шлюхи Екатеринбурга

Как же хорошо, когда рядом близнецы

    Сашенька стояла на балконе, завёрнутая в большое махровое полотенце после душа, на обнажённых плечах поблёскивали невытертые капельки воды, намокшие кончики волос прилипли к спине.

    — Есть кто живой? Я дома! – приглушённо, из-за закрытой двери, раздался жизнерадостный голосок Насти, которая с утра успела куда-то упорхнуть и вернуться неожиданно быстро…

    Саша не стала отвечать, усмехнувшись про себя и ожидая, когда же её благоверная сама обнаружит её. Хотя ведь проще простого – дверь на балкон стеклянная – всё на обозрении…

    Девушка даже и не обернулась. Не дрогнула она даже тогда, когда донёсся до слуха едва заметный скрип открываемой двери: послышались мягкие, почти кошачьи шаги. Вздохнула глубоко, когда почувствовала прохладные ладони у себя на плечах.

    — Нашла! – горячее дыхание щекочет кожу, Настя покрывает мягкими поцелуями шею своей девушки, прижимается к ней сзади, руки её скользят с плеч вниз, сжимают грудь через ткань полотенца. От этого прикосновения Сашенька не может сдержать ещё один судорожный вдох. Позволяет жадным рукам разгуливать по всему телу, подставляясь под прикосновения, весьма покорно, до поры – до времени.

    Настя безапелляционно стаскивает с неё полотенце, позволяя тому упасть вниз, разворачивает девушку к себе, оглядывает долгие полминуты ненасытным взглядом.

    — Я, вообще-то, собиралась работать… – негромко, почти шепчет, как будто бы нарочито обвиняюще.

    — Ну, так я ничего и не делаю… – Саша подстёгивает этим почти безразличным тоном, прищуренными глазами и закушенной губой.

    — Ты невозможная! – девушка ощутимо шлёпает её по ягодице, поглаживает попку, сжимая упругую плоть. Пальцы скользят к промежности, Настя припала губами к груди, покрывает поцелуями, покусывает, лижет сосочки, чем вызывает томное мурлыканье, что очень даже воодушевляет. Пальчики подруги дразняще скользят по влажной промежности, касаются клитора, после проникают совсем неглубоко.

    Саша выдерживает недолго…

    Буквально хватает девушку за плечи, притягивает к себе – впивается жадным нежным поцелуем в пухлые губы, вылизывает её сладенький ротик, и почти не глядя, срывает блузку…

    В этот раз обошлось без оторванных пуговиц, но вот с юбкой так не повезло: от желания как можно быстрее снять её, застёжка явно деформируется – однако это позволяет скинуть вниз мешающий кусочек ткани.

    — Эй, и вот куда это ты упорхнула без белья? – щурясь, рассматривает уже обнажённую Настю, оторвавшись от её сладеньких губ.

    — Совсем от рук отбилась? – в голосе проскальзывают игриво-грозные нотки, от которых Настю просто дрожь предвкушения пробирает.

    — Где-то ходила!.. – начала легкомысленно, подливая масла в огонь, но закончить начатое не получилось, ибо весьма резко оказалась развёрнутой лицом к окну и нагнутой над подоконником, Настя успела только руками упереться, а то бы грудью легла.

    Негромко вскрикнула, когда на ягодицы ощутимо опустилась ладошка, после четвёртого шлепка уже стонала в голос, приглашающе водя задом и безмолвно прося ещё, это здорово возбуждало – и когда ощутила, наконец, пальчики любимой именно там, где они нужны были больше всего. Захлебнулась воздухом буквально от прикосновений к клитору, поводила бёдрами, стараясь потереться ещё сильнее.

    — Ещё!.. – Настя жадно стонет, прогибаясь в поясничке. Почти кричит, когда Сашенька начинает резко входить в неё сразу тремя пальцами, дрожит всем телом и скребёт ногтями по подоконнику.

    Сашенька свободной рукой толкает девушку в спину, заставляя буквально вжаться грудью в подоконник, продолжает проникать в неё пальцами резко и быстро, не меняя ритма.

