шлюхи Екатеринбурга

Клизма жене от любовницы

     Автомобиль “Ауди-80” затормозил у ворот поликлиники. На улице было жарко, и Оля щурилась на яркое июльское солнце из открытого окна автомобиля. Настроение портило только обшарпанное здание поликлиники и мысли о ней.

     

     – Я не хочу, – капризно буркнула она.

     Андрей снова вздохнул и провел рукой по Ольгиной ляжке (на ней были короткие джинсовые шорты и беленький топик) .

     – Котенок, ну: У тебя болит животик. Так?

     – Так, – кивнула Ольга.

     – Ты, извини, неделю покакать не можешь, так?

     

     Олечка была девушкой очень воспитанной в очень консервативной и интеллигентной семье, поэтому она, услышав слова Андрея, тут же покраснела.

     – Да, – снова кивнула она, но уже менее твердо. Воспоминания о болях в животе и последующих газах были не из приятных.

     – Андрей, я не хочу туда идти! Ну: ну живот сам пройдет, а они: Трубку какую-нибудь в рот засунут: Ну, Андрей!

     – Оля, не будь ребенком, – сказал, как отрезал Андрей. – Это твоё здоровье!

     – У тебя сегодня день рождения! – цеплялась Оля за соломинку спасения. Уж очень к врачу не хотелось. А живот продолжал болеть и приносить неприятные ощущения.

     – Вот именно в свой день рождения я хочу, чтобы моя жена была здоровой и веселой!

     – Сегодня воскресенье! – использовала она последний аргумент. – Там наверняка никого нет!

     – Но проверить-то нужно! Не будь ребенком, Олька, пошли. К тому же я рядом! – он улыбнулся.

     

     Больше спорить она не могла, из-за болей в животе не было сил. Оставалась только надежда на то, что в выходной никого в поликлинике нет. Они пошли в больнице, держась за руки. Ольга при этом шла как-то скрюченно, она боялась разогнуться и почувствовать новый укол в животе.

     

     В больнице врачей действительно не было, но какая-то вредная бабка сказала Андрею, что им могут помочь девочки из процедурного кабинета. Обзывая, про себя, бабку самыми последними словами Ольга засеменила за бодро шагающим Андреем.

     

     Наконец, когда они подошли к массивной, но обшарпанной двери Ольга смогла прочитать надпись. Бабка сказала, что помочь смогут девочки из “процедурной” , а на двери была табличка с мрачной надписью “клизменная”.

     – Дорогой, по-моему это не совсем тот кабинет, может поищем ещё, а?

     – Почему не тот?

     Ольга мотнула головой и прошептала озираясь на бабку-уборщицу:

     – Это же кли-змен-ная!

     Но бабка, не смотря на то, что говорила Оля шепотом, услышала:

     – В твоей ситуации, милочка, это одно и то же.

     

     Андрей усмехнулся, а у Оли подкосились ноги и закружилась голова. Воспоминания связанные с клизмой у неё были в основном из детства, и были эти воспоминания не самыми веселыми. К тому же, как уже было сказано, Оля воспитывалась в интеллигентной семье, да и: Если честно: Проникать в свою попу Оля позволяла только двум людям: гинекологу Надежде Сергеевне и маме. Об этом, правда, обе предпочитали не распространяться. Естественно, не позволялось это и Андрею. Трогать – трогай. А входить туда – ни-ни. Ольга была тверда в своих решениях.

     

     Тем временем Андрей потрепал Олю по коротким черным волосам и шлепнув легонько по попе прошептал на ухо:

     – Пойдем. Смелее. Я с тобой.

     Но Оле от этого было не легче: Единственное, что её радовало, так это то, что если уж и принимать клизму, от девушки, а не от мужика:

     

     ***

     

     В процедурной-клизменной за столом сидели две барышни. Одна – высокая красивая блондинка в легком белом халатике. А вторая среднего роста брюнеточка в зеленой докторской одежде. Вошедшие прервали какой-то разговор, до Ольги долетели только последние фразы. Говорила блондинка:

     

     -: И тут до меня доходит, что если я пытаюсь писать градусником, то моя авторучка, видимо, в жопе у этой студентки:

     Врачевательницы хихикнули и одновременно посмотрели на вошедших.

     – Велком, – улыбнулась блондинка.

