Клинический случай (жестокий инфантилизм). Часть 5

     С трудом дотерпев до конца сказки, Коля наконец побежал в туалет. Там мальчишку ждало интересное открытие. В туалете отсутствовало деление на кабинки, но самое главное, не было нормальных унитазов, к которым Коля привык всю свою жизнь. Вместо них на небольшом возвышении прямо в пол были вмонтированы три эмалированных металлических приспособления, отдаленно напоминающих раковины. Разумеется они были без доски, зато с рифлёными платформами по обе стороны. «Туда наверное надо становиться ногами, — догадался Коля, — И сидеть над дыркой на корточках. » Прошедшие мимо Коли два мальчика так и сделали — сели на корточки каждый над своей дыркой. Оба почему-то были без штанов — в одних коротких майках и сандаликах.

     Коля быстро спустил до колен колготки и присел на корточки над свободным «унитазом». Мальчик по-прежнему был в шоке от странного туалета, хотя подобные унитазы были довольно типичными для детских садов и школ. Впрочем, Коля этого конечно не знал — он никогда не ходил в детский садик и разумеется не видел детсадовский туалет без кабинок. А в их элитной школе была дорогая импортная сантехника.

     Подумав, что такая дырка в полу всё равно лучше детского горшка, которыми всех заставляли пользоваться в ясельной группе, Коля приготовился какать, но тут в туалет вошла Вика. Появления в этом месте юной нянечки Коля никак не ожидал. Его первой реакцией было вскочить и натянуть колготки. У сидящих рядом мальчишек тоже были красные от стыда лица. Не говоря уже о том, что всем троим сразу расхотелось какать.

     — Куда вскочил? — улыбнулась Вика, направившись к Коле, — Кстати, почему ты в колготках? А ну-ка пошли со мной.

     Не дав Коле натянуть колготки, нянечка повела смешно ковыляющего мальчишку в первую, умывальную комнату.

     — Когда идешь в туалет, нужно снимать штанишки и оставлять их вот ту, на полочке у входа, — начала учить новенького мальчика Вика, — Такие у нас правила. Если пустить тебя в туалет в колготках, ты их мигом забрызгаешь.

     Не дожидаясь Колиной реакции, Вика бесцеремонно стянула с него колготки.

     — На первый раз прощаю, — сказала девушка, — Но если еще раз увижу, что присел над унитазом в колготках — сразу накажу.

     Коля вернулся к двум сидящим на корточках мальчикам. Теперь он понимал, почему те были без штанов.

     — Что сидите? — строго спросила детей вернувшаяся к ним Вика, — Забыли, зачем сюда пришли?

     Коля оглянулся на своих соседей — все конечно стеснялись какать в присутствии старшеклассницы. Было ужасно стыдно сидеть перед юной нянечкой без штанов, но Коле не оставалось ничего другого — только ждать, когда нянечка уйдёт.

     — Вы что разучились какать? — язвительно спросила мальчиков Вика, — Не испытывайте моё терпение! Кстати, я сейчас никуда уходить не собираюсь. Хочу, чтобы вы сходили по-большому прямо при мне. Все трое. Покажите своей нянечке, что умеете какать в унитаз, а не в штанишки.

     Вика достала из кармана своего белого халата секундомер. Удивлённый, зачем нянечке понадобился секундомер, Коля поразился еще больше, услышав, как запыхтели и начали тужиться сидящие рядом мальчишки.

     — Ага! — торжествующе улыбнулась Вика, нажав кнопку секундомера, — Сразу засуетились. Даю вам на всё две минуты: покакать и вытереть попу. Кстати я это потом проверю — как чисто каждый из вас ее вытер.

     Сидящий справа от Коли мальчик начал громко какать.

     — Молодец, Андрюша, — похвалила мальчишку Вика, — Начал тужиться и сразу получилось. А Павлик как старается! Сейчас тоже покакает. .

     Красный, как рак, Коля абсолютно не представлял, как можно какать на виду у старшеклассницы.

     — А ты почему не тужишься? — обратилась девушка к Коле, — Бери пример с Андрюши.

     Неожиданно со стороны Павлика раздалось громкое пуканье.

     — Ничего себе! — улыбнулась Вика, заглянув Павлику между ног, — Не зря так сильно тужился.

     Девушка перешла к Андрюше.

     — Стараешься не отставать от Павлика? — с улыбкой спросила она какающего мальчика, — Как хорошо вы двоем какаете. Только у Коли ничего не получается.

     Со стороны Павлика послышалось характерное журчание и Вика снова переместилась к нему.

