. В ближайшей аптеке средства нашлись только китайские.

     После первого телесного знакомства, изнывая от ее дивного, бархатного тела с гибкой талией, упругой задницы и медовой груди, я, раздвинув ее ноги своими, попытался войти в нее, она вдруг не вовремя вспомнила о китайцах. Дрожащими от возбуждения руками я вскрыл упаковку и выдавил на ладонь чудо китайской резиновой промышленности, оказавшееся почему-то густого синего цвета. Правда, надетым он заметно поголубел. Улыбаясь креативной мысли китайцев, она легла ничком, опершись на локти и подобрав под себя коленки, выгнула спинку, чуть приподняла вверх идеальные ягодицы, и я увяз в ней как муха в сиропе. Лежа, стоя, боком, спиной ко мне, лицом, по-собачьи, крестом, опять на боку, на спине, сидя, мы снова и снова впивались друг в друга, и не было сил вынуть из нее, а только долбить и долбить эту податливо-упругую плоть.

     Но наслаждение не может быть вечно и, кончив, мы отпали друг от друга. Она устало сползла с постели и, пошатнувшись, направилась в ванную, как вдруг я услышал ее смех. Шлепая по полу мокрыми ногами, она подошла к моему бездыханному телу и стащила с упавшего члена презерватив. Увиденное вызвало новый приступ смеха. Мой член, как впрочем и ее вагина оказались веселенького голубого цвета. Как выяснилось позже, смыть краску оказалось очень и очень не просто. Отсмеявшись, мы продолжили уже безо всяких средств, что положительно сказалось на эффективности. Если не считать частичной “смены окраски” , первое свидание прошло на отлично. Следующего свидания пришлось ждать долго. Жила она с родителями и ее отец, мужчина строгих правил, жестко контролировал дочь. Куда, когда, на сколько – все было по минутам. Дома не позднее 21. 00.

     Иначе разборки, скандал, слезы и прочие прелести тоталитаризма. Выкроить время на свидание ей было нереально сложно. Любой поход в кино или театр контролировался через подруг. Несмотря на это, она вдруг сделалась завзятой театралкой – мой друг тогда работал в одном из театров и на время спектакля уступал нам свой кабинет. Свои представления мы тоже прерывали на антракт, поскольку папенька изволил телефонировать для проверки. Надо ли говорить, что он встречал свое восхитительное чадо после спектакля? А чадо выходило к нему на нетвердых ногах, пошатываясь от усталости после “спектакля”. Летом, в пику родителям, она стала приводить меня к себе домой. Правда, когда те были на даче, а она оставалась под присмотром бабули – старой вохровки. Бабуля практически не ходила. Мы запирались у нее в комнате, и она позволяла делать с ней все, на что у меня хватало фантазии.

     

     Третья девушка вообще жила со мной в одном подъезде, этажом ниже. Называть ее моей девушкой, собственно, как и первых двух, в общем-то, неверно. Мы были знакомы с детства, вместе росли, учились в параллели. Она была давно замужем, муж ее частенько побухивал и довольно крепко. Свидания с ней были какими-то курьезными. Началось все со случайной встречи в подъезде. Она возилась с замком, мы поздоровались и я поднялся к себе в квартиру. Я уже успел умыться, переодеться и готовил себе ужин, как в дверь позвонили. На площадке стояла соседка. “У меня к тебе дело” , – сказала она и без приглашения вошла внутрь. Закрыв дверь, она спросила, глядя мне в глаза: “ты не мог бы вставить мне пистон?” Я не поверил ушам: “Не понял”. “Ну, пистон. Что тут непонятного?” С этими словами она поцеловала меня в уголок рта и через ткань брюк сжала мой член. Она резко развернулась ко мне спиной и, нагнувшись, уперлась ладонями в стенку прихожей, предоставив мне самому добираться до ее прелестей. “Слушай, я же не робот. Ты мне нравишься, конечно, и все такое, но так не делается. Да и не встает у меня по свистку” , – заупрямился я.

