Проститутки Екатеринбурга

Кандалы

Жизнь в далекой колонии человечества на противоположной Земле от центра галактики звездной системе была сурова и требовала особого отношения ради выживания. В городе, где жила Мелисса, существование Земли считалось таким же мифом, как единороги, драконы и инопланетяне. В ее реальность похоже верил только учитель истории.

Дисциплина была важнейшим правилом номер один в городе. Мелисса совсем не собиралась нарушать распорядок дня, строжайшее правило отца быть дома не позже восьми часов вечера. В среду папа и мама приходили домой уже очень поздно, когда их дети ложились спать. Мелисса и ее брат Трэвис, должны были проводить вечер дома одни. Но в эту среду ее парень Маркус праздновал день рождения и получил в подарок от родителей машину.

Мелисса ничего не знала о машинах, хоть и научилась водить, как было положено. Машина Маркуса была красная и блестящая, и он разрешил ей сесть за руль. Мелиссу учил водить отец, но только по далекой пустынной дороге за городом. Маркус же разрешил Мелиссе ехать через центр, где все могли ее видеть. Она была так счастлива, что свернув в переулок, где никого не было, сделала Маркусу минет прямо на переднем сидении. Если бы кто-то проходил мимо и заглянул в окно, то он бы увидел как девушка сосет член парню, а тот залез рукой под юбку и ткань трусиков, и ласкает там щель.

Стоны девушки показывали как ей хорошо и Маркус поощрял ее действия, лаская большую грудь третьего размера. Мелисса считала, что скоро уже не сможет заниматься в команде легкой атлетики, так мешали прыгающие мячики в бюстгальтере. Сосать в машине было очень неудобно. Мелисса могла бы взять в рот больше, но под таким углом туда помещалась только головка.

Ее подруги рассказывали, что парням нравится больше. Она неловко изогнулась и неожиданно член полностью вошел в рот до основания. Ее нос коснулся лобковых волос Маркуса. Парень застонал. Мелисса начала испытывать приближающуюся тошноту и не могла дышать. Однако Маркус потерял контроль, крепко удерживал голову и начал кончать. Мелиссе не оставалось ничего другого, как все проглотить. К ее счастью парень быстро пришел в себя, понял, что девушка в беде и вынул член. Мелисса кашляя отстранилась, по лицу текли слезы.

— Детка, ты самая лучшая! — Сказал Маркус. — Я тебя люблю! Я буду тебя любить вечно! Лучше тебя никого нет!

Мелисса в миг забыла все свои неприятности. Он ее любит!

Маркус поцеловал ее в мокрые глаза, лизнув соленую слезинку.

— Я хочу любить тебя еще больше. Я хочу целиком принадлежать тебе. — сказал он.

Они уже говорили об этом. Маркус хотел большего. Мелисса пока считала необходимым хранить девственность. Их интимные отношения ограничивались поцелуями, ласками, мастурбацией и минетом. Однажды Мелисса разрешила ему лизать ее киску и испытала сказочный оргазм.

— Ну понятно, — сказал Маркус. Если бы я встречался с какой-нибудь Сарой, то она бы позволила бы любить себя больше.

Сара по слухам трахалась с каждым парнем, с которым вела отношения. Даже отсасывала каждому симпатичному мужчине, который ей мог понравиться.

Конец вечера прошел в угрюмом молчании. Маркус отвез ее домой и не поцеловал на прощание, хотя после минета он ее никогда не целовал.

Было поздно. Родителей еще не было. Брат уже спал у себя в комнате. Мелисса почистила зубы и легла спать. Сон не шел. Она думала о Маркусе, сексе, Саре, невинности и не знала что делать. В конце концов мысли свелись только к Маркусу и сексу. Рука, незаметно для Мелиссы, залезла в штаны пижамы и стала гладить щель в тайном месте девушки. Другая рука трогала набухшие соски. Мелисса вспомнила, что хорошие девочки так делать не должны, и убрала руки, положив сверху одеяла.

Ее разбудил будильник и она поспешила первой занять ванную. Справила малую нужду, приняла душ, почистила зубы и стала смотреться в большое зеркало. На Мелиссу из зеркала смотрела обнаженная привлекательная девушка с грудью третьего размера и выбритым лобком. Подруги говорили, что парням так нравится, и Мелисса брила.

Маркус вознаградил ее старания, лаская рукой. Мелисса вспомнила такой момент и провела по лобку рукой. Крем для депиляции, который она использовала перед душем каждый день, работал безупречно. Ей нравилось трогать свой голый лобок без волосиков. Вчера она осталась неудовлетворенной. Мелисса постаралась забыть приличия, взяла зубную щетку и ввела обратным концом во влагалище. Она иногда мастурбировала так, снимая напряжение.

— Эй! Ну там долго еще, мне очень надо в туалет, — снаружи начал энергично стучать в дверь брат.

Романтическое настроение было необратимо потеряно. Мелисса спрятала зубную щетку и завернулась в банное полотенце. Вышла, освобождая помещение. Голая под полотенцем пошла завтракать.

Отец читал что-то на планшете и пил кофе. Мать готовила омлет для Трэвиса. Мелисса села есть оладьи и пить молоко.

— Что это? — Спросила она отца, показывая на конверт, лежащий на ее месте.

— Прочитай, — сказал отец.

Письма всегда отправлялись по электронной почте. Но что-то важное этикет требовал распечатывать и вручать лично.

“Уважаемый Директор Гарднер, просим освободить Мелиссу от посещения колледжа в ближайшие пятницу и субботу. Она нарушила Дисциплину и будет наказана двухдневным заключением в кандалах около нашего дома. Пожалуйста уведомите всех преподавателей, чтобы они дали ей задание на дом. Мелисса будет в колледже не позднее следующего понедельника. С уважением, мистер и миссис Донелли.”

Письмо выпало из онемевших рук Мелиссы на стол. Прочитанное просто было невозможно. Она похолодела. Внутренности скрутило. Руки вспотели. Она долго не могла вымолвить и слова.

— Но… я… — выдавила она.

— Но ты это сделала, — сказал отец. — И не смотри на брата таким взглядом, он ничего не сказал. Если честно, ты нас очень подвела. Мы с матерью всегда так тобой гордились.

— Но… я… — опять она смогла прошептать только два слова.

— Когда ты начала встречаться с парнями у нас был уговор. Ты была согласна понести наказание в случае его нарушения.

— Простите меня, папа и мама. Я виновата. Я всегда теперь буду приходить домой к восьми. Вчера была случайность. Я не заслужила ЭТОГО!

— Ты знаешь, что нарушила Дисциплину, и что должна научиться Ответственности. Лучше раньше, чем когда будет слишком поздно. Я — мужчина, и несу Ответственность за свои слова. Так лучше для Семьи и для Общества. Ты должна стать женщиной своего слова и научиться Ответственности любой ценой.

Мелисса посмотрела на печальные лица матери, отца, брата. Трэвис обычно радовался ее неудачам, но сейчас был грустен, сопереживая.

Четверг в колледже прошел ужасно.

Понятия школы на их планете не было. Дети начинали ходить учиться так рано, как могли, и учились до такого возраста, пока не приобретали максимально возможные профессиональные навыки по их способностям. Учебное заведение для краткости все называли словом “колледж”.

Директор запер оригинал письма в сейфе и поручил ей вручить копии каждому преподавателю. К вечеру о событии знали все. Другие студенты перестали с ней говорить. Обедать рядом села только ее подруга Таня. Мелисса была искренне благодарна Тане за попытки утешить.

Кандалы на позорном столбе были традицией города со времен основания. Виновных в нарушении Дисциплины заковывали в них на какое-то время. У некоторых семей кандалы были на закрытом дворе, куда не допускались посторонние. Но большинство уважали традиции предков и устанавливали позорный столб на улице перед домом. Нарушение Дисциплины считалось тяжким преступлением.

Заключенный считался изгнанным из общества посторонним человеком, не имеющим никаких прав. Никакие законы не распространялись на “Чужого”. Каждый мог подойти и делать что хочет. Таня провела сутки в кандалах два года назад и забеременела. На ее беду недалеко от дома приехали рабочие устраивать аллею деревьев. Ее трахали целый день и всю ночь. Кто был отцом ребенка неизвестно. Но через девять месяцев Таня родила крепкого чернокожего малыша с карими глазами и черными волосами, совершенно не похожего на всех рыжеволосых белых мужчин в ее роду.

Пытаясь успокоить Мелиссу, Таня говорила, что все прошло не так страшно как казалось. Это надо пережить как неприятную процедуру в кресле гинеколога.

Она прошептала: “Я даже возбудилась, когда отец порол меня голую по попе”.

Мелисса была шокирована, услышав это. Она не могла представить как можно испытывать сексуальное желание по отношении к отцу.

— Первым был мой парень, — продолжала шептать Таня. Это даже было хорошо, потому что до этого мы не занималась сексом. Он имел меня как хотел и сколько хотел. Но потом ему пришлось уйти.

Уходить из колледжа домой никак не хотелось. Она осталось одна в аудитории, где слушала курс высшей математики.

— Беспокоишься по поводу завтрашнего дня? — Спросила подошедшая преподаватель.

Мелисса думала, что осталось одна и позволила себе плакать. Отвечать не было сил. Маркус ее бросит после такого. У нее никогда не будет своей счастливой семьи.

— Беспокоиться — нормально, — сказала миссис Оливия. Позволь дать тебе совет. Представь, что все происходит не с тобой, Мелисса Донелли, а с посторонним человеком. Представь, что тебе безразлично, что он чувствует, и что с ним происходит. В глазах Бога, Семьи и Общества тебя не будет. Будет “Чужак”. Помни это. Ты не первая девушка, которую наказывают. Они это пережили, и ты переживешь. Я знаю о чем говорю. Во дворе колледжа сейчас стоит пустой позорный столб. Много лет назад он не всегда стоял пустой как сейчас.

Мелисса подумала, что миссис Оливия может многое рассказать о себе, а возможно и о том, как учились в колледже родители Мелиссы.

Мать ждала ее возвращения. Она принесла в комнату Мелиссы молоко и ее любимые шоколадные печенья.

— Ты принесла все домашние задания? Лучше начать раньше. В воскресенье может не быть достаточно времени.

— Что это? — Спросила Мелисса ее, показывая на таблетки.

— Две красные — слабительное. Лучше прими их сейчас, им нужно время, чтобы подействовать. Тебе предстоит стоять на улице перед домом 48 часов. Если внутри что-то будет, ты очень испачкаешься. Белая — снотворное. Тебе нужно хорошо поспать сейчас. Возможно у тебя не будет возможности спать до воскресенья, когда перестанут приходить гости.

— Гости? Что ты говоришь, мама? Эти “гости” придут насиловать твою девственную дочь! — Закричала Мелисса.

— Нет, моя дорогая. Завтра перед нашим домом будет стоять “Чужой” человек.