     — Покакал и решил пустить струйку? — спросила она стесняющегося ребёнка, разглядывая его между ног, — Правильно. Нужно всегда писать после того, как сходил по-большому. К тебе, Андрюша, это тоже относится.

     Вика встала напротив Коли.

     — Про тебя я вообще молчу, — раздраженно бросила она, — Между прочим осталось меньше минуты.

     Коля повернул голову в сторону Павлика, который начал торопливо вытираться.

     — Не спеши! — сказала тому Вика, — Хорошо вытирай попу, потому что я потом проверю. Ты знаешь, куда отправляют тех, у кого грязная попа — в ясельную группу.

     Андрюша тоже начал поспешно вытираться туалетной бумагой.

     — Осталось тридцать секунд! — объявила Вика.

     Коля знал, что за отказ сходить по-большому его ждёт наказание, но он по-прежнему не мог привыкнуть к порядкам в клинике — прежде всего к прилюдному хождению в туалет. Андрюша с Павликом тем временем встали с унитазов и подошли к нянечке. Вика по очереди заставила мальчков нагнуться и вытерла каждому попу мокрой салфеткой. Нянечка осталась довольна результатом, потому что салфетка была сравнительно чистой.

     — Молодцы, — похвалила она мальчиков, — Можете одеваться.

     Андрюша с Павликом быстро вышли из комнаты.

     — А вот тобой сейчас придется заняться всерьез, — грозно сказала Вика Коле, остановив секундомер, — Ты почему не покакал? Даже не тужился!

     Коля смущенно молчал.

     — Вставай! — потянула его за руку нянечка, — Сейчас отведу тебя в процедурную. Узнаешь, что бывает с теми, кто вовремя не какает.

     Мальчик похолодел от испуга. Тон девушки не предвещал ничего хорошего.

     Не одевая Коле колготок, Вика вывела мальчика из туалета.

     — Так и пойдёшь, — подтвердила она, заметив, как восьмилетний мальчишка стесняется, — С голой попой.

     

     Как назло, процедурная находилась в другом конце коридора. Встретившиеся по пути юные девушки в белых халатах тихонько хихикали, показывая на Колю пальцами. Мальчишка попытался было прикрыться, но сразу же получил от Вики больный шлепок по попе.

     — Привела клиента! — объявила Вика, показавшись с Колей на пороге процедурной.

     Коля осмотрелся по сторонам. Процедурная представляла собой большую комнату с кафельными стенами. Пол тоже был вымощен плиткой, только потемнее. Вдоль одной из стен стояли в ряд аж пять пеленальных столов. Всю противоположную стену занимала прочная широкая полка, отделанная всё тем же белым кафелем. На этой полке стояли несколько детских ванночек и больших пластмассовых тазов. Из самой стены торчали краны и душевые насадки. У третьей стены стояли два стеклянных шкафа с разными медицинскими принадлежностями и высокий стеллаж со всякой всячиной: в основном эмалированными детскими горшками. Последня стена была почти полностью занята тремя большими окнами без занавесок.

     — Привет, Вика, — отозвалась девушка в белом халате, возившшихся на одном из пеленальных столов с раздетым догола мальчиком лет семи.

     «Медсестра» — догадался Коля. Медсестер было двое. На вид обе были чуть старше Вики — лет двадцать, не больше.

     — Что с твоим мальчишкой? — поинтересовалась у Вики вторая медсестра, — Не хочет какать?

     — Откуда ты знаешь? — удивилась Вика.

     — К нам обычно детей только с этим и приводят, — засмеялась девушка, — Чтобы поставили клизму. Пару минут назад этого из ясельной группы привели.

     — Придется тебе подождать, пока мы с Наташкой поставим этому мальчишке клизму, — сказала Вике вторая девушка, — Так сопротивляется, что мы даже вдвоем с ним с трудом справляемся.

     — Бедные, — вздохнула Вика, — А где Надя, ваша старшая медсестра?

     — Отпросилась домой, — сказала девушка, которую звали Наташей.

     — Вам помочь? — предложила Вика, — Тебе, Марина, не тяжело одной держать мальчишку?

     — Конечно помоги, — обрадовалась Марина, — Я уже сама хотела тебя попросить.

     Вика подошла к процедурным медсестрам, оставив Колю стоять у двери. Один вид ревущего и вырывающегося ребенка на пеленальном столе внушал Коле ужас. Ему хотелось развернуться и убежать из страшной комнаты.

     — Не дает помазать попу вазелином, — пожаловалась Наташа.

     — Давай перевернем на спинку, — предложила Марина.