     Она поощрительно покрутила задом и подалась попой ко мне: “Снимай, я подожду, пока встанет” , – глухо сказала она. Я задрал подол платья ей на пояс и потянул к коленям трусики. Взгляду открылась чудесной формы крепкая, ладная задница с родинкой на правой ягодице. Расстегнув брюки, я вынул твердеющий член и прикоснулся им к гладкой шелковистой коже. Через мгновение он был уже в полной боевой. Слегка раздвинув ей ягодицы, я с трудом входил в ее вагину, в которую в этой позе было не так-то легко проникнуть. Внезапно член разом провалился во влагалище, и у меня перехватило дыхание. “Не встает по свистку, говоришь?” – ехидно поинтересовалась она. Она никак не реагировала на мои движения, я не услышал от нее ни единого звука, пока нетерпеливыми толчками накачивал ее. Нравилось ли ей, чувствовала ли она то же, что и я – я не знал и не знаю ответа. Тем временем меня уже пробивало от поясницы до макушки, и через несколько толчков я выстрелил в нее длинно, всадив член на всю глубину.

     Немного переведя дух, я почувствовал, как член опал в ней и выскользнул наружу. Присев, я надел на нее свалившиеся трусики и она выпрямилась, оправив подол платья. Не глядя на меня, она открыла дверь и вышла, а я остался со спущенными брюками и в полном недоумении, размышляя, что бы это значило? Ее визиты были всегда неожиданны: она могла прийти раз в неделю или раз в месяц. Позвонив по телефону, произносила лишь: “Пистон?” или звонила в дверь и когда я открывал, молча вопросительно вскидывала брови. Иногда я отрицательно качал головой, но гораздо чаще широко распахивал перед ней дверь. Курьез заключался в том, что она ни разу не прошла дальше прихожей. Привычно поворачивалась спиной, наклонялась, упираясь ладонями в стенку, и я трахал ее. Я никогда не видел ее полностью обнаженной, не видел ее груди, ее живот и клинышек курчавых волос на лобке я мог только ощущать ладонями. То, что было доступно моим глазам – ее шикарная задница, спина и бедра.

     Несколько раз она вваливалась ко мне в изрядном подпитии. Нарядная, с прической, макияжем, в вечернем платье, туфлях или босоножках на высоких каблучках и в чулках – они принимали гостей. В один из таких визитов, я приставил заранее смазанную лубрикантом головку члена к ее анусу и сильно надавив, ворвался в ее попу. Она охнула, но и только. С удовольствием выебав ее в зад, я услышал, как она пробормотала: “Было больно, но ты заслужил”. После этого случая она иногда говорила: “У меня мены” и это означало, что я могу снова вставить ей в задницу. Была ли на самом деле у нее менструация в этот день – я не знал, да и не хотел узнавать.

     

     И лишь однажды она позволила себе пройти в квартиру. Было это, когда она помогла мне выбрать проститутку. Как-то так случилось, что обе моих девушки оказались недоступны. У одной муж был в отпуске, а другая подхватила грипп и сидела дома. Третья приходила, когда хотела. Осатанев от желания, я нашел в газете номер телефона, по которому мне привезли на выбор шесть прелестниц. Соседка случайно встретила их, поднимающихся по лестнице и, неожиданно для меня, вошла следом. “Выбираешь? Берем вот эту” , – она указала пальцем на самую симпатичную блондинку. “Сударыня, не хотели бы вы задержаться?” – поинтересовался я у избранницы и остальные, ухмыляясь на “сударыню” гуськом потянулись вон. “Можно я посмотрю?” Ну как можно было отказать помощнице? Она прошла за нами в полутемную комнату и с ногами забралась в кресло в углу.

     Блондинке было по фигу, а я из-за неожиданной зрительницы скомкал программу пребывания и просто пригласил “покупку” раздеться. Соседка молча наблюдала нашу возню на диване, а я, без восторга от резинки, быстро вставил член в довольно привлекательное, но абсолютно аморфное тело. Никакого удовольствия это совокупление мне не доставило, но кончить все-таки смог. Справив нужду, я слез с терпеливой блондинки и снял с себя презерватив с излившимся семенем. Наскоро одевшись, я заплатил чаровнице и проводил ее до двери. Соседка тоже направилась домой, однако остановилась у двери и спросила кротко: “А еще раз сможешь?” Я мог. И пригласил ее в постель, но она привычно уперлась ладонями в стену и расставила ноги. Белье оказалось мокрым – хоть выжимай. “Я очень нервничала” – смущенно призналась соседка. Спустив трусики и привычно войдя в нее, я поплыл в ее горячей влаге. Не торопясь, с наслаждением я начал ебать вначале в истекающую соком вагину, а чуть позже переместил член в ее зад и быстро кончил. Повторюсь, это был единственный раз, когда она прошла в комнату. Все наши встречи так и происходят на скорую руку в прихожей, прямо около двери.