шлюхи Екатеринбурга

Катенька. Часть 3

     – Нет, я так не могу! Всё, перестань! – сказала Катенька и развернувшись лицом к стене подтянув к себе колени, принялась изо все сил засыпать.

     Мне было понятно, что говорит она эти слова только для того, чтобы не казаться доступной и распущенной, тогда как сама уже все решила. Стянув под одеялом трусы и прижавшись к ней сзади, я вновь запустил руку под футболку и сдавил ей грудь, нащупав между пальцами затвердевший сосочек. Смочив слюной палец, я снова поласкал его, я чувствовал ей это очень нравится, она вновь неровно задышала.

     Вдоволь наигравшись с ее плотными шариками я снова отправился в путешествие по ее юному телу. От промежности исходил жар и вообще под простынкой было очень жарко от наших тел и я откинул ее в сторону. Свет уличного фонаря проникал в нашу комнату и подсвечивал мою красавицу, упругие бедра, полоска трусиков и ее жаркое дыхание – я совсем потерял голову: смочив слюной пальцы и смазав таким образом головку своего члена, я придвинулся ближе, уверенным жестом вновь отодвинул в сторонку трусики и приставил головку к губкам, которые были невероятно влажные, как впрочем уже и трусики. Не медля ни секунды я скользнул внутрь и ее губки плотным колечком пустили меня в горячую влажную глубину.

     В этот момент Катя издала грудной стон и выпрямила ноги, отчего мой член выскользнул наполовину, но уже было поздно: я цепко держал ее таз руками и, прижав к стене снова заставил согнуть ножки в коленках. Как только я снова вошел на всю длину, волна невероятных ощущений захлестнула меня. Катя выгнула спинку мне навстречу, отчего я смогу полностью погрузиться в ее влагалище, первые несколько секунд я не двигался, а лишь сильно прижался тазом к ее ягодицам, ощущая как мой член нащупал что-то твердое и вместе с тем невыразимо приятное.

     Волна приятных ощущений накрыла меня, все разумное оставило всякий смысл, я чувствовал только лишь горячее молодое тело в своих руках и влажное тепло там, где соединялись наши молодые тела. Я двигался все быстрее и быстрее, практически вколачивая свой каменный орган в узенькое, но такое мокрое влагалище своей сестры. Задыхаясь от нахлынувших эмоций она сначала негромко, а затем в полный голос застонала, что придало мне уверенности и заставило все крепче ее сжимать. Продолжать на боку было не очень удобно и я шепнул ей на ушко, чтобы она легла на спинку.

     Тяжело дыша, вся в мелких капельках пота, она подчинилась моему желанию. Я стянул с нее, ставшей уже совсем не нужной футболку и в свете уличного фонаря, хорошо освещавшего мою комнату на 3-м этаже, увидел юное и такое желанное тело, то, что из любого мужчины сделает настоящее животное. Сосочки её оформившихся сисечек были твердыми и шершавыми на ощупь. Я приблизил свое лицо к ее личику и поцеловал в полные и такие сладкие губки, Катя тяжело дышала и жадно хватала воздух. Я привстал на руках, она обхватила меня одной рукой за шею, а вторую положила на ягодицу, одновременно широко развела свои прелестные ножки и, согнув их в коленях, выгнула спинку навстречу моему члену.

     Губки ее влагалища были настолько влажными, что смазка блестела и теплыми влажными каплями стекала ниже по бедрам, я медленно вошел только головкой, как бы подразнивая свою сестру, в тот же миг, она надавила правой рукой на мою поясницу, как бы приглашая войти поглубже, и я, поддавшись, полностью вошел в неё, о тех пор пока наши лобки не столкнулись до легкого болезненного ощущения. Внутри нее я почувствовал легкое давление на головку и догадался, что достал до шейки матки, в ответ на это моя сестренка глубоко вздохнула и немого ойкнула.

     

     – Тебе больно? – испугался я, прошептав ей в ушко.

     – Нет, совсем, нет – не своим голосом выдавила она, – Не останавливайся! –

     Меня не нужно было упрашивать и я заработал как отбойный молоток, ее влагалищные мышцы были очень сильными и, образовывали плотное мышечное колечко при входе, что доставляло нам дополнительное удовольствие, несмотря на то, что у нее было очень много смазки, и, как я смог потом убедиться, под нами образовалось большое мокрое пятно, не только на простыне, но и на диване. Катя пищала подо мной и широко расставив ножки принимала меня всего, подмахивая мне при этом бедрами.

     Я почувствовал знакомое всем мужчинам чувство: в моих яйцах собирался заряд и приятное щекочущее чувство не оставляло сомнений – я был близок к оргазму. В другой ситуации и с другой женщиной я бы, пожалуй, успел бы высунуть и выплеснуть свое семя ей на живот, но тут я был в таком азарте, что даже и не подумал об этом. Успешно миновав точку не возврата, я почувствовал невероятно острую волну наслаждения, которое, рождаясь где-то там, сначала в мошонке, затем в животе, разгоняло жгучую такую яркую волну по всему телу, одновременно напряжение достигло своей высшей точки, напряглись все мышцы, я крепко сдавливал её грудную клетку и изо всех сил пригвоздил ее таз к дивану.

     Тут я почувствовал как горячая липкая жидкость уже устремилась по каналу к своей цели: я кончал в нее так сладко и долго, что, казалось, этому не будет конца, мой член пульсировал и выплескивал все новые порции спермы, вслед за первой, самой сильной, куда-то туда, прямо в шейку матки. Видимо желая доставить мне больше удовольствия, Катя сжала свои интимные мышцы изо всех сил, и я почувствовал, как оказался в тесном капкане, который выдаивал каждую каплю моего семени. Отдышавшись, я откинулся на спину и лег рядом. Мы оба тяжело дышали и были абсолютно счастливы: не думалось про последствия такого необдуманного шага, случайную беременность, да и то, как мы, собственно, будем впоследствии общаться друг с другом.

     – Мне немножко не хватило, чтобы кончить с тобой – призналась моя милая сестренка, шепотом, глядя в потолок. Она перебирала мои волосы руками и я был самым счастливым мужчиной на свете.

     Я решил немедленно разрешить это недоразумение и, спустившись книзу оказался между ее широко расставленных ножек. Я любовался ее красными, такими натруженными губками и красной бусинкой клитора, который выглядывал из под своего капюшончика. Кровь приливала, во время нашего безумства, и сейчас её губки плотным красно-бурым колечком охватывали вход. Из ее дырочки струилась терпкая и липкая жидкость, насколько я мог судить, под ней уже была целая лужа. Приблизившись, я отчетливо почувствовал знакомый и такой привычный запах семени, смешавшийся с ее собственными выделениями.

     Я нежно коснулся пуговки клитора самым кончиком своего языка и удивившись тому, насколько он был плотным, вызвал легкий стон и выдох у своей сестренки, она приподняла таз, навстречу моему умелому язычку и замерла в сладострастном ожидании. Я касался ее только язычком и очень нежно под капюшончиком ласкал ее горошину, руками она прижимала мою голову к своей промежности и, казалось, силой заставляла делать меня то, что мне так нравилось. Взяв ровный темп, мы уверенно двигались к оргазму, свободной рукой я провел по ее губкам, смочив указательный и средний пальцы на правой руке, я медленно ввел их в ее такое горячее лоно.

     Нащупав бугорок на передней стенке, я ритмично его поглаживал, что сразу, по-видимому, сказалось на том огромном наслаждении, которое испытывала моя сестренка: она выгнула спинку и напрягла бедра, ноги были слегка согнуты в коленях и тоже напряжены, она вся пылала и глубоко дышала, выдыхая пронзительные стоны, отчего мой орган снова пришел в движение. Я чувствовал что ей оставалось совсем чуть-чуть и тут она вдруг замерла на секунду, глубоко вздохнула и с грудным криком зашлась в мелких судорогах оргазма. Мои два пальца, остававшиеся в её таком влажном влагалище ритмично сжимали мышцы вагины молодой девушки, я хотел было их убрать оттуда, но она почувствовав это взяла меня за руку и оставила их там. Катин оргазм продолжался примерно секунд 30-40 и почти все это время её малышка подрагивала и я это чувствовал.

     Когда она наконец пришла в себя, я лег рядом, накрыл её одеялом и нежно поцеловал в пухлые губки. До утра оставалось всего несколько часов…

Пескоструйная обработка в Тюмени Пескоструйная обработка в Тюмени Квартирные переезды Уфа Натяжные потолки