     (Так как эта фантазия никак к детективу не относится, следует сразу внести ясность. Андрей слегка потрахивает одну из этих двух прелестных докторш. А именно брюнеточку в черном, имя которой – Юля. Продолжаем разговор:)

     – Можем вам чем-то помочь? – отложила какой-то журнал брюнетка.

     – Понимаете, барышни, у моей жены такая проблема:

     

     Андрей говорил не долго, но рассказал врачам абсолютно все. Про боли в животе, про недельное отсутствие стула, упоминал и про Олины газы. После этого упоминания и так красная Оля (мысли об унижении клизмой не давали покоя) стала вообще похожей на рака. К тому же боль никак не хотела проходить.

     – Вы сможете нам помочь? – закончил свой монолог Андрей.

     – Я думаю, – начала блондинка.

     – Она наша клиентка, – закончила брюнетка. У Оли после этих слов докторши засвербило между ног и она руками прикрыла попу. Девушка очень сильно верила в то, что промывание не понадобится. Уж лучше шланг в рот.

     

     (Снова нужно отметить, что брюнетка Юля вовсе не являлась специалисткой по промыванию желудка, а была она дежурным в отделении “скорой помощи” хирургом, зашедшей к подруге на чашку чая.)

     -Что ж, барышня, давайте мы вас посмотрим, – поднялась брюнетка из-за стола.

     – Юлия Александровна, – откашлялась блондинка, сделав страшные глаза, – давайте я пациентку посмотрю?

     – Спасибо, Мариночка, я уж как-нибудь сама справлюсь.

     – Иди, ничего не бойся, – подтолкнул Олю в спину муж. За это она была ему очень благодарна.

     – Вы знаете, молодой человек, – поднялась блондинка. – У нас тут будет женский разговор, думаю вам лучше выйти.

     – Нет, почему же? – улыбнулась Юля. – Супруг может остаться, если хочет. Я вижу, барышня боится, пусть поддержит. Поддержите, молодой человек? – Юля игриво улыбнулась.

     – Всегда готов! – приложил он по-пионерски руку к голове. Оля в этот момент чертыхнулась. Но все же просеменила поближе к врачам.

     

     Брюнетка и блондинка обошли её кругом, наконец, брюнетка (Оля поняла, что она здесь старшая) сказала:

     – Значит, говорите, животик болит? Давайте посмотрим, ложитесь на спину на кушетку. Сейчас мы вас пощупаем.

     От первого же прикосновения к своему животу противной брюнетки Оля почувствовала страшный спазм и поняла, что чуть-чуть иона снова пустит газы.

     – Угу, угу, угу, – щупала с умным видом Юля Олин живот. – Ага, так-так-так.

     

     Юля обернулась на блондинку, а та смотрела на неё и взглядом спрашивала: “мол, что происходит, подруга? Ты чего хлеб отнимаешь?” А Юля таким же проникновенны взглядом отвечала “подыгрывай, чего стоишь? Очень надо!”

     – Мне кажется: – начала Юля.

     – Юлия Александровна, мне кажется, необходим ректальный осмотр.

     – Что? – воскликнула Оля. – Какой осмотр?

     – Ректальный.

     – Это? Если я не ошибаюсь:

     – Это осмотр попы. Если быть точнее – прямой кишки, – блеснула знаниям Юля. – Вы не беспокойтесь, барышня, я в этом деле профессиАнал, – пока Оля не видела, Юля подмигнула Андрею.

     – А? А это прям так необходимо? Это правда, так нужно? – Оля еле сдерживала слезы и рвущиеся наружу газы.

     – Безусловно, – кивнула Юля. Она как каждая любовница недолюбливала жену любимого.

     – Оля, если врачи говорят, что нужно, значит нужно! – подыграл Андрей.

     – Вот. И муж вас поддержит! – поставила точку в дискуссии Марина.

     – Хорошо, что мне делать? – срывающимся голосом спросила Оля.

     

     – Вам? Да собственно ничего! – Юлю, как Остапа Ибрагимовича, несло. Ей нравилось, что она может поунижать соперницу в присутствии любимого. – Вы главное ничего не бойтесь и не стесняйтесь. Просто заголяйте попку, а всю работу сделаем мы! Правда, Марин?

     – Безусловно, – кивнула блондинка, теребя в руке авторучку. Эти манипуляции заставили Олю совсем загрустить.

Страницы: [ 1 ] [ 2 ] [ 3 ]

Пескоструйная обработка в Тюмени Пескоструйная обработка в Тюмени Квартирные переезды Уфа Натяжные потолки