шлюхи Екатеринбурга

Карие и бездонные глазищи-2. Часть 5

     Да-а: Воспитывать такое вот юное подрастающее девчячье поколенье – это, конечно же, ответственность. Хотя бы даже и в виде одной такой вот влюблённой в тебя соплячкиной. Но зато результат-то на выходе будет просто ошеломляющим! Когда эта юная детка уже по-настоящему так вот станет твоей женой и будет с гордостью носить на пальчике твоё колечко. Это взрослую суку ты не удержишь ничем. Ни печатью в паспорте, ни своим кольцом, которое она будет втихую снимать, блядуя на стороне.

     Юное сердце девчёнки любит искренне, а с годами это и вообще перерастёт в пожизненную привязанность. А пока же: пока она была в ванне, я всё ещё находился под впечатленьем того, да как же доверительно-то и как же тёпленько-то прямо так вот – тёпленько шла мне ещё совсем только недав-но в ладошку моя горячая сперма, когда я понимал и чувствовал в тоже время, что она идёт по живым и невообразимо нежнейшим аж прямо таким вот девчячьим именно кишочечкам!!! Прямо в мою сладкую девочку! В моего кареглазого и рыжеволосого ангела!!! Бо-о- -о-о-оже: да эта Женя для меня – просто драгоценность!!! Как же мне взять-то её на этот раз, чтобы прочувствовать бы снова все-все её тёпленькие и живые такие до бесподобия внутренности?? ! Чтобы аж прямо сойти бы опять с ума, когда моя свежая и горячая сперма пойдёт ей без презерватива, наживую, тё-ё-ё-ёпленько прямо так вот – притёпленько: и чтобы я понял бы, насладился бы снова тем, что она пошла моей юной жене аж прямо опять же куда-то там в матку!!!

     По живому девчёночьему её мясу, по тёпленькой и уже такой знакомой мне всей этой тугости, – и прямо чтобы обязательно опять же ей в матку!!! Чтобы она была бы в этот момент у меня в яйцах вся!!! Она вот, девчёнкина, да ещё чтобы обязательно бы и в разложенном прямо напрочь виде, и чтобы она, деточка, была бы у меня в яйцах, в основаньи моего члена, ну вот вся бы прямо – вся-вся-вся – прився!!! Чтобы по-настоящему бы насладиться тем, что ты вдул молоденькой именно ещё такой вот до невозможного девчёночкиной!! Такой вот нежненькой и хрупенькой прелести!!! Не поскромни-чал и засадил ей по самые-самые аж прямо вот именно кишки!!! Господи, а возьму-ка я её, пожалуй, у себя на кухне. Прямо на стираль-ной машинке. А что? Идея! Никогда ещё не ебал на ней до этого ни одну девушку! А так тоже хотелось бы попробовать. Как оно вот, девушку, безумно ещё такую вот именно молоденькую, – и оприходовать её, родименькую, прямо на стиралочке!!! Ну ведь интересно же, а?! !

     Не знаю, как вам, но мне вот, например, интересно. Как же она будет на ней ощущаться-то?? Нежненькая вся-вся прямо такая вот и хорошенькая! Нет, ты понимаешь конечно же, что абсолютно так же, как и на столе, но всё равно, всё равно, чёрт возьми, хочется попробовать. Тем более, если ты знаешь, что машинка-то ещё никем до этого не пробованная. Вот и обновим её сейчас молоденькой пятнадцатилетней девчёночкиной! Чтоб работалось бы ей потом на радостях лучше. Да чтобы ты и сам бы уже знал потом, каждый раз имея с этой машинкой дело, засовывая в неё бельё, что когда-то прямо на ней твоя мутная сперма проходила с приятненьким таким усилием в тугие, да-да, именно вот прямо ещё в тугие такие вот, в толком-то даже ещё и не разработанные, но в наинежнейшие тем не менее, в живые и в такие уже тёпленькие – притёпленькие аж прямо до невозможного девчёночьи кишочечкины!!! Когда разложенная девчятинка была вся-вся-вся и до последнего у тебя в яйцах!!! А ты же весь-весь был в ней, в деточке!!! В своей любимой юной жене! С которой тебе дозволено заниматься сексом где угодно; хоть на потолке, хоть в самом космосе, да хоть там даже и на Луне!!! Уж такие- -то вот молодые сердца, как наши с ней, всегда найдут при желаньи, где и как принадлежать друг-другу:

     – Евгения! Родная!!! Я тут, на кухне. – вот зову я девчёнку, слыша, как она вышла из ванной. – Иди, милая, сюда!!! Только туфельки свои сразу же возьми в коридоре. Хорошо?

     И вот улыбающаяся, голенькая эта Сказка, держа в своей хрупкой ручонке туфельки, заходит уже ко мне на кухню. Господи, ну ка-кая ж она у меня, и в самом деле, прелесть-то, а!!! Да красивее своей юной жены я ещё и в жизни ничего не видел!!! Рыжие вьющиеся её локоны прямо льются ей на плечи, голая грудь, лобочек, ножки – всё в ней, в такой вот изящненькой, стройненькой и тоненькой, просто абалденно! Идеально!!! Юное просто совершенство, и всех делов-то! И как же, чёрт побери, приятно осознавать, что это абал-денное юное рыжеволосое совершенство, оно будет сейчас с тобой тут вот, прямо на кухне, ебаться!!!! ! Да я аж дурею, честное слово, от самого только пониманья того, что со мной будет ебаться сейчас такая вот молодая и безумно красивая девчёнка!!! О сексе с которой ещё лишь позавчера, поглядывая на неё тогда украдкой в кафушке, я мог только лишь мечтать! Чтобы брать и засовывать бы так вот зап-росто свой член в письку такой вот полностью абсолютно на всё на это согласной, голенькой, молоденькой и бесподобно красивенькой до изумленья девочкиной!!! Когда эта голенькая лапка ещё и будет сверкать на тебя при этом своими счастливыми глазами:

     – Это мне? – смеётся вот тем делом голая Принцесса, беря из моих рук упаковку с чулками и раскрывая её.

     – Конечно же тебе, моя милая!!! Потому что твои хорошенькие ножки должны выглядеть ещё идеальнее! Просто сказочно как кра-сиво!!! Ты же постараешься для меня? А, детка? . .

     И вот улыбающаяся девчёнка уже садится как есть, голышом, на табуретку и принимается облачать свои изящненькие и тоненькие ножечки в чёрный капрончик. Господи, да красивее женских ног я ещё, честное слово, даже и не видел-то, чем вот эти вот, молоденькие такие вот и девчёночьи! Принадлежащие моей любимой и очень ещё молодой женщине!!! Драгоценной моей юной жене!

     – А они мне как раз. – радостно произносит Женя, уже поправляя с удовольствием кружевные резиночки на своих ещё чуть-чуть пух-леньких именно таких вот девчёночьих ляжечках, подтягивая их пальцами по всей этой безумно аппетитненькой и пухленькой такой мя-коти прямо уже вот чуть ли – чуть ли не к самим тем впадинкам, что, при раздвинутых её бёдрышках, переходят ей сейчас, так вот плав-ненько и заманчиво, в промежность. Уже к тому самому именно месту, где у неё вот, у юной моей Принчессочки, имеется совсем-сов-сем уже прямо так вот рядышком и пися её сладкая. И я прямо вижу сейчас её молоденькую эту писькину, куда я опять же буду её, деточку, сейчас шпарить! – Как я понимаю, туфли тоже ведь обувать? – смотрят на меня тем делом на полном серьёзе её огромные и впечатляющие аж прямо такие вот до безумия глазищи, когда девочка и сама уже понимает, что будет сейчас по-натуральному брать прямо вот так вот опять же и трахаться!!! Трахаться со взрослым и любимым ею мужчиной!

     И она, наскучавшаяся по мне за вчерашний день, уже относится к этому о-очень даже как серьёзно, со всей ответственностью юной леди! Когда девочка, она уже и не девочка вовсе даже, она уже юная вот именно леди, и она уже понимает, что должна не просто ебаться сейчас со мною, как какая-то там девчёнка, подснятая в кафушке, а делать всё для того, чтобы её любимый мужчина с ума бы просто от неё сошёл, чтобы он ежесекундно прямо так вот наслаждался бы тем, что она у него молоденькая девушка! А для этого она обязана делать всё это с ним элегантно, причём очень-очень даже так вот элегантно и красиво; в чулочках, в туфельках!!! Всё именно так, как он, миленький, этого и хочет! Ебать её вот, рыжеволосую юную свою леди:

     – Ну, господи, Женечка, конечно же! Сладкая ты моя!!! Туфельки тоже. Я же ведь хочу просто абалдеть от тебя!!! Понимаешь?! !

     Девчёнка, лукаво смеясь, надевает туфли. И вот, подведя эту изящненькую, стройненькую голенькую пятнадцатилетнюю “козочку” уже в одних лишь только туфельках и чулочках к стиральной машинке “BOSCH” , на которой я ещё ни одну – ни одну девушку никогда до этого не пробовал, и на которую я специально для этого дела положил сейчас подушку, чтобы моей драгоценной юной жене было бы не так уж жёстко упираться своими девчёночьими лопатками в стену, я беру её, такую лёгенькую, подсаживаю с ходу на эту стиралку и вот, о боже: вот у меня в руках уже оказываются в момент её абалденненькие аж прямо такие вот, шершавенькие от капрончика, моло-денькие и нежненькие – принежненькие такие до изумленья бёдрышки, которые я прямо тут же, не задумываясь, потащил встороны!!! Моя девочка глядела мне прямо в глаза, когда я раскладывал её перед собой послушным и голеньким уже именно таким вот лягушо-ночкиным!

     И этот лягушоночек мой сладкий с рыжими вьющимися локонами волос и в красных туфельках, показывая мне вот так вот прямо наглядно, что он – молоденькая девушка и что его, в связи с этим, можно сейчас конечно же на этой самой стиральной машинке отьебать, он вот уже и подставляет, подставляет мне, мой родименький, как на ладошке, вместе со всей своей девчёночьей промежнос-тью, и подмытую в ванне, чистенькую – причистенькую, свеженькую именно такую вот, как она вот прямо у него и есть, свою писю с имеющимися в ней пухленькими и слегка волнистыми такими вот лепесточечкиными. Да-да, именно вот с лепесточками! В девчёночь-ей письке вот этой вот, принцессиной, имеются мягенькие и такие мне уже знакомые, просто обворожительные лепесточки, заставляю-щие мой хуинище аж прямо, ну вот гудеть, буквально прямо разрываться от натуги!!!

     – Евгения, ты ведь у меня уже взрослая девочка? А?!

     – У-угу: Конечно. – закусив губы и улыбаясь, смотрит на меня прямо в упор моя юная жена.

     – Тогда давай, детка, своими чёрными вот этими вот ноготочками, го-о-о-осподи, да как же они мне нравяться-то, а, такие вот у тебя чёрненькие, ты их всегда, деточка, в такой лак крась, ладно?