Проститутки Екатеринбурга

Каникулы Володи Пчелкина. Часть 8

          
В “солдатском” купе прежде всего бросилось в глаза множество мокрых трусов, развешенных для просушки где только можно, а затем в нос шибанул сильный запах водочных компрессов, которые мама прикладывала больному Павлику. Стол был накрыт с несколько необычным по тем временам изобилием – жареные куры, копчёная рыба, варёная картошка, малосольные огурчики, редиска, пучки зелени и прочая снедь еле умещались на нем, внизу стояли две пустые бутылки из-под водки. Моему появлению почему-то все сильно обрадовались: “Вовик, а мы теперь тоже пионеры, смотри!” – сидевшая с краю Наталья встала, и я увидел, что она абсолютно голая. Ошалело оглядевшись, я не заметил никаких признаков одежды ни на ком из солдат или девушек. Так вот почему трусы везде висят! Наталья кокетливо крутилась, выставляя напоказ то плоский живот с пучком тёмных волос внизу и стройные красивые ноги, то белую круглую попу. “А что – трусы все промокли, наше купе – самое последнее во всём поезде, так что ни прохожих, ни патрулей – так почему же и не покайфовать? А как здорово без трусов – ну признайтесь, девчонки!” Все одобрительно загалдели: “И чего мы, дураки, давно не разделись! Вовик, давай к нашему шалашу!” Мне дали какую-то бумажную тарелку, и со всех сторон стали подкладывать лучшие куски. Только тут я вспомнил, что с утра ничего не ел, и набросился на еду. Володька-моряк разлил всем граммов по 50-60, а Алевтина воскликнула: “Девки, парни – ну сколько можно жрать? Давайте после этой остановимся – червячка заморили, пора и делом заняться!” – “Это как – паровоз толкать?” – “Сам ты – паровоз, давайте сыграем во что-нибудь!” – “Опять в дурачка?” – “А что – хоть и в дурачка!” – “Заебали своим дурачком – это я опять лишняя получаюсь!” – Наталья взяла бутылку, слила весь остаток себе в стакан и быстро выпила – никто и глазом моргнуть не успел. Даже и не подумав надеть трусы, она схватила начатую пачку “Беломора” и спички, и выскочила в тамбур, сильно хлопнув дверью. “И чего девка бесится? Ну трое нас, трое – а вас четверо! Не разорваться же! Ладно, давайте выпьем лучше!”

     Все выпили и закусили, а толстуха спросила: “А играть-то на что будем?” – “На раздевание!” – последняя реплика вызвала целую бурю смеха. Когда все немного успокоились, Галина сказала: “Действительно надоел ваш дурачок, давайте в другое во что-нибудь!” – “Ну а во что?” – “Да хоть в задания с наказанием, или в фанты!” – “А как это – в задания?” – “Ну вот, например – простоять на мостике одну минуту, а кто не сделает, или сделает хуже всех – того наказываем!” – “Правильно! Того по жопе ремнём!” – “Ну нетушки! Девочек – полотенцем, только, чур – сухим!” – “Может, ещё промокашкой? Что же это за наказание будет?” – “Братва – спокуха! Я и сухим полотенцем так жигану, что мало не покажется!” – сказал погранец. “Ну ты уж особо не старайся, Толечка, а то самому потом не за что лапать будет!” – “Короче – Галка, начинай!”

     Галина повернулась лицом к столу, спиной к проходу и, грациозно изогнувшись, встала на мостик. При этом все так и уставились ей между ног, до того здорово была видна её писька! Но девушка и не думала стесняться – наоборот, как можно шире раздвинула ноги. Через минуту все зааплодировали, а я удивился: “Вот вам и простушка”!” Следующим мостик делал Рысев. Хотя его тело и не было таким гибким, как у Галины, но три года в армии, как видно, не прошли для него даром, и мостик получился очень приличным. Но парень по всей видимости всё ещё находился под впечатлением от голой подруги, потому что его раздутый член сильно торчал вперёд и вверх и казался огромным. Толстуха даже воскликнула: “Ванечка, ну ты и гигант!”, а Володя-матрос аж подпрыгнул от возбуждения: “Я придумал, придумал! Нафиг ваши мостики!” – Все повернулись лицом к нему. “Да вот, я же дочке в подарок кольца везу – знаете, которые на хобот слона набрасывают? Так я, как Ванькин “хобот” увидел, так и подумал сразу – давайте соревноваться, кто на своём “хоботе” больше колец удержит! У меня ведь 10 штук – два набора!” Все девушки дико захлопали в ладоши: “Ура! Даёшь! И ремнём по жопе!” (Догадались, видно, что соревнование их не касается!)

     Володя достал две коробки и вынул из них аж десять пластмассовых колец. Кого сейчас удивишь кольцами из пластика? А тогда это была роскошь, мы все обычно играли самодельными, выпиленными из фанеры. “Провокатор начинает!” – “Ой, да запросто!” Володька повернулся лицом к столу и выставил свой здоровенный торчащий даже немного вверх член. “Володечка, давай я тебе помогу!” – Алевтина плотно охватила рукой его кукурузину и стала энергично двигать кожу назад и вперёд. “Ну ты не перестарайся, подруга!” – Володька мягко отстранил её руку. “Первый пошёл!” Галя и толстушка стали с двух сторон навешивать кольца на торчащий член парня: “Раз! Два! Три! Четыре! Пять!” Лишь после пятого кольца член принял строго горизонтальное положение, а от шестого кольца заметно наклонился вниз. “Ну что же ты, Володечка! Ну посмотри, какая тебя пещерка дожидается!” – Закричала Алевтина и подскочив, раздвинула пальцами свою письку. Но морячку это уже не помогло – стоило Галине повесить седьмое кольцо, как член поник, и всё свалилось на пол. “Ура! Семь колец – первое место!”

     Следующим вышел Рысев. Его член тоже торчал вперёд и вверх даже сильнее, чем у морячка, и хотя был поменьше по размеру, но ненамного. Галина обхватила его ладошками и смачно поцеловала в оголённую красную головку. (Да они все совсем пьяные! – догадался я наконец, – ну где это видано – целовать письки! Маленьким девчонкам ещё простительно – дурочки они, а тут – взрослая девушка, да ещё такая красивая!) Рысев полностью выдержал восемь колец, и лишь на девятом всё обрушилось. “Ну вы, деревенские, даёте!” – только и промолвила Алевтина.

     Здоровенный член погранца показался мне удивительно красивым (хотя по длине он лишь немного превосходил Володькину “кукурузину”, но зато был значительно толще) . Согласитесь, что у большинства взрослых дядек писюны какие-то корявые, а этот был ровным, без изгибов и почти без бугров. Даже Алевтина воскликнула: “Вот это прибор!”, на что парень пробасил: “Ну будет вам, девчонки, баламутить – где там колечки-то?” Все десять колец ни на градус не изменили строго горизонтального положения “прибора”, и после минутного замешательства толстуха с криком “Победа!” бросилась его целовать и обсасывать. Погранец оттолкнул её довольно грубо: “Ну я же сказал – БУДЕТ! Пошли лучше Володьку наказывать! Ну, моряк – становись в позу!” Матросик оттопырил попу и опёрся руками о столик боковой полки. “Нет – ниже, ниже!” Пришлось Володе прогнуться, и Галя с толстухой отвесили ему десять ударов солдатским ремнём. К моему удивлению (игра всё-таки!) , били девушки довольно сильно, особенно усердствовала толстуха. Но моряк не проронил ни звука, несмотря на моментально появившиеся красные полосы на снежно-белых ягодицах. Лишь сев на мягкий матрас, парень немного злорадно улыбнулся: “Ну а теперь, девчонки – ваша очередь! Испытание сами придумаете, или мне помочь?” – “Ну уж нет, ещё чего не хватало! Давайте, девки, в бутылочку!” – “Это как – на поцелуйчики, что ли? Не годится, не годится!” – “Да нет – как прошлый раз у Оксаны! Ну, пиздой поднимать с завязанными руками!” – “А – вот это кайф, мы согласны!” – “Только приседать здесь негде – давайте пока со стола всё уберём!” Девушки и солдаты моментально перенесли всю снедь на боковую полку, предварительно опустив столик, а Галина даже протёрла стол чьими-то трусами с вешалки.

     “Ну что – по жребию?” – Первой влезать на стол пришлось толстухе. Немного постояв на столе и освоившись, она сказала: “Только как же руки связывать? Тут ведь так шатает – попадаем все! Давайте лучше мы руками за полки держаться будем! Всё честно получится – до бутылки не дотрагиваться!” Все согласились, а Алевтина поставила на стол пустую водочную бутылку. Толстуха присела, широко расставив ляжки и стараясь держаться вертикально. Ярко-розовая щель открылась навстречу горлышку бутылки. Продолжая приседать, толстуха полностью погрузила его в тело, а затем начала медленно вставать, сжимая бёдра. При этом бутылка так и торчала из её письки. Полностью выпрямившись, толстуха даже привстала на цыпочки и спросила: “Вопросы есть?” Алевтина аккуратно вытащила из неё бутылку, и все шумно зааплодировали.

     Следующая по жребию шла Галина. Половые губы у неё были тёмно-коричневыми, хотя сама пещерка между ног оказалась лишь чуть более красной, чем у толстухи. И усаживание на бутылку и вставание получилось у неё даже более красиво. Более того, уже стоя с бутылкой в письке, она отвела левую ногу в сторону (задев Володьку-морячка по уху) насколько это было возможно в тесном купе, а бутылка даже не выпала! Это вызвало новый приступ восторга. Особенно неистовствовала Алевтина: “Подруга, как ты это делаешь? У тебя там что – тиски? А меня научишь?” Когда она сама влезла на стол, я невольно залюбовался стройными ногами девушки. Бутылка очень глубоко погрузилась в тело атаманши, но как только та начала вставать – сразу же выскользнула назад. Немного смутившись, Алевтина закричала: “Три попытки, три попытки!” – “Алька, да ты не засовывай глубоко, одно горлышко захвати!” Алевтина села неглубоко, в теле скрылись лишь колечки на бутылочном горлышке, и стала медленно вставать, изо всех сил стараясь удержать бутылку в своей письке. На этот раз бутылка поднялась от стола сантиметров на десять, но опять выпала. То же повторилось и в третий раз. “Ну что, красавица – готовь жопенцию! Ваня, зайди с другой стороны!” Алевтина высоко оттопырила круглые ягодицы, но в отличие от Володьки зачем-то широко расставила ноги, так что между ними стала отлично видна её писька и даже дырка в попе. Уж я бы ни за что так не сделал, окажись на её месте, скорее бы сжал ноги, да и ягодицы тоже!