Катя и Настья. Часть 2

     
«Нет, вторая клизма будет для тебя, Настенька!». «Но, Иван Иванович, зачем мне нужна клизма? Разве я вам говорила, что у меня запор?», недоумевала девушка. «Конечно, запор, я это по твоим глазам вижу», я нагло блефовал, «ты ведь тоже сегодня не какала, не так ли?». «Она не какала ни вчера, ни сегодня, я это точно знаю», в наш разговор вдруг вмешалась Катя. «Ну, Катя, ты предательница, зачем это надо было говорить?», упрекнула её Настья. «А что, я от тебя получила клизму, а ты хочешь от неё улезнуть?», ехидно ответила Катя. «Хватит ссорится, девушки!», я перебил их, «иди, Настья, наполняй себе клизму, ты знаешь теперь, как это делается. А ты, Катя, после того, как покакаешь, будешь помогать мне клизмовать Настью, ладно?». «Ладно, но отпустите меня быстрее на горшок!», согласилась Катя. «Вот, погоди ещё пару минут, пока Настья приготовит себе клизму, тогда я тебя отпущу», я ответил. Настья стала дрожащими руками наполнять водой кружку Эсмарха, я пристально наблюдал за ней. «Не забудь, Настенька, добавить в воду соль и вазелиновое масло!», я её напомнил. «Не забуду!», девушка пробормотало в ответ. Здорово размешав ложкой жидкость в кружке, Настья повесила её на крючке, вкрученном в стенку помещения. «Правильно, пусть пока повисит там!», я одобрил её действия, «а сама иди сюда, помоги поднятся Кати на ноги!». Настья подошла к кушетке, на которой лежала её подруга, протянула ей руку, та ухватилась за неё и вскочило на ноги.

     Я продолжал держать сжатыми ягодицы девушки, ни на секунду их не отпуская. Мы вместе с Катей галопом пробежали несколько шагов до унитаза и только здесь я наконец оторвал свои руки от Катиной попы. Девушка грохнулась на горшок. Сначало из неё вылилось часть впущенной воды, затем стали выходить какашки. Они были такие большие и твёрдые, что загромоздили задний проход. «Иван Иваныч, меня застопорило!», захныкала девушка. «Тужся, Катенька, счас всё выйдет!», я ей ответил. «Нет, я боюсь, что мне будет больно!», ученица стонала. «Дай руку!», я ухватился за правую ладонь Кати. «Теперь делай глубокий вдох и затем стисни мышцы ануса изо всех сил!», я приказал. Девушка послушалась. Раздался звук, похожий на пушечный выстрел, и через пару секунд твёрдые какашки залпом вывалились из кишечника девушки. Катя, судя по выражению её лица, почувствовала огромное облегчение. Комнату наполнил сильный, вонючий запах, характерный старому, залежавшемуся калу. Я спустил воду в бочке, а Настья спросила: «Ван Ваныч, можно открыть окно?». «Конечно, можно», я ответил, «а ты, Катенька, продолжай тужится, выжми всю каку до конца, ничего не оставляй в животе, иначе у тебя снова возникнет запор!». «Да, небеспокойтесь, Ван Ваныч, я всё выкакаю!», девочка ответила. Она просидела на горшке примерно 15 минут, время от времени попукивая и выталкивая из себя остатки клизменной жидкости и размягченного кала. Наконец кишечник девушки окончательно опустошился. Катя встала с унитаза, долго и тщательно подмывала свою промежность и задний проход водой из под крана, напоследок вытерла всё туалетной бумагой и опустила сорочку вниз. Мы с Натей внимателбно наблюдали за её действиями.

     «Ну, а теперь, Настья, твоя очередь подставлять попу для клизмы!». «Ван Ванич, а может всё-таки не надо?». «Надо, Настенька, обязательно надо! Подыми сорочку вверх… так, хорошо, теперь ложись на спину и раздвинь ножки по сторонам!». «Ван Ванич, вы хотите мне палец в сраку засовывать? Не надо, Катя уже проверяла, у меня там пробки нет. Давайте лучше тогда сразу ставте клизму!». «Не учи ученого!», я сердито возразил, «я лучше знаю, как с тобой надо поступать! Ложись на спину и разведи ноги, тебе сказано!». Настья нехотя выполнила приказ. Промежность её было очень похожа на Катину, только волосики были черного цвета и, следовательно, сквозь них хуже просматривалась половая щель девушки. Я почувствовал, как мой член снова заволновался и пытается вырватся из брюк. «Спокойно, Ваня, спокойно!», я мысленно себя тешил и сделал глубокий вдох. Затем я опять намазал палец правой руки вазелином и приложил его к анальному отверствию девочки. «Ну, Настенька, сделай небольшую пукочку!», я сказал ученице. Та стиснула мышцы заднего прохода, дырочка раскрылась и я спеша засунул туда свой указательный палец. «Ой!», застонала Настья, «мне больно, Ван Ванич!». «От чего же, Настенька?», я изумленно спросил, «ах да, кажется понял, у тебя тут трущина в прямой кишке. Видно, возникла из-за того, что у тебя часто бывают запоры и ты сильно тужишся, чтобы выжать каку, не так ли?». «Наверное, так!», покраснев согласилась девушка. «Ну чтож, придется тебе пару недель ежедневно поделать клизмочки с вазелиновым маслом. Небойся», я начал успокаивать девушку, увидев ужас в её глазах, «это будут небольшие клизмы, объемом где-то 200-300 мл каждая». Настья на это ничего не ответила, лишь тяжело вздохнула. «Катя, неси сюда клизму!», я приказал, «пробку у Насти я не обнаружил, видно запор у неё где-то глубже в толстой кишке. Ничего, счас мы всё размоем и прочистим!». «Ван Ванич, мне поварачиватся на бок?», Настья спросила. «Да незачем, Настенька, клизму можно делать и в таком положение, как ты лежишь сейчас», я ответил.