    И никто из них не заметил, как негромко открылась-закрылась входная дверь, и мягких осторожных шагов никто не услышал, и то, что Женя, – брат-близнец Сашеньки, – который обитал тоже в этой квартире с разной периодичностью, несколько минут с жадностью наблюдал за происходящим…

    Он просто не мог оторвать взгляд от двух обнажённых девушек, одна из которых была буквально зеркальной копией его самого. В штанах стало тесно, и Женя моментально возбудился. Нет, иногда он наблюдал волею случая подобные сцены, но сейчас это было нечто «крышесносное». Женя совершенно не мог стоять в стороне от происходящего…

    Безмолвно парень подошёл к сестрёнке со спины и с огромным удовольствием стал сжимать ладонями упругие ягодицы. Сашенька дёрнулась, вскинулась, обернулась, но, увидев, что никого постороннего нет, улыбнулась весьма коварно и продолжила доводить до исступления свою девушку, проникая в неё уже четырьмя пальчиками. Настя же только поскуливала, уже почти ничего не соображая от накрывающего её удовольствия.

    Женя во все глаза смотрел на выпяченную попку Настеньки и на то, как пальчики его сестры легко скользят в неё, он сглотнул – ему итак было жарковато, а тут вообще воздуха стало не хватать. Ущипнув хорошенько сестрицу за попку, мягко отвёл её руку от девушки, чем вызвал недовольный стон последней. Ему тоже очень захотелось попробовать… – как это будет ощущаться, – именно сейчас, – именно так…

    Два его пальца легко проскользнули во влажное разгорячённое лоно Настеньки. Женя приласкал подушечкой большого пальца клитор – упиваясь дрожью девушки. Сам он уже был возбуждён почти до предела, но ему хотелось ещё и ещё…

    Три пальца. Четыре уже с некоторым трудом, всё же у него ладонь больше, чем у сестрёнки.

    Настя жаждуще раздвигает ножки шире, прогибается по-кошачьи, стараясь дать больше доступа и получить как можно большее наслаждение…

    Женя не сдерживает стона, чуть сгибает ладонь, сомкнув пальцы вместе, и протискивается в девушку всей ладонью – очень медленно, осторожно, заслушиваясь её криками. Переводит взгляд на любимую сестрёнку и ему сразу становится совсем мало воздуха…

    Сашенька стоит рядом с ними, приоткрыв рот, периодически облизывая свои губы – смотрит на всё это действо, как загипнотизированная, и откровенно ласкает себя – теребит клитор, проникает в себя длинными пальцами, свободной рукой пощипывает сосочки.

    Такое ему снилось только в очень порочных снах. Женя тянет к сестре вторую руку, поглаживает упругую грудь, живот, ласкает бёдра, не прекращая, между тем, доставлять удовольствие Настеньке всей рукой.

    Негромкий протяжный стон Саши сплетается с откровенными вскриками Насти, у Жени просто крыша едет. Он начинает ласкать сестру пальцами, напротив медленно и нежно, доводя почти до помешательства, медленно проникая пальцами – то замирая, то продолжая движения.

    Сашенька в долгу не остаётся, Женя почти сразу чувствует, как её умелая ручка поглаживает его по вздыбленной ширинке, расстёгивает змейку, пуговицу и сжимает член сквозь ткань белья. У него от такого в глазах почти темнеет, он ускоряет движения и почти сразу чувствует, как неистово сокращаются мышцы Насти – почти до боли сжимая его руку, слышит её крик и всхлипы.

    Настя обмякает, дрожит, откровенно лёжа на подоконнике, хнычет, чувствуя, что Женя убирает руку и не может отдышаться. Девушка совершенно не сопротивляется, когда Саша тянет её на себя, прижимается грудью и нежно целует любимую в шею.

    Женя в стороне не стоит – обнимает их обоих, однако долго в обнимку так не стоят, потому что неудовлетворённый парень начинает откровенно тереться членом о бедро Насти.

    Сашенька легко смеётся, на её лице появляется весьма многообещающее выражение, она быстренько присаживается на подоконник, приглашающе раздвинув ноги, упирается спиной в стекло. Настя понимает этот «намёк» сразу, склоняется к ней, придерживаясь за бёдра подружки, начинает с жадностью вылизывать её промежность, откровенно работая нежным язычком. Саша вновь водит попкой, давая тем самым руководство к действию.

    Женя, тем временем, избавляется от мешающей ему одежды, освобождая, наконец, перевозбуждённый член. Пристраивается сзади и входит в тело Настеньки одним плавным сильным толчком. Их стоны звучат почти в унисон, а движения быстро пришли в единый ритм.

    Первой не выдерживает Сашенька, – она низко стонет, выгибается, наваливаясь всем телом на прозрачное оконное стекло, – дрожит, зажмурившись.

    Настя с Женей кончают почти одновременно – он с силой, сжимает её за талию, а она почти до синяков впивается в бёдра своей